В Книжной гостиной Академии прошло заседание Византийского кабинета, посвященное музыкальному наследию И. С. Баха

22 марта в Книжной гостиной прошло очередное заседание Византийского кабинета, посвящённое теме «Духовная музыка И. С. Баха в свете Православия». Мероприятие традиционно провели священник Игорь Иванов и Игорь Борисович Гаврилов. В заседании приняли участие постоянный участник «Византийского кабинета» Сергей Феликсович Тухленков и Ирина Валентиновна Болдышева – петербуржский композитор-органист. Также присутствовали учащиеся Академии и епархиальных курсов.

В начале заседания отец Игорь познакомил присутствующих с новой разработкой Издательства – разделом на сайте, посвященном деятельности «Византийского кабинета».

Далее отец Игорь сказал несколько слов об особенностях лютеранского мировоззрения, отметив, что некая связь между византийской традицией и духовной музыкой Баха может быть усмотрена в опыте личного обожения, о котором в свое время говорил преподобный Симеон Новый Богослов, напомнив своим современникам о главной цели христианской жизни – богообщении. В этом контексте как раз и характерно то, что индивидуальное аскетическое устроение (например, впоследствии «пуританизм») и неприятие духовного формализма (индульгенции и т.п.) были основанием и лютеранского отношения к сути христианства.

Продолжая разговор о духовных аспектах музыки, И. Б. Гаврилов подчеркнул, – нужно помнить, что мы также говорим о Бахе как о музыкальном толкователе Библии. Музыка – это богословие в звуках, чему Бах – яркий пример. Бах – традиционалист, собиратель (и ни в коей мере не радикал-революционер) великой средневековой музыкальной традиции, Бах – сумма звучащей теологии. Бах – гениальный пример славословия Творца. Бах – великая альтернатива всему низкому и вульгарному в современной музыке.

В своем докладе С. Ф. Тухленков рассказал про три периода жизни И. С. Баха, отметив, что Бах по своей сути все-таки был регентом, церковным человеком. Он стремился, прежде всего, к благополучию своей семьи (у Баха было 20 детей), а не к мирской славе. Что касается его глубокой христианской настроенности, можно отметить такой факт: в 30-е годы ХХ века была обнаружена Библия, принадлежавшая Баху, с его пометками на полях, которые свидетельствуют о высокой духовности Баха.

И. В. Болдышева отметила, что в творчестве Баха активно используется «агогика» – средство выразительности, свойственное органной музыке, задающее музыке некое «живое дыхание»: замедление при восхождении, ускорение при нисхождении мелодии. Эта динамика выражает не страстное, а духовное (бесстрастное, аскетическое) устроение человека. В этом плане музыка Баха – абсолютно бесстрастна, в ней как бы стоит некий «фильтр» целомудрия.

Традиционно заседание «Византийского кабинета» прошло в формате ученого чаепития.

Пресс-служба СПбДА


Опубликовано 22.03.2019 | | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter