Первое заседание «Византийского кабинета» было посвящено 70-летию со дня кончины Вячеслава Иванова (1866-1949)

25 октября 2019 года в Книжной гостиной Духовной Академии состоялось первое в этом учебном году заседание научно-просветительского проекта «Византийский кабинет», и было посвящено 70-летию со дня кончины Вячеслава Ивáнова (1866–1949).

Ведущими круглого стола на тему «Вячеслав Иванов (1866–1949): поэт, философ, христианин. К 70-летию со дня кончины» традиционно выступили авторы проекта — главный редактор «Русско-Византийского вестника» священник Игорь Иванов и Игорь Борисович Гаврилов, заместитель главного редактора журнала.

В мероприятии приняли участие ученые из Санкт-Петербургского государственного университета, Института русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук, Санкт-Петербургской Духовной Академии.

С основным докладом «Византийская традиция в позднем творчестве Вячеслава Иванова» выступила доктор филологических наук, профессор СПбГУ Светлана Дмитриевна Титаренко. В ее докладе был рассмотрен процесс преломления традиций византийской эстетики в «Повести о Светомире царевиче» и других сочинениях мыслителя.

Открывая заседание, священник Игорь Иванов рассказал о деятельности «Византийского кабинета» и о журнале «Русско-Византийский вестник». Отец Игорь особо подчеркнул, что личность и творчество Вячеслава Иванова нам интересны именно в контексте пересечения античной, византийской, русской и европейской традиций в его наследии, для которого характерны полифоничность и вселенскость, равно как и амбивалентность вкупе с метафизичностью, символизмом и реализмом, ставящие поэта в ряд крупнейших литераторов России.

В свою очередь Игорь Борисович Гаврилов добавил, что Вячеслав Иванов был не только писателем-гуманистом, сочетавшим как славянофильскую, так и романтическую линии, но и выдающимся представителем русского эллинизма, прошедшим через искушение ницшеанством.  Игорь Борисович предложил такой вопрос для обсуждения: как сочетались в творчестве Вячеслава Иванова обращенность к западной культуре и верность русско-византийской традиции, что особенно сказалось в его «Повести о Светомире царевиче»?

Отвечая на этот вопрос, слово взяла Светлана Дмитриевна Титаренко, отметив, что «византийство» поэта явно прослеживается в его произведениях, написанных после отъезда из России в 1924 году, и достигает своего апогея именно в «Повести о Светомире царевиче» — как бы духовном завещании мыслителя, отразившем его взгляды на историю мира и человечества. Это сочинение представляет собой своего рода христианскую мифолого-символическую утопию, где через религиозный экфрасис как некую иконичность изображается чаемое царство «агиократии».

Продолжая эту мысль, кандидат философских наук Евгений Михайлович Титаренко сделал акцент на вставленное в «Повесть…» «Духовное послание пресвитера Иоанна», в котором духовно-символическая иконография спасения земли тесно связана с топографией — реальной и символической (например, образы Кремля и Успенского собора как центра земли).

В свою очередь, доктор культурологии Ольга Борисовна Сокурова подчеркнула, что В. Иванов в эпоху глобальных катастроф ХХ века пытался посредством нравственно-религиозного искусства повлиять на обновление и пересоздание действительности. Но именно этот утопизм был характерной чертой Серебряного века, в искусстве которого ярко проявилась тяга к хилиастическому утопизму преображения земли (от символистов и хлыстов к революционерам). В его основе лежит острое недовольство собой, обществом, миром и самой искусственностью искусства, а творчество связано с разрушительными тенденциями. Тем не менее, В. Иванов, будучи «реалистическим символистом», считал, что нужно «ценить плоть мира» и идти от «реального к реальнейшему», обретая истинный смысл в том, что находится за пределами мира, культуры и искусства.

Поддерживая эту тему, кандидат богословия доцент Александр Васильевич Маркидонов уточнил, что само разобщение человечества с горним миром привело и к кризису культуры, и к мировым войнам. И, конечно, утопичность является двойником иконичности, ее подменой, ибо она не ведет к выходу в эсхатологию, к ситуации, когда человек чает «облечься в нетленное». Именно это слово «облечься» использовал В. Иванов, говоря о некоем «посвящении» как приобщении к новому реальному духовному опыту сверхисторизма.

Последним выступил Игорь Борисович Гаврилов, подытожив, что В. Иванову удалось, несмотря на увлечение взглядами антивизантийца В. Соловьева и нигилиста Ф. Ницше, прийти и к оправданию византийского синтеза античной культуры и христианства, и избежать критики исторического христианства, устремившись целиком к поиску в образах и символах идеала Единой Церкви, живущей любовью ко Христу и человечеству.

В завершение встречи слушатели и гости кратко обсудили вопросы, вызванные темой круглого стола. Было высказано пожелание глубже рассмотреть как «византийство» Вячеслава Иванова, так и специфику искусства Серебряного века в контексте русско-византийской ментальности.

Традиционно заседание в Книжной гостиной прошло в форме ученого чаепития.

Пресс-служба СПбДА


Опубликовано 25.10.2019 | | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter