В. Капитонов. Палитра слова Бог.

В. Капитонов. Палитра слова Бог.

Поистине, ни одно из существующих слов не вызывает такой палитры чувств, как слово «Бог». Нет ни одного человека, который был бы совершенно индифферентен к нему. Положительные эмоции или отрицательные эмоции; живо переживаемые в данный конкретный миг или лишь легким эхом звучащие в воспоминаниях – это то, что так или иначе просыпается в сердце человека при звучании слова «Бог».


«Бог – это самое отягощенное слово человеческого языка. Нет другого такого замаранного, такого искромсанного… Поколение за поколением люди переваливали на это слово тягость своей исполненной страха жизни, придавливая его к земле; оно валяется во прахе и несет на себе всю их ношу. Поколение за поколением раздирали это слово в религиозных распрях; за него они убивали и умирали; на нем отпечатались их пальцы и запеклась их кровь… Они рисуют образину и подписывают: “Бог”; они убивают друг друга и говорят “во имя Божье”… Мы не в состоянии отмыть добела слово “Бог”… но мы можем такое, какое оно есть, запятнанное и изодранное, поднять с земли и водрузить над собой в час величайшей нужды».[1]

Бог. Перефразируя Александра Сергеевича Пушкина, хочется сказать его словами: «Как много в этом звуке для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!» Действительно, много. Но среди этого многого неизменно есть и проблема. Бог как проблема. Проблема понимания и принятия Его таким, какой Он есть. Пусть мы знаем, что Господь непостигаем и в этом отношении Он больше всего, что можно помыслить, но, тем не менее, на протяжении веков люди не просто слепо стремились к Нему, но пытались понять и осмыслить. Откуда в нас это желание? Как мы идем по пути постижения непостижимого? К чему в итоге мы можем прийти?

Поистине, ни одно из существующих слов не вызывает такой палитры чувств, как слово «Бог». Нет ни одного человека, который был бы совершенно индифферентен к нему. Положительные эмоции или отрицательные эмоции; живо переживаемые в данный конкретный миг или лишь легким эхом звучащие в воспоминаниях – это то, что так или иначе просыпается в сердце человека при звучании слова «Бог». Даже борьба человека с тем необъятным и никак непостижимым в полной мере смыслом, что кроется за словом «Бог», приводит к размышлению о нем, что в свою очередь приводит к возникновению чувств. Таково необыкновенное свойство этого слова.

В попытке хоть в малой степени приблизиться к пониманию описываемого столь простым словом, или, наоборот, в стремлении пресечь саму возможность пытаться понять сокрытое за этим коротким словом, перед нами предстает совершенно обычный человек. Сейчас не важен движущий им мотив, но важен факт его размышлений и рассуждений о Боге. Возникает вопрос, отчего же подобные размышления рано или поздно приходят в голову абсолютно любого человека? Ведь мало кто задумывается, например, о проблеме изучения таких элементарных частиц, как кварки. Многие даже никогда не слышали о них, ведь это не включено в школьный курс физики.

Но проблема познания Бога, личная проблема отношения к Нему, она однажды встает перед любым человеком. Кто-то попробует от нее отмахнуться, кто-то всерьез задумается, но этот индивидуальный вопрос все равно прозвучит в душе. Почему же он прозвучит как в душе молодого, так и старого; как богача, так и бедняка; в душе европейца, азиата, американца или африканца; в душе христианина, иудея, мусульманина или буддиста? Казалось бы, столь разные люди, столь разные судьбы, столь разное время и окружающий мир, но вопрос личного отношения человека к Богу, вопрос понимания того, что открывается нам в слове «Бог», этот вопрос неизменно прозвучит в жизни каждого человека.

Отчего? Оттого, что есть нечто объединяющее людей разных эпох, разных рас, разных национальностей, разных вероисповеданий в их отношениях с Богом. Это то, что именно Господь Сам «вдунул в лицо его (человека), и стал человек душою живою» (Быт 2:7). В каждом из нас есть божественная искра, благодаря которой мы стремимся быть подобными Богу и через это стремимся к Нему Самому. Стремясь же к Нему, неужели мы не предпринимаем попыток понять Его, может даже постичь, хоть в некоей мере? Разумеется. Притом эти попытки являются совершенно неотъемлемой частью нашего пути к Богу. Но если стремление к Создателю является основой нашего естества, притом естества не падшего, ведь сотворенный до грехопадения человек был лишь образом Божьим (Быт 1:27), призванным своей жизнью достичь подобия. Так если же такова наша природа, то и размышления, рассуждения о Боге являются частью природы абсолютно любого человека, а не лишь неким культурным явлением.

В тот или иной момент совершения своего пути по дороге жизни, человека ожидает совершенно особая встреча. Это первая встреча с Богом. Это тот момент, благодаря которому мы впервые задумываемся о Творце. Только встреча эта зачастую происходит для нас таинственно. Подобно апостолам Луке и Клеопе, встретившим путника на дороге в Эммаус и не узнавшим в нем Христа (Лк 24:13-16), мы не понимаем, Кого встретили в этот момент нашей жизни. Но, даже не поняв этого, если мы не придумываем себе оправдания не начинать поисков, то эта встреча становится отправной точкой наших рассуждений, наших изысканий. Они предпринимаются ради того, чтобы «увидеть» Бога, чтобы открылись у нас глаза и мы узнали Его.

Продвигаясь все дальше и дальше в своем поиске, человек может взять на вооружение научную методологию и стать ученым теологом. Но, идя этим непростым путем столь долгое время, у человека может остыть его некогда пылавшее сердце. Тогда образ цели начинает тускнеть, путь теряет смысл и прекращается. После этого начинается оценка итога проделанного пути, а раз цель не была достигнута, то и итог видится плачевным. В этот момент может прийти даже разочарование в цели и причине пути – в Боге.

Как же так произошло? Почему Бог не дал свежих сил? По одной лишь причине. Потому, что Он перестал быть настоящим объектом стремления искателя. Размышления и рассуждения стали самоцелью. Они стали показывать человеку, каким умным он может быть, какой головокружительный полет может совершать его мысль. Именно это понравилось человеку. Отныне в этом источнике он стал черпать наслаждение…

Путь искателя, этого теолога, подобен жизни города Иерусалима и его жителей. Первая, таинственная встреча с Богом, возгорание сердца и начало поисков подобны входу Господа Иисуса Христа в Иерусалим. Многие встречали Его, но как они не знали точно, кто Он и одни почитали «за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или одного из пророков» (Мф 16:14), так и искатель не знает с Кем встретился и сколь важен этот момент. Но вот, по прошествии времени наступает час, когда делается выбор: предать ли поруганию цель своих изысканий, отказаться ли от пути, тем самым уподобившись толпе, отрекшейся от Христа и предавшей на распятие Того, Которого еще столь недавно встречала радостными восклицаниями, или, несмотря на трудности, продолжить идти намеченной стезей и тогда остаться верным.

Но как же суметь продолжать путь, несмотря на все препоны? Как же достичь цели – приблизиться к Богу, к пониманию Его? Ответ на этот вопрос есть. При этом он не является плодом чьего-то измышления. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф 5:8). Лишь при чистоте сердца у искателя, подобно апостолам Луке и Клеопе откроются глаза и в путнике, встреченном им однажды на дороге жизни, он узнает Господа (Лк 24:31). Лишь при стремлении достичь этой чистоты, путь не потеряет смысла, не прекратится и не уведет в сторону. Лишь тогда, подобно апостолам, узрит он в итоге воскресшего Христа.

Опубликовано: журнал «НЕвский БОгослов» №9


Опубликовано 27.03.2014 | Просмотров: 210 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter