Cвященник Владимир Первушин-фон Дитц. Этика воскресения в богословии протопресвитера Иоанна Мейендорфа

священник Владимир Первушин-фон Дитц. Этика воскресения в богословии протопресвитера Иоанна Мейендорфа

В июле 2017 года исполняется 25 лет со дня кончины протопресвитера Иоанна Мейендорфа, почётного доктора Санкт-Петербургской Духовной Академии. Отец Иоанн возлагал большие надежды на современное русское богословие, представителем которого сам являлся. Его труды лишь в последнее десятилетие стали тщательно исследоваться в богословской среде, но с уверенностью можно сказать, что прот. И. Мейендорф является одним «из выдающихся богословов современности»[1]. В своём докладе мы хотели бы рассмотреть подход о. Иоанна к решению современных нравственных проблем, или, как он сам говорит, этику воскресения.

Протопресвитер Иоанн Мейендорф считал, что в современном богословии особую роль должна сыграть антропология, потому что этот раздел в богословии открывает путь к самой основе христианской веры — спасению. Во все временна тема спасения вызывала вопросы, т. к. в спасении чувствует острую необходимость лишь тот, кто осознал погибельность своего положения. Поэтому исключительной задачей «богословской ан- тропологии» в наше время должно быть раскрытие сути христианского понимания спасения, которое взаимосвязано с понятием грех.

Слова апостола Павла в послании к Римлянам: «Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим. 5:12), всегда вызывали особый интерес среди богословов. Это единственное место в Священном Писании, где сообщается о передачи «греха Адама». Экзегезой этих слов прот. Иоанн занимался на протяжении почти сорока лет, углубляя и проясняя сказанное раннее[2]. То, что смог предложить о. Иоанн, протопресвитер Борис Бобринский[3] назвал новой, дышащей свободой, плодотворной точкой зрения[4].

Трудность в интерпретации рассматриваемого стиха вызвана тем, что выражение «ἐφ’ ω̣» было истолковано по-разному в святоотеческой литературе[5]. Поэтому, ценный вклад о. Иоанна заключается в том, что он обратил внимание на малоизвестные святоотеческие тексты: на толкования свят. Кирилла Александрийского и блаж. Феодорита Кирского. Данный выбор, он объясняет тем, что каждый из них представляет разные богословские школы (александрийскую и антиохийскую), а единство в толковании свидетельствует о неком единстве «святоотеческого предания на Востоке»[6]. Наиболее важными, представляются рассуждения прот. Иоанна на толкование блаж. Феодорита, в связи с чем, мы процитируем лишь их, опустив толкование свят. Кирилла. Тем более, что сам о. Иоанн отмечает их общность.

Толкуя послание к Римлянам свят. Феодорит пишет: «Посему Адам, находясь уже под смертным приговором, в таком состоянии родил Каина, Сифа и других. И потому все, как происшедшие от осужденного на смерть, имели естество смертное. А таковому естеству нужно многое, — и пища, и питие, и одеяние, и жилище, и разные искусства. Потребность же всего этого раздражает страсти до неумеренности, а неумеренность порождает грех»[7].

Эти слова о. Иоанн объясняет следующим образом: «Смерть есть космическая реальность, под власть которой подпала человеческая при- рода в результате грехопадения… Адам и Ева, став смертными, не могли родить бессмертных детей. Поэтому и дети их подвержены смерти, и эта смертность, таким образом унаследованная от Адама, является источником наших личных грехов»[8]. Вот почему Сатана есть «человекоубийца от начала» (Ин. 8:44), а смерть является инструментом, благодаря которому он контролирует человека[9].

Прот. Иоанн Мейендорф отмечает, что толкование блаж. Феодорита поразили его «простотой аргументации и ясностью изложения». Во-вторых, толкование святителя делает доступным для наших современников христианское учение, «каким образом человек просто по рождению унаследовал вину от прародителей»[10], т. к. объяснить это «в классической августиновской терминологии»[11] в наше время просто невозможно. Поэтому «верная трактовка» первоначального греха имеет решающее значение для нашей эпохи.

В свою очередь это приводит к необходимости переоткрытия некоторых фундаментальных положений, например, Таинства Крещения[12]. Прот. Иоанн указывает на то, что Крещение нельзя понимать лишь как «очищение от первородного греха». Древние чинопоследования свидетельствуют о том, что тема первородного греха занимает второстепенное место, либо совсем не упоминается. Внимание акцентируется на даре крещаемому новой жизни. Человек освобождается от «смертного состояния, в котором родился» и получает новую жизнь, «которой у него прежде не было». Вот почему, вопрос смерти и бессмертия был ядром христианской проповеди. По мнению о. Иоанна именно это является «ключом к пониманию христианской этики»[13].

Получив от Христа дар бессмертия, человек перестаёт бояться смерти, которая по толкованию блаж. Феодорита есть причина греха. «Сделавшись тленными, [Адам и Ева] таковых родили и детей; и их, как тленных, сопровождают вожделения и страх, удовольствия и скорби, гнев и зависть»[14]. Рассуждая об этом о. Иоанн пишет: «Смерть — это враг, обрекающий индивида на поиски безопасности, а в падшем мире для достижения безопасности нет иных средств кроме…того, что входит в понятие греха. И все это неизбежно, пока не будет побеждена смерть вместе со стимулами к всемирной борьбе за выживание»[15]. Поэтому, получив от Христа бессмертие, человека начинает интересовать не «хлеб насущный», а исполнение заповеди любви по отношению к своему ближнему, т. к. он уже освободился «из-под гнёта смертности». «Вот почему, — говорит о. Иоанн, — воскресение Христа с самого начала было главной составляющей всей христианской проповеди и вероучения, что позволило сложиться абсолютно логичной и хорошо разработанной системе понимания спасения, имеющей ввиду проблему первородного греха и связанной непосредственно с нею»[16]. Именно тема воскресения является для о. Иоанна основой христианской нравственности.

Прот. Иоанн вводит даже такое понятие как «этика воскресения». Он формулирует два вопроса: «Что является основополагающим императивом поведения и поступков христианина и связанно ли это с положениями «богословской антропологии»?»[17]. Ответом на эти вопросы для него является дар новой жизни, полученный человеком в Крещении. Этот дар есть «основание, на котором строится жизнь христианина, он предопределяет его поведение, т. к. освобождает верующего от детерминизма смертности — зависимости от смерти»[18]. Поэтому христиане имеют возможность не думать о том, «что есть и что пить», и могут стать как «птицы небесные» (Мф. 6:25-26). «Подобные высказывания из Нагорной Проповеди, остались бы пустыми сентиментальными фразами, не будь они отражением новой христианской свободы от детерминизма этого мира, в котором человечество живет «хлебом единым». Тот, для кого Крещение действительно становится началом новой жизни в Царствии, не имеет оснований бороться за выживание»[19]. Исходя из этого, христиане, обладая даром настоящей жизни, перестав все силы тратить на своё выживание, имеют возможность жить для других. Именно это, по мнению прот. Иоанна, есть основа христианской этики, которая заключается в явлении истинной жизни. Поэтому он называет её этикой воскресения.

Таким образом, рассматривая слова апостола Павла о наследственной смертности, о. Иоанн приходит к выводу, что толкование блаж. Феодорита является наиболее понятным и исчерпывающим в наше время. Только через доступное объяснение первородного греха можно побудить современного человека к поиску спасения в Церкви Христовой. Лишь получив дар новой и истиной жизни, человек оказывается способным исполнить евангельский императив во всей его полноте.


Примечание:

1 Мефодий (Зинковский), иером. О богословском персонализме протоиерея Иоанна Мейендорфа. [электронный ресурс] — URL: http://www.bogoslov.ru/text/2455755.html (дата об- ращения: 20.03. 2017 г.).

2 Бобринский Б., прот. Наследие Адама, с точки зрения о. Иоанна Мейендорфа. [электронный ресурс] — URL: http://pstgu.ru/download/1230912474.3.pdf (дата обращения: 20.03.2017 г.).

3 (род. 25.02.1925, Париж), протопресв., богослов, декан Свято-Сергиевского Православного Богословского ин-та в Париже. См.: Православная Энциклопедия. Т. 5. — С. 381-382. [электронный ресурс] — URL: http://www.pravenc.ru/text/149421.html (дата обращения: 10.03.2017 г.).

4 Бобринский Б., прот. Наследие Адама, с точки зрения о. Иоанна Мейендорфа. [электронный ресурс] — URL: http://pstgu.ru/download/1230912474.3.pdf (дата обращения: 20.03.2017 г.).

5 В западном богословии, испытавшем сильное влияние блаж. Августина, эти слова понимались так, что «все люди, согрешив в Адаме, находятся под гневом Божиим и сопричастны наказанию». В восточном, «смерть перешла на всех людей и в ней все согрешили», т. е. грех Адама и Евы ввёл в мир смерть, «которая приобрела космический характер, из-за неё все люди грешат»; либо, «смерть стала уделом всех людей потому, что каждый человек согрешил», т. е. смерть человека является последствием его личных грехов и «исключает всякую наследственную вину». Подробнее см.: Мейендорф И., прот. Рим. 5:12 у Кирилла Александрийского и Феодорита // Пасхальная тайна: Статьи по бого- словию / [пер. с англ., фр.]; сост.: И. В. Мамаладзе. М.: ПСТГУ, 2013. — С. 231-235.

6 Мейендорф И., прот. Антропология и первородный грех // Пасхальная тайна: Статьи по богословию / [пер. с англ., фр.]; сост.: И. В. Мамаладзе. М.: ПСТГУ, 2013. — С. 253.

7 Цит. по: Мейендорф И., прот. Рим. 5:12 у Кирилла Александрийского и Феодорита // Пасхальная тайна: Статьи по богословию / [пер. с англ., фр.]; сост.: И. В. Мамаладзе. М.: ПСТГУ, 2013. — С. 233

8 Мейендорф И., прот. Антропология и первородный грех. — С. 255.

9 Там же.

10Там же. — С. 256.

11Там же. — С. 255.

12Там же.

13Там же. — С. 257.

14Там же. — С. 256.

15 Мейендорф И., прот. Человечество «ветхое» и «новое»: антропологические соображения // Пасхальная тайна: Статьи по богословию / [пер. с англ., фр.]; сост.: И. В. Мамаладзе. М.: ПСТГУ, 2013. — С. 248.

16 Мейендорф И., прот. Антропология и первородный грех. — С. 257.

17 Мейендорф И., прот. Человечество «ветхое» и «новое»: антропологические соображения. — С. 247.

18Там же. — С. 248.

19Там же.

Источники и литература

1.Бобринский Б., прот. Наследие Адама, с точки зрения о. Иоанна Мейендорфа. [электронный ресурс] — URL: http://pstgu.ru/download/1230912474.3.pdf (дата обращения: 20.03.2017 г.).

2.Мефодий (Зинковский), иером. О богословском персонализме протоиерея Иоанна Мейендорфа. [электронный ресурс] — URL: http://www.bogoslov.ru/ text/2455755.html#_ftn51 (дата обращения 20.03.2017 г.).

3.Мейендорф И., прот. Антропология и первородный грех // Пасхальная тайна: Статьи по богословию / [пер. с англ., фр.]; сост.: И. В. Мамаладзе. М.: ПСТГУ, 2013. — С. 250-258.

4.Мейендорф И., прот. Рим. 5:12 у Кирилла Александрийского и Феодорита // Пасхальная тайна: Статьи по богословию / [пер. с англ., фр.]; сост.: И. В. Ма- маладзе. М.: ПСТГУ, 2013. — С. 231-235.

5.Мейендорф И., прот. Человечество «ветхое» и «новое»: антропологические соображения // Пасхальная тайна: Статьи по богословию / [пер. с англ., фр.]; сост.: И. В. Мамаладзе. М.: ПСТГУ, 2013. — С. 242-249.

6.Православная Энциклопедия. Т. 5. [электронный ресурс] — URL: http://www. pravenc.ru/text/149421.html (дата обращения: 10.03.2017 г.).


Опубликовано 01.07.2017 | Просмотров: 129 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter