Священник Роман Радуан: Духовное образование служит спасению

Священник Роман Радуан: Духовное образование служит спасению

Интервью со священником Романом Радуаном, настоятелем храма в честь святого великомученика Георгия в г.Яфии Назаретской (Святая Земля) Иерусалимского Патриархата.

— Отец Роман, расскажите немного о себе.

— Я родился в городе Хайфе в православной арабской семье. Большое влияние на меня оказывала моя бабушка Ольга, которая чаще говорила на русском, чем на арабском. Еще при царе Николае II, когда ей было одиннадцать лет, она начала учиться в Киеве. Бабушка много рассказывала о России, часто вспоминала ее великую славу. После смерти бабушки я начал искать книги, которые переводил ее отец и мой дед Александр Кузьма. Дед был ректором русской православной семинарии в г. Назарете и переводил с русского на арабский книги по катехизису.

Я сравнивал католические и православные общины, которые были перед моими глазами. К сожалению, католические общины в этом сравнении выигрывали: к ним ходило больше народа, их деятельность была шире. Православные же общины оставались слабыми, малочисленными, в храмах молились в основном бабушки. Молодые люди не понимали православной веры. Одна часть молодежи называла себя атеистами, другая часть ходила к католикам. Такое положение вещей вызывало во мне боль и жалость, я видел в этом нашу проблему: почему у нас нет возможности учить народ православной вере, благочестию, православной традиции, православному богослужению? Потом я решил, чтобы преодолеть эти недостатки, пойти учиться в семинарию и посвятить себя служению Церкви.

По Промыслу Божию через одних благочестивых людей в г.Вифлееме я познакомился с ныне покойным владыкой Лавром (Шкурла), который тогда являлся ректором Свято-Троицкой православной духовной семинарии в Джорданвилле в Америке. Владыка посмотрел мои отметки, побеседовал со мной и принял в семинарию, экзаменов не потребовалось. Родители дали свое благословение. Оформили необходимые бумаги, и я уехал в Америку. 
Я поступил в семинарию в 1980-м году и проучился три года. Вообще обучение там длится четыре года, но в один год я оставался в семинарии на лето, усиленно занимался и сдал экзамены за один курс экстерном.

— Какие предметы вы изучали?

— Разные: догматическое, нравственное, сравнительное и пастырское богословие; патрологию – жития и историю Святых Отцов Церкви, Ветхий и Новый Завет, греческий язык Нового Завета, философию, церковное пение, английский, русский и церковнославянский языки. Кстати, русский язык мы изучали по старой орфографии. Обучение велось на русском языке. Те студенты, которые поступили раньше, помогали нам с английским языком в первый год.


- Сколько языков Вы знаете?

— Пять с половиной: русский, арабский, английский, греческий, иврит и чуть-чуть румынский. На румынском недавно пришлось мне служить, крестить. Здесь у румынского священника, настоятеля храма Архангела Михаила в Яффе, был отпуск, меня временно откомандировали в этот приход, и мне пришлось служить на двух языках – русском и румынском.

Священник Роман Радуан: Духовное образование служит спасению

— Что Вы вспоминаете из семинарских лет? Что вам давалось легко, какие были трудности?

— Первый год я очень старался, даже отличался от других семинаристов. Великая княгиня Вера Константиновна Романова, двоюродная сестра последнего русского царя, жившая в Америке, выдавала нам дипломы и награды за отличия. Я получил книгу о царствовании императора Николая II, об образе его жизни, с биографическими данными, фотографиями, рисунками. Я пел в церковном хоре, нес разные послушания – чистил и убирал храм, помогал на кухне. Мне везло, было очень хорошо.

— В чем везло?

— В учебе, воспитании, в духовной жизни. Та жизнь была для меня образцом, примером православной жизни – практики, богослужения, православной традиции, православной веры.

— Каких наставников Вы вспоминаете?

— Владыка Лавр преподавал нам тогда патрологию, настоящий митрополит Русской Зарубежной Церкви Иларион (Капрал) преподавал церковный канон, иеромонах Иоанникий преподавал греческий, английский, еще был преподаватель иеромонах Ефрем, который сейчас подвизается на Афоне. Много было преподавателей-мирян.

— Поддерживаете ли вы связь со своими однокурсниками? Как сложились их судьбы?

— У нас были очень хорошие отношения, некоторые студенты даже приглашали меня в гости. Сейчас из-за занятий и нехватки времени не удается общаться. Несколько лет назад в гости приезжал Гавриил (Чемодаков), архиепископ Монреальский и Канадский (РПЦЗ). Я встретил его в Иерусалиме. Больше не видел никого с 1983 года.

— Хватило ли Вам полученных в семинарии знаний для пастырской деятельности?

— Да, хватило. Конечно, многое забывается. К сожалению, сейчас нет времени для чтения, чтобы освежить старые знания, получить новые. Пастырское служение требует того, чтобы слушать и слышать людей, вникать в их проблемы

— Если сравнить сегодняшнюю молодежь с молодежью вашего поколения, с вашими сокурсниками, в чем разница?

— В наше время не был так развит технический прогресс, не было сотовых телефонов, компьютеров. Сейчас эти достижения стали мешать, они играют большую роль в жизни человека, в основном отрицательную. Через эти новшества идет разврат, расслабление, ленность, пропадает желание трудиться. Когда у человека есть компьютер, он все может узнать из этого аппарата. И человек не хочет работать, становится ленивым, слабеньким. В мое время были более принципиальные люди, более догматические. К сожалению, сейчас все большую роль играют личные интересы, в первую очередь материальные, желание иметь власть, демонстрировать свое влияние.

— Что Вы можете пожелать сегодняшним студентам духовных учебных заведений?

— Вспоминая слова апостола Павла, Богу угодно «всем человеком спастися и в разум истины приити” (1Тим 2:4), желаю семинаристам сосредоточиться на познании истины, желаю им не только приобрести знания, но и применить их в своих поступках, в своей жизни. Одно дело — теория как письменная наука, другое – практика. Математика или география, например, как науки служат именно для приобретения знаний для работы. Духовное образование служит не только для приобретения знаний, но и для спасения. Когда человек знает истину, он может применить эти знания – понимание веры, благочестия, честности, любви, надежды — к своей жизни. Желаю семинаристам, чтобы богословские знания служили не только для получения диплома, но и для приобретения любви и подвизания в добродетельной жизни. Наука часто гордится и превозносится, созидает же только любовь.

Беседовала Марина Пчелинцева


Опубликовано 29.08.2011 | Просмотров: 334 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter