Священник Федор Ибрагимов. Преемственность святости

Священник Федор Ибрагимов. Преемственность святости

Во Имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня, дорогие отцы, братья и сестры,  Церковь призывает нас совершить прославление всех святых угодивших Богу. Неделю назад мы праздновали рождение Церкви и вот теперь она приносит плоды Богу — всех тех богоносных мучеников, апостолов, пророков, святителей, преподобных и всех явленных и не явленных святых. И это является результатом слов Господа, услышанных в сегодняшнем Евангельском чтении: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам». (Мф 28:16-20)

Если мы посмотрим на историю Церкви, и вчитаемся в житие каждого святого, то увидим, что нет больших и малых святых; есть только люди, которые сумели себя без остатка отдать в руки Божии в соответствии с их духовным потенциалом. Одним было дано совершить много, другим как будто меньше. Имена одних известны везде, имена некоторых почитаются поместно. Одни сияют на весь мир, а другие, как теплящаяся лампада, как скромная свеча, горят перед лицом Божиим и освещают немногих. Святость одних понятна всем; святость других таинственна, порой непонятна, порой непостижима. Для каждого из них жизнь была творчеством, направленным на духовное преображение  личности. Из них лился свет фаворский и они были убедительны тем, что они собой представляли.

Все эти люди, которые выросли в полную меру того, что задумал о них Господь, были людьми, такими же, как мы: хрупкими, порой колеблющимися, часто грешными. И единственная разница, по слову преп. Серафима Саровского, между святым, вырастающим в полную меру человеческого роста и призвания, и грешником, который гибнет, заключается в решимости. В решимости, в себе самом, стоять за все самое благородное, самое чистое, самое высокое и прекрасное, в решимости, когда какое-либо слово Божие тронет наше сердце, отозваться на него не только чувством, но жизнью. Мы напрасно поем славу  святым, если мы не стараемся подобно им быть христианами всей жизнью, всем своим существом. Святитель Иоанн Златоуст так пишет об этом: «Не хвалите нас, не воспевайте нас, а уподобьтесь нам».

Имея свой личный интеллектуальный и духовный опыт, мы замечаем, что восхождение к святости и борьба за божественный свет небезопасны. По сравнению с агрессивными программами « века сего» весть о мире Божием поражает своей беззащитностью. Бог и его проповедники кажутся бедными и странными рядом с мирскими успехами и богатством. При всей своей кротости и при всем миролюбии, они отказываются служить греховному  закону. Однако Бог не дает им блуждать во мраке. Господь слишком велик для этого мира, и те, кто рождены от Него, тоже для мира велики.  Их жизнь не вписывается в матрицу современного сознания. Богатство духа противопоставляется богатству материальному, скромность — тщеславию, ограничение — вседозволенности, а все потому, что они причастны некой тайне, некой другой жизни, которую они видят сейчас, «как бы сквозь [тусклое] стекло, гадательно» (1 Кор 13:12). Святые так глубоко вросли в тайну Божию, что Бог смог через них приобщить и нас к истине.

Нам в чем-то сложнее, чем ученикам апостолов или святых. Им всегда можно было подойти к старцу как к свидетелю и спросить: «расскажи, а каково было со Христом», или «какими ощущениями переполнялось твое сердце, когда ты молился рядом с преподобным Серафимом Саровским». У нас этот разрыв очень велик, но осталось Евангелие, остался опыт лучших людей, которые преодолели искушения и конечно осталось наше вживление в истину Божию в Духе через чтение Священного Писания, через проверку своей совести образом Христа.

Нам остается два семени – семя Божие и семя Люцифера. И Тот и другой выбрасывают свои семена в человеческую общность и в ту общность, которую мы называем Церковью. Бог не отнимает Святого Духа от всей Своей Церкви, где на одном пространстве духовной жизни густо перемешаны зерна и плевелы. При этом зерна могут выродиться в плевелы, а вчерашняя червоточная лоза вновь дать обильный урожай через прикосновение благодати Святого Духа. Порой достаточно всего лишь несколько слов « помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем!» (Лк 23:42)

Мы видим, что богословие любви и богословие ненависти могут равно присутствовать в сердцах и душах на протяжении истории. Наша задача выбрать лучшее и это лучшее привить в сердца тех людей, которые нам Богом поручены через наше служение. Нам необходимо помочь им расчистить потускневшую икону сердца в ее образе и богоуподоблении. Как писал Иван Бунин: «Народ сам сказал про себя: «Из нас, как из древа,- и дубина, и икона»,- в зависимости от обстоятельств, от того, кто это древо обрабатывает: Сергий Радонежский или Емелька Пугачев.

В Центре вселенной бьется сердце человека и человек, дорогие отцы братья и сестры, призван творить свою жизнь как икону, постепенно доводя ее до идеала и совершенной красоты. Вместе с тем Бог не лишает нас свободы. Человек недуховный превращает свою жизнь в некрасивую, сырую и непроработанную оболочку, поэтому жизнь человека недуховного – это творческая пассивность, путь греховный и ведущий к гибели. Святость Церкви не аллегорична, так как она живет в реальных людях или для реальных людей, сколько бы их ни было. «Церковь не связана буквой. Она движется вперед, ведомая Духом. Дух Истины, Тот, Который “глаголал пророки”, Тот, Который вел апостолов – Тот же Дух и ныне ведет Церковь от славы к славе, ко все более полному пониманию божественной Истины».  Аминь.

Проповедь студента II курса аспирантуры священника Федора Ибрагимова, произнесенная за всенощным бдением в храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова в канун Недели всех святых 2 июня 2018 года.


Опубликовано 03.06.2018 | Просмотров: 152 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter