Сергей Мячин. Служение диаконисс в Церкви

Диаконисса

Сегодня, когда все больше и больше переосмысляется роль женщины и ее место в Церкви, растет и роль Церкви в социальном служении обществу. Многие задаются вопросом о восстановлении чина диаконисс, наделения его теми функциями, которые они выполняли в древности, а именно: служение больным и катехизация женщин.

В символике раннего христианства женские образы занимают одно из немаловажных мест, одним из которых является история грехопадения и искупления человечества. «Как через деву род человеческий подвергся смерти, так через Деву и спасается…» [2].

Формирование взглядов на женщину и ее место в Церкви было связано с личностью Иисуса Христа и Его отношением к женщине во время Его земного служения.

Совершенно особое звучание приобрела тема женщины в Евангелии. Нет другого такого текста, столь возвышающего женщину[5].

Женщины постоянно присутствуют среди тех, кто следовал за Христом. Священное Писание говорит о том, что всеми презираемые женщины (кровоточивая, блудница, женщина, уличенная в прелюбодеянии) находят у Христа не осуждение, а прощение и исцеление, женское горе и беда не остаются незамеченными Христом[5].

В тех Евангельских словах Христа, где необходимо показать человеческие чувства, возникает образ женщины. Радость изображается через жену, нашедшую драхму (Лук 15:9). Переход от скорби к радости дан через образ рождающей женщины (Ин 16:21).

Священное Писание Нового Завета также наполнено примерами служения женщин Христу. Первое такое указание мы видим в Евангелии от Матфея: «…Многие женщины…следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему (διακονοũσαι αυτω̣); между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сынов Зеведеевых» (Мф 27:55-56).

О церковном служении женщин особенно подробно говориться в книге Деяний и пастырских посланиях апостола Павла. Так, первые христиане Иерусалима собирались у матери апостола Марка Марии (Деян 12:15).

В Филиппах христианская община собиралась в доме Лидии (Деян 16:14-15). Евдокия и Сивтихия были помощницами апостола Павла в деле проповеди Евангелия (Фил 4:2). В Колоссах открыла апостолу свой дом Нимфа, в Афинах – Дамарь (Деян 17:34). В Коринфе на пользу Церкви работала Хлоя и жена Акилы Прискилла (Рим 16:3). Подобные услуги Церкви оказывали также Мариам, Трифена, Персида и другие (Рим 16).

Все эти примеры четко показывают большую роль женщины в христианской общине.

В современном обществе вопрос о месте женщины в Церкви звучит так же остро, как и две тысячи лет назад.

Сегодня все чаще Церковь обращает внимание на социальное служение, которое связано с помощью людям, попавшим в трудные жизненные ситуации. Не менее важной задачей Церкви является катехизация людей, желающих принять крещение и присоединиться к Православной Церкви.

Если мы обратимся к истории Церкви, то увидим, что забота о социально незащищенных слоях населения всегда являлась приоритетным направлением деятельности Церкви. На протяжении веков в Православной Церкви существовал определенный институт, который занимался вопросами социального служения. Представителями такого служения в Церкви были диаконы и диакониссы.

Мы остановимся более подробно на институте диаконисс и рассмотрим, каково было их служение в истории Православной Церкви.

Впервые существительное διάκονος, в христианской письменности, употреблено в женском роде в Послании к римлянам (Рим 16:1–2), где апостол Павел упоминает Фиву, служительницу церкви Кенхрейской. Исследователи расходятся во мнениях относительно того, можно ли считать святую Фиву диакониссой в том смысле, что она имела определенный церковный чин. Но в пользу того, что святая Фива занимала степень диакониссы, говорит традиция III и последующих веков, так как имя святой Фивы упоминается в молитвах на поставление диакониссы.

Впервые диакониссы как одна из степеней церковного клира упомянуты в «Дидаскалии апостолов» (1-я половина III века) [3;580-581].

Данный памятник излагает специальные обязанности диаконисс: «Долг епископа пещись обо всех, а потому ты, епископ, назначай себе делателей правды, помощников, помогающих в жизни народу твоему. Кого тебе угодно из всего народа, тех избирай и назначай диаконами, мужчину, чтобы он заботился о многих необходимых вещах и женщину для служения женщинам… Так как служение женщины диакониссы необходимо. Прежде всего, когда женщины сходят в воду, должны помазываться диакониссами елеем помазывания… А когда крещаемая выходит из воды, пусть ее воспринимает диаконисса и учит и наставляет… Поэтому мы и утверждаем, что очень желательно и весьма необходимо служение женщины диакониссы». Среди прочего Дидаскалия упоминает о таких особенностях служения диаконисс, как забота о больных и помощь выздоравливающим [4;67-69].

Согласно другому литургико–каноническому памятнику, «Завещанию Господа нашего Иисуса Христа» (V век), диакониссы не имели рукоположения, их служение состояло в том, что они следят за дверями храма во время литургии и носят Святые Дары по домам для причащения беременных женщин, которые не могут самостоятельно прийти на литургию [3;581].

Дополнительные сведения о служении диаконисс сохранились в погребальной надписи VI века некой диакониссы Марии из Каппадокии, где сказано: «Здесь покоится почтенной и блаженной памяти диаконисса (ἡ … διάκονος) Мария, которая, согласно апостольскому слову, растила детей, принимала странников, омывала ноги святых, разделяла свой хлеб с нуждающимися. Помяни ее, Господи, когда придешь, во Царствии Твоем». Из надписи видно, что служение диаконисс имело только социальную направленность [3;582].

В IV–VII веках служение диаконисс было распространено на Востоке. Среди прославленных святых христианского Востока есть несколько диаконисс, например, сестра святителей Василия Великого, Григория Нисского и Петра Севастийского блаженная Феозва; мать святителя Григория Богослова святая Нонна; сподвижница святителя Иоанна Златоуста святая Олимпиада, поставленная в диакониссы святителем Нектарием Константинопольским; подвизавшаяся в Милассе в Карии уроженка Рима преподобная Ксения, преподобная Ирина, игумения монастыря Хрисовалантон, и другие [3;582].

В частности, немало диаконисс было в Константинополе. Так, в новелле, изданной в 535 году святым императором Юстинианом в связи с постройкой заново храма Святой Софии, при храме было определено сорок диаконисс [7].

Имели ли диакониссы право на какое либо другое служение, кроме перечисленных выше, являлся не разрешенным уже и для древних канонистов.

Так, Федор Вальсамон, известный канонист XII века, полагал, что диакониссы в древности несли то же служение в алтаре, что и диакон. Те же диакониссы, которые существовали в его время при Великой церкви, не рассматривались им как настоящие диакониссы, так как несмотря на то что они исполняли множество обязанностей, не несли служение в алтаре. А в другом месте он говорит о том, что чин рукоположения диаконисс совершенно вышел из употребления [4;88].

Постановления Апостольские говорят о том, что диаконисса не делает ничего того, что делают пресвитеры или диаконы. «Если мы не дозволяем женщине учить, то, как можно дозволить им вопреки природе священствовать» [4;91].

Епифаний Кипрский пишет: «От века никогда не священнодействовала женщина… А что существует в Церкви чин диаконисс, то это не для священнодействия… По свидетельству церковных писателей, священнослужение женщин допускали лишь некоторые еретики» [4;93].

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что служение диаконисс имело характер прислуживания, внешней помощи.

Вызывают интерес те требования, которые предъявлялись к диакониссам. В новелле святого Юстиниана, изданной в 535 году, говорится, что их жизнь не должна вызывать никаких подозрений (и потому, в частности, вместе с диакониссой имеют право проживать только ее ближайшие родственники), избираться они могут либо из девственниц, либо из единобрачных вдов. Возраст диаконисс не должен быть ни слишком юным, ни преклонным, но должен «приближаться к 50 годам», женщин моложе этого возраста можно поставлять в диакониссы только для женских монастырей [8].

Брак с диакониссой после ее поставления был невозможен. Диаконисса, впавшая в блуд, подвергалась более суровому наказанию, чем диакон или пресвитер, — она не только лишалась своей степени, но и отлучалась от Святого Причащения [3;583].

Исчезновения чина диаконисс происходило постепенно и не везде в одно время, окончательно чин исчез к XII веку, хотя в некоторых места о диаконисах нет упоминаний уже с V века. По мнению некоторых исследователей, причиной к исчезновению чина стало объединение диаконисс и монахинь. Так, в Александрийском чине хиротонии диаконисс вступление в монахини или даже принятие великой схимы является непременным условием посвящения в диакониссы [3;247].

Окончательное исчезновение диаконисс в эпоху высокого средневековья, вероятно, следует связывать с общими переменами в структуре церковного клира, с изменениями в укладе жизни социума, сделавшими ненужными прежние служения диаконисс. Это хорошо можно проследить и на примере диаконов, которые потеряли свои первоначальные функции социального служения, но не исчезли благодаря тому, что активно принимали участие в священнодействиях при общественном богослужении. Хотя в Западной Церкви их роль и количество было сведено до минимума [3;584].

По мнению С.В. Троицкого, исчезновение чина связано с рядом причин. Истинными причинами упадка он называет:

  • изменение состава клира;
  • изменение положения Церкви и литургической практики;
  • умаление канонического значения Дидаскалии;
  • изменение взглядов на женщину в Византии [4;249].

В начале XX века интерес к институту диаконисс снова обострился. Попытки восстановить чин диаконисс принимались как в России, так и в Греции, но фактически не имели положительных результатов. Главное возражение против идеи восстановления чина диаконисс состоит в том, что оставалось совершенно не ясным конкретное содержание служения вновь учреждаемого женского диаконата [3;586].

Сегодня, когда все больше и больше переосмысляется роль женщины и ее место в Церкви, растет и роль Церкви в социальном служении обществу. Многие задаются вопросом о восстановлении чина диаконисс, наделения его теми функциями, которые они выполняли в древности, а именно: служение больным и катехизация женщин.


[1] Священное Писание Нового Завета.
[2] Св. Ириней. Против ересей. V. 19.1. // Сочинения святого Иринея Лионского. М.,1871.
[3] М. Желтов, диак., Диакониссы. Православная Энциклопедия, Т.XIV, М.:2006. Ст.580-587.
[4] Троицкий С.В., проф. Диакониссы в Православной Церкви. Спб. 1912.
[5] А. Постернак, свящ. Женское служение в ранней христианской церкви
( I – VI вв.) // АиО. М., 1996. № 2/3(9/10). С. 209–245
[6] Белякова Е.В., Белякова Н.А., Емченко Е.Б. Женщина в Православии:
церковное право и российская практика. – М.: Кучково поле, 2011. С.26-27.
[7] Novella III,1. (http://www.constitution.org/sps/sps16.htm).
[8] Novella VI,6. (http://www.constitution.org/sps/sps16.htm).


Опубликовано 07.02.2015 | Просмотров: 1 095 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter