Сергей Худиев. Что повелишь мне делать, Господи?

Сергей Худиев. Что повелишь мне делать, Господи?

Мне доводилось читать о том, как людей иногда охватывает внезапное чувство абсурда — об этом есть подробно у Альбера Камю, мельком — у Бродского. Чувство поразительной пустоты и нелепости того, что они делают. Как если бы человек, обливаясь потом и кляня судьбу, сначала перетаскивал камни из точки А в точку В, потом в точку С, потом из точки С обратно в точку А — чтобы, передохнув, начать все сначала. Вечером он тупо смотрит телевизор, прихлебывая пиво, потому что чувствует себя слишком вымотанным и отупевшим для чего-либо еще, а наутро возвращается к своим камням.

И вот в один из своих дней такой человек просыпается посреди таскания камней и ошеломленно озирается — где я? Что я здесь делаю? Зачем? Какой в этом всем может быть смысл?

Человек — единственное существо, которому нужен смысл. Можно считать каким-то сбоем эволюции. Можно считать человека просто еще одним животным, биологическим механизмом, заточенным под поиски еды и самок, а желание смысла — сбоем в этом механизме. Некоторые так и полагают; сторонники такого подхода называют его «научным». Он, однако, грешит против научной честности — он игнорирует данные, то, что мы знаем о себе и о мире. Мы знаем, что в нас есть стремление к смыслу — такое же несомненное, как голод или половое влечение. Это — часть нашей природы, и, следовательно, часть реальности. Если материалистическая картина мира требует от нас считать его иллюзией, гораздо разумнее считать иллюзией материалистическую картину мира.

Но где нам искать смысл нашей жизни? Для чего мы существуем? Апостолы отвечают на этот вопрос — не для чего, а для Кого. Для Господа нашего Иисуса Христа. Мы созданы Им и для Него.

«ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стои́т. И Он есть глава тела Церкви; Он — начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство(Колл.1:16-18)»

Все творение — как видимое, от бабочек до галактик, так и невидимое — те таинственные духовные силы, которые Апостол называет престолами и господствами — созданы Богом, который воплотился ради нашего спасения в Иисусе Христе. Тем, кто незримо присутствует в Церкви, как ее Глава, тем, кого мы встречаем в Таинствах. У мироздания есть Создатель — Христос, и цель, ради которой оно существует — Христос. Цель Божьего замысла, который разворачивается в истории — «все небесное и земное соединить под главою Христом. (Еф.1:10)»

Слова Апостола имеют не только космическое, относящееся ко всему тварному миру измерение — но и личное. Замысел Бога простирается не только на большие вещи — на океаны, народы, церкви — но на каждого отдельного человека, меня и Вас. Каждый из нас создан Богом лично, по особому проекту: «Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было. (Пс.138:15,16)» Мы находим наше подлинное предназначение — и подлинное счастье — в Том, кто замыслил, создал, искупил и призвал нас.

Греческое слово «амартия» — «грех» буквально значит «промах мимо цели». Грех — это не просто нарушение каких-то предписаний (хотя и это тоже). Грех — это неправильно поставленная цель. Если Вы съехали с шоссе и понеслись по кочкам, Ваша главная проблема — не кочки. Вернее, кочки — это симптом более глубокой проблемы, того, что мы потеряли путь. Христос говорит, что этот путь — Он; Он также называет Себя дверью, которой мы должны войти, Пастырем, голос которого мы должны слышать, Учителем, уроки которого мы должны проходить.

До тех пор, пока в центре нашей жизни находится не Он, наша жизнь вывихнута, как сустав; мы бродим по темным и опасным путям. Как пишет Апостол Петр, «Ибо вы были, как овцы блуждающие (не имея пастыря), но возвратились ныне к Пастырю и Блюстителю душ ваших. (1Пет.2:25)»

Что значит возвратиться к нашему Пастырю? Это начинается с вопроса, который в момент своего обращения задает Савл — теперь уже Павел: «Господи! что повелишь мне делать? (Деян.9:6)». Что от меня хочет Христос? Что я должен делать сегодня? Речь не обязательно идет о каком-то чисто религиозном служении — мы должны выполнять наши повседневные дела, помня, что и ими мы тоже служим Богу. Как пишет Апостол, «И все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков, (Кол.3:23)». Вера часто меняет что мы делаем — и она всегда меняет, как. Обычная работа превращается в служение любви к Богу и людям.

Но мы призваны подчинить Христу не только наши дела, но и слова, и мысли. То, что мы говорим, должно прославлять Бога: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим. (Еф.4:29)».

Теоретически, вряд ли хоть кто-то из христианин станет с этим спорить — да, мы принадлежим Господу, который искупил нас Себе честной Своей Кровью и присоединил нас к Своей Церкви. Проблемы начинаются. Проблемы начинаются на практике; собственно, они и начинаются, когда мы наконец принимаем решение повиноваться Христу. Это как с течением — пока мы не противимся ему, мы его не замечаем.


Опубликовано 13.10.2016 | Просмотров: 155 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter