Сербская Голгофа в стихах современных сербских поэтов

Сербская Голгофа

Знаменательным событием в культурной и общественной жизни нашей страны стал выход в свет двухтомника современной сербской поэзии (в настоящее время готовится 3-й том) в московском издательстве «Рипол классик». В сборник вошли произведения двадцати пяти поэтов – наших современников, переживших распад мощного, сильного, независимого государства Югославия, кровавую братоубийственную войну, спровоцированную Западом, наконец, откровенную агрессию Северного Альянса и его заокеанского партнера, приведшую к установлению «демократического» компрадорского режима и потере Косово. Но сегодняшняя трагедия только продолжение старой. Как и Россия Сербия пережила свою кровавую драму в середине прошлого столетья: фашистский режим немецких оккупантов и поддерживающих их католиков-хорватов, безжалостно уничтожавших православных сербов. Затем последовал коммунистический террор Тито. Сонм сербских святых пополнился тысячами новомучеников. Почти тотальному уничтожению подверглось священство и монашество, простые миряне. Монастыри обезлюдели, храмы пришли в запустение. И сегодня оголенная Сербия не может оправиться от этих страшных ран:

Здесь мучеников кровь лилась рекою.
День обернулся черною судьбою.

На этом месте, Всемогущий Боже,
Тебя, с детьми и стариками, тоже

Облив бензином, обложив дровами,
Огню предали в православном храме

(На пепелище церкви в Глине. Зоран Костич)

Сербская ГолгофаПоэзия – способ выражения народом своих чаяний, видения своего места в мире. Сербский народ через своих поэтов осмысливает историю своего далекого и недавнего прошлого, старается обрести точку опоры, которая бы дала ему возможность выжить и победить. Горечь и острое переживание трагичности бытия достигает апогея в стихах Радована Караджича:

Ты уже поняла?
Ад прорвался на нашу сторону.
Церберы бродят по улицам,
Прехватывают наши нежные взгляды.

И нет особого смысла
Бояться смерти..

(Ад. Радован Караджич)

Но все же как бы ни был страшен и темен этот мир, сербы не впадают в уныние, сгустившаяся ночь не может затмить горний свет:

 …На камень древней славы
Карабкаюсь единственным путем:
Со злом не разминуться нам вдвоем.
Налево извивается гадюка.
Направо пропасть. Прямо – только Бог.

…Глаза горят, в которых свет и мука.
И – нет иных тропинок и дорог,
Как только ввысь, в распахнутую даль,
Сопрягшую надежду и печаль.

(На вершине Дурмитора. Радован Караджич)

Сегодня самая болезненная для каждого серба тема – Косово, это Роковое Поле, место, где непостижимо слились воедино горечь, и надежда, свет и кромешный ад. Здесь некогда бился святой князь Лазарь, который «избрав Царство Небесное, принес себя в жертву на Косово, а с собой и весь сербский народ» (Преп. Иустин Попович)[1]

Это Поле
смерти и Воскресенья,
начало наших начал

(Огонь в руках. Косовский букет. Драгомир Брайкович) –

восклицает поэт и продолжая свои размышления о необычайном историческом феномене Косовской равнины, называет его «Полем судьбы» и сравнивает с Ноевым ковчегом, куда «все что было у нас погрузили мы». Таким образом судьба Сербии оказывается в понимании поэта в неразрывной связи с Косово:

Мы обещали ему
И предков, и потомков,
Мы им отмечены.

Достигнув наивысшей точки национального страдания в момент утраты своей православной колыбели, своей духовной цитадели — Косово, сербы начинают понимать, что у них есть только один путь – вновь обратиться к Богу и на Него возложить свои надежды и упование. Непростой для сербов как и для нас этот путь. Черная выжженная полоса, оставленная коммунистическими режимами, отделившая нас от своего главного источника силы — Православия, только начинает зеленеть новыми всходами:

Резня подкидывает шанс нам:
вот хлещет молодая кровь,
чтоб укрепился дух и вновь
К нам возвратилась вера в Агнца.

(Агнец. Стеван Тонтич)

Наверно никто столь остро не сопереживает сербским братьям, как мы, русские люди. У нас своя Голгофа. Поэтому боль и слезы Сербии – это наша боль, наши слезы. Столь же остро наши раны чувствует и сербский народ, переживая их как свои собственные. Он не обманулся обликом униженной России 90-х, не поспешил устремиться вслед за прочими прежними нашими союзниками в очередь за американскими серебряниками. С глубоким пониманием и проникновенностью размышляет о горькой судьбе нашего народа Зоран Костич

…превратить их пытались в толпу коровью,
в лишний народ – в рабов зверя,

…………………………………….

Русский народ научился не быть настолько,
что теперь он поистине непостижим.
От остального мира все дальше,
к небесам стал предельно ближе,
его дух изуродован раньше
да только не стал он ниже.

(Русские. Зоран Костич)

Честь и предательство, власть золотого тельца, лихорадка наживы, безудержная жажда удовольствий, охватившие весь мир – одна из тем, волнующая сербских поэтов. Потомки Чичикова сегодня правят бал, самоуверенные в своем бесстыдстве и безнаказанности:

Что за торговцы и торговки!
И сон и явь – базар на диво!
Не Чичикова ли потомки
Россию продают глумливо?

……………………………………

Скупить бы Мертвых душ поболе,
Нужны им тихие скотинки
Трудяги без ума и воли,
Чья колыбель и смерть – на рынке!

(Зоран Костич. Русский базар)

И все же не смотря ни на что, с надеждой смотрят на нас сербы, стараясь ободрить в нашем падении и в нашей духовной брани, которая по слову апостола Павла не против «крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6: 12). Именно в России сербы находят свет отчей веры, отсюда она озаряет их и становится ближе. Наш особый путь — через скорби и нищету — к небесному отечеству, открывает и особый путь Сербии, с которого она, как и Россия не должна сворачивать:

Россия,
Мать миллионов, держись,
Не пади на колени –
Ты — наша отчая вера, знай,
Клятве верности мы не изменим.

Россия,
Мы тоже в беде большой,
Мы тоже рана сплошная,
Бьемся сами с собой и с сатаной,
Битвы старые вспоминая

(Коло. Ранко Йовович)

Говоря о России, сербский поэт повторяет, вольно или невольно, известную мысль Достоевского о главной миссии русского народа – хранить свое единственное сокровище, свою единственную бесценную жемчужину, которая превыше всех земных благ. В этом великая и сокровенная тайна России, о которой сегодня напоминают нам наши сербские братья:

У Бога нету ближе, чем Россия,
А у России только Бог и есть.

(Россия. Зоран Костич)

К сожалению, тираж этого издания небольшой (всего 1500 экз.) и для многих русских людей, любящих и сострадающих братскому православному сербскому народу, книга недоступна. Нынешняя публикация на страницах журнала «Родная Ладога» отдельных произведений из сборника дает возможность услышать голос страдающей Сербии широкому кругу читателей.

Наталья Харламова


[1] «Согласно древнему преданию, Святому князю перед битвой явился Ангел Господень и спросил его, в каком царстве он бы хотел оказаться, земном или Царствии Небесном? Помолившись, стремящийся к Богу князь ответил: Если окажусь в царстве земном, оно будет мало для меня, преходяще и сиюминутно, а Царство Небесное во веки вечные»


Опубликовано 17.11.2014 | Просмотров: 570 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter