С.В. Зевахин. Тленным пытаемся спасти тленное от тления: записки врача.

С.В. Зевахин. Тленным пытаемся спасти тленное от тления: записки врача.

Некоторые виды профессиональной деятельности особенно способствуют религиозному укоренению сознания. Удивительная гармония, заключенная в творениях Божиих не может не удивлять. Одна из таких профессий – врача, представителем которой я являюсь, и о которой мне бы хотелось рассказать.

Врач сопровождает человека всю его жизнь, от рождения и до смерти, видит телесную слабость во всем ее апогее. И, зачастую, врач видит удивительный Промысел, который сопровождает человека, в том числе, и в болезни. Доктор видит и то, как человек приходит в мир, и то, как он из него уходит. Часто, очень часто видит смерть. Еще чаще — болезни, которые терзают тело человека на протяжении всей жизни.

Очевидная и неумолимая маска смерти, беспрекословная конечность телесного существования — с этими обстоятельствами никто не сможет поспорить. И именно смертность, обязательная, неизменная, всепожирающая — заставляет задуматься о вечности. Смерть — это хороший урок вечной жизни всем нам.

Врач сопровождает человека всю его жизнь, от рождения и до смерти, видит телесную слабость во всем ее апогее. И, зачастую, врач видит удивительный Промысел, который сопровождает человека, в том числе, и в болезни. Доктор видит и то, как человек приходит в мир, и то, как он из него уходит. Часто, очень часто видит смерть. Еще чаще - болезни, которые терзают тело человека на протяжении всей жизни. 

Развитие медицины, ее направленность, полностью отражают духовное состояние общества, следуют за ним. В настоящее время секулярность общественного и личного сознания — явление обычное и очень распространенное. Медицинская среда, к сожалению,  не исключение. Однако, эта ситуация сложилась сравнительно недавно, начиная примерно с конца XIX века. Справедливости ради следует заметить, что медицина в древнем обществе искони была прерогативой жреческого сословия. А значит, наполненной исключительно сверхматериального смысла. Эта функция естественным образом перешла к лицам духовного звания в эпоху развития христианской цивилизации. Очень показательна роль христианского духовенства в развитии общественной медицины на Руси. Первые медицинские книги, изданные в конце XVII века, так называемые «лечебники», вышли из-под пера лучших представителей ученого монашества. Среди просвещенного монашества было немало людей, которые владели официальными языками богословия и медицины – греческим и латинским, что давало им доступ к медицинскому наследию греческой цивилизации и латинского запада. Традиционно монастырь был местом, где человек получал помощь духовную и телесную. Медицина развивалась в лоне Церкви, находилась под защитой её духовного иммунитета.

Общественная медицина в пору своего становления была в гармонии единения с религиозным мировосприятием врача и пациента, была лишена разлагающего духа сегодняшнего материализма. Принято высокомерно посмеиваться над наивными представлениями медицины прежних веков. Тем не менее, практически все основополагающие практические принципы медицины появились уже тогда, а в настоящее время просто достигли более высокого уровня в соответствии с общим техническим уровнем современной эпохи.

Безусловно, благодаря развитию современных  технологий медицина многого достигла, особенно за последние 60-70  лет. Препараты, спасающие жизнь человеку, протезы суставов, пересадки органов, восстановительные операции на жизненно важных органах и многие другие медицинские технологии вошли в нашу обыденную жизнь. Эти очевидные успехи медицины могут создать поверхностное впечатление, что еще немного, и человек преодолеет смерть своими силами, без помощи Бога. Нам говорят — что осталось еще  немного и ученые найдут тот самый ген, который отвечает за бессмертие. Но это не ново — первое такое обещание было произнесено в райском саду, и повлекло известные события. История грехопадения повторяется, только в декорациях современных научных лабораторий, подогреваемая шумихой в СМИ и интернете. Нам снова предлагают – вот он вожделенный плод познания, а точнее способ познания –  генная инженерия, клонирование, стволовые клетки и т.д. и  т.п. Однако, человек все же умирает — это факт. Медицина может лишь продлить срок и улучшить качество жизни человека. Тленным пытаемся спасти тленное от тления — так в Библейских терминах можно иронически определить содержание секулярной медицинской парадигмы.

Врач сопровождает человека всю его жизнь, от рождения и до смерти, видит телесную слабость во всем ее апогее. И, зачастую, врач видит удивительный Промысел, который сопровождает человека, в том числе, и в болезни. Доктор видит и то, как человек приходит в мир, и то, как он из него уходит. Часто, очень часто видит смерть. Еще чаще - болезни, которые терзают тело человека на протяжении всей жизни. 

Результатом такого отношения к жизни и смерти, постоянным поискам заветного бессмертия  становится доктрина вседозволенности со всеми следствиями потакания греху. И дух безысходного страха перед телесной смертью.

А найти ответ, осознать, понять, в чем смысл жизни, почему есть смерть и стоит ли ее бояться — современная медицина не в состоянии. Хотя, это, между прочим, — главное. Потому как, опять же — смерть неминуема.

Вот тут то и обращаются к богословию, которое сейчас так пытаются раскритиковать в массах.

Вот в Раю не было потребности во врачах и медицине. Мы узнаем из первых глав Книги Жизни — Библии, что Адам находился в состоянии телесного комфорта и благоденствия, имел все необходимое для своей телесной жизни (Быт 1:28-29). Имел все то, к чему мы, ломая конечности и все вокруг — стремимся. Плотское естество человека было безгрешным, пока не соединилось с мятежным духом противления воле Божьей. Читая строки Священной книги, мы узнаем, что грехопадение сделало потенциально бессмертного человека тленным. Грех повредил бессмертную душу и потенциально бессмертное тело. Духовным следствием греха стала искаженная картина мира. А самое главное — человек потерял Бога.

Кривое зеркало всегда искажает образ. Искажает саркастически-уродливо. Грех вызвал инволюцию души, и как следствие — тела.

Человек стал тленным по причине духовной, а значит и исцеление этого состояния сокрыто не в свойствах тленных и рукотворных веществ. Я говорю это как врач. Исцеление может быть получено только от Бога. В этом состоит принципиальное отличие двух парадигм – богословской и медицинской. Первая видит источник жизни в Создателе этой жизни, вторая – в причудливых диетах, лекарствах и генной инженерии.

По мысли удивительного богослова и тайнозрителя, преподобного Максима Исповедника, человек по замыслу Бога, должен был соединить в себе различные аспекты творения, соединив в себе, ни много ни мало — все тварное бытие! И привести единое творение к Богу. Но человек, к сожалению, не справился со своей задачей.

Та телесная природа,  которая была потенциально бессмертной, стала тленной и из помощника бессмертной души превратилась в  предмет постоянной заботы и источник скорбей. Назначенный на роль господина, управителя, человек сам потерял внутри себя это соединение, разделился внутри себя на составные части, сам себя отрезал от пуповины, соединявшей его с Богом.

Врач сопровождает человека всю его жизнь, от рождения и до смерти, видит телесную слабость во всем ее апогее. И, зачастую, врач видит удивительный Промысел, который сопровождает человека, в том числе, и в болезни. Доктор видит и то, как человек приходит в мир, и то, как он из него уходит. Часто, очень часто видит смерть. Еще чаще - болезни, которые терзают тело человека на протяжении всей жизни. 

Там, где медицина видит только нарушенные связи органов, угасающие функции как причину смерти, богословие показывает нам истинную, духовную причину смерти – первородный грех. Для медицины свойственно упрощенная, только воспринятая имеющимися органами чувств схема тела. Нет в медицине понятия о бессмертной душе. Даже психиатрия (ψυχή — душа и ἰατρεία — лечение) тщательно избегает признания факта существования души, изучению расстройств которой она должна быть посвящена. Жизнь человека для медицины это только жизнь его тела и ничего более.

Богословское восприятие тела как  дома бессмертной человеческой души в сути своей глубоко оптимистично. И, главное, оно отвечает нам на вопрос о смерти. Да, человек умирает. Но телесная смерть – это не конец всего человека, это начало нового этапа в его жизни, этапа новых реалий и законов бытия. Тело человека тленно, но оно соединено с бессмертной душой и потому также участвует в спасении. Тело – орган и орудие души, а значит, о нем необходима забота, оно тленно, но не презренно. Богословская мысль давно преодолела мрачные концепции Платоновского типа — «тело – темница души» и другие  подобные.

Тертуллиан на заре христианства писал так: «И какую бы форму прах ни получил, при этом мыслился Христос, Который однажды станет человеком, ибо Слово имело стать прахом и плотью, которые тогда были ещё землею». Создавая плоть человека, Бог создавал не только человека, но  и образ воплощения своего Сына. То есть, как бы порой нам не казалось, что христианство с презрением относится к плоти, мы видим, что размышляя о сотворении человека, его тела, Творец создавал его именно таким, в котором Ему Самому предстояло родиться. Создавая тело человека, Он уже создавал тело для Бога! Представляете, на какую Божественную высоту поставлено вот это именно наше тело!

Осознание телесного естества человека в богословии выражено гораздо полнее, многограннее  по сравнению с навязанной в медицине современной материалистической парадигмой, где тело – это набор большого количества физиологических функций, на которые можно произвольно влиять и телесная жизнь обладает самодостаточной ценностью и конечной целью одновременно. Богословское осмысление телесного естества выходит далеко за рамки только этой видимой телесной реальности, оно расширяется до осознания связи тела с душой, Богом, действия Божественного промысла посредством этого тела, его посмертной участи и многих других вопросов.

Со всей очевидностью следует признать, что медицина — одна из сфер научной и практической деятельности человека и её предназначение — облегчение тягот нынешнего телесного временного существования человека. В отношении заботы о телесном существовании человека медицина сродни земледелию, строительству и другим сферам деятельности, с той разницей, что предмет заботы медицины – здоровье, а в других – забота о хлебе насущном и условиях для комфортной, безопасной жизни.

Призвание медицины к достижению ложных  целей, к спасению человека только путем улучшения тленной телесной природы – одно из заблуждений, возникших в результате секуляризации обыденного медицинского сознания. Полное и правильное богословское осмысление роли телесной жизни человека как одной из стадий его бытия обогащает, делает осмысленной медицинскую науку и практику, избавляет её от иллюзий и ложных целей.

Концепция богословского осмысления и наполнения медицинской научной и практической деятельности не может быть реализована как навязанная сверху догма или идеологическое постановление. Это всегда путь личного осознания, духовной работы врача над собой, состоящий из духовного образования и практической церковной жизни, путь искания и встречи с Богом.

Сергей Зевахин, кан. мед. наук, мануальный терапевт, студент бакалавриата СПбДА.

Опубликовано: журнал «НЕвский БОгослов» № 9


Опубликовано 03.04.2014 | Просмотров: 184 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter