Роман Катаев. Святой праведный Иоанн Кронштадтский и Санкт-Петербургская духовная академия

2 января отмечается память святого праведного Иоанна Кронштадтского, выпускника и Почетного члена Санкт-Петербургской духовной академии. Публикуем статью студента СПбПДА Романа Катаева, посвященную годам обучения Иоанна Сергиева в Санкт-Петербургских духовных школах.

«Академия наша,
имевшая счастье воспитывать
такого светильника Христовой церкви,
избравшая его потом своим почетным членом,
не должна ли гордиться им»[1] ?
проф. А.А. Бронзов

Наша заметка призвана приоткрыть одну из сторон жизни протоиерея Иоанна Сергиева, а именно годы учебы в Санкт-Петербургской духовной академии. Изображая академическую жизнь в середине XIX века, автор первой своей целью ставил показать, что святой праведный Иоанн Кронштадтский жил и трудился на благо Церкви в обычных жизненных условиях, знакомых каждому студенту. Через все это, как мы увидим, прошел и студент Иван Сергиев. Особую актуальность это небольшое исследование имеет для студентов нынешних Духовных школ.

Информация о годах, проведенных о. Иоанном в академии, довольно скудна и поверхностна. В своей автобиографии, например, о. Иоанн ограничивается лишь воспоминанием о работе письмоводителя[2].

Будущий протоиерей Иоанн провел в стенах Духовной академии четыре года, с 1850 по 1855 гг. Нужно отметить, что академия находилась в то время в другом здании, по соседству с нынешним, по адресу: г.Санкт-Петербург, наб. Обводного канала, д. 7. Студент столичного учебного заведения Иоанн Сергиев в списке выпускников XXI курса 1855 года выпуска числился под номером 35, в числе завершивших курс обучения с присвоением ему ученой степени кандидата богословия[3].

В то время ректором академии являлся епископ Винницкий Макарий (Булгаков), будущий митрополит Московский и Коломенский, знаменитый церковный историк и богослов, обогативший своими трудами церковную науку. Будучи ректором с 1850 по 1857 год, он запомнился учащимся академии своей строгостью. Так, например, выход за пределы Духовной школы был возможен лишь дважды в неделю по отпускным билетам[4].

Сам батюшка вспоминает о своих наставниках: «…чту почтенную память вашу, мои бывшие начальники и наставники (Владыка Макарий, инспектор архимандрит Иоанн (Соколов), лектор богословия и профессор архимандрит Кирилл)»[5].

о. Иоанн упоминает инспектора архимандрита Иоанна (Соколова), ставшего в последствии ректором академии, а затем епископом Смоленским, сторонника строгих порядков. Архимандрит Иоанн отличался при этом и своей ученостью, являясь автором ряда трудов по церковному праву. «Он был дивный человек, – вспоминает о. Иоанн, — и ему я обязан тем, что получил это великое назначение – священство»[6].

Роман Катаев. Святой праведный Иоанн Кронштадтский и Санкт-Петербургская духовная академия

Также о. Иоанн упоминает архимандрита Кирилла (Наумова), будущего епископа Мелитопольского, труды которого по пасторскому богословию и ныне не потеряли своей актуальности. С ним о. Иоанна Кронштадтского связывает интересный случай, о котором вспоминает сам батюшка: «В один двунадесятый праздник было приказано мне за всенощной стоять и держать митру архимандриту Кириллу, экстраординарному профессору и помощнику инспектора Академии, а я [митру] не снял, и потом, когда товарищи заметили, зачем я это сделал, ответил: «сам снимет». Как мне сошла эта грубость, не знаю, но только архимандрит, видимо, обиделся на меня и по адресу моему на лекции в аудитории говорил очень сильные нотации, не упоминая меня. Он читал нравственное богословие и был родственник ректора»[7].

Среди профессоров и преподавателей академии было много других знаменитых лиц, например, автор двухтомного труда по истории академии профессор И.А. Чистович[8].

***

Иван Сергиев поступил в Академию на казенное содержание после отличного окончания Архангельской духовной семинарии. По причине бедности он был вынужден занять должность письмоводителя при академии. В своей автобиографии о. Иоанн вспоминает: «В академическом правлении тогда занимали места письмоводителей студенты за самую ничтожную плату (около девяти руб. в месяц), и я, имея мать, бедную вдову, нуждавшуюся в моей помощи, на предложение секретаря академического правления с радостью согласился занять это место»[9].

Черты строгой дисциплины, поддерживаемой ректором епископом Макарием и инспектором архимандритом Иоанном, сочетались с прекрасным научно-богословским уровнем, которым, безусловно, обладали ректор и профессорско-преподавательская корпорация академии.

В годы обучения о.Иоанна произошли некоторые изменения в учебном плане: с 1851 года студенты обязывались писать один раз в каждую треть года проповеди по основному богословию. В программе обучения появились новые предметы – русская церковная история (выделена из общецерковной истории), логика, психология[10].

В 1853 году по инициативе архиепископа Казанского Григория (Постникова) было образовано противораскольническое отделение при академии, где получали практические навыки иереи-миссионеры, собранные из разных епархий[11].

Не случайно о. Иоанн выбирает тему полемики с расколом для написания своего выпускного сочинения: «О Кресте Христовом. В обличение мнимых старообрядцев (кандидатская диссертация)»[12]. В дальнейшем о. Иоанн сохранял почтение к митрополиту Григорию, его проповеди он произносил наравне с проповедями своего сочинения[13].

До конца жизни о.Иоанн сохранил доброе и благодарное отношение к своей школе. «Прошел я три школы: низшую, среднюю и высшую [духовное училище, духовная семинария и духовная академия – К.Р.], постепенно образуя и развивая три душевные силы: разум, сердце и волю как образ тричастной, созданной по образу Святой Живоначальной Троицы, души. Высшая школа, коей присвоено название Духовной академии, имела на меня особое благотворное влияние. Богословские, философские, исторические и разные другие науки, широко и глубоко преподаваемые, уяснили и расширили мое миросозерцание, и я, Божией благодатию, стал входить в глубину благости Божией <…>; во мне развилось и окрепло религиозное чувство <…>. Прочитав Библию с Евангелием и многие творения Златоуста и других древних отцов, также и русского златоустого Филарета Московского и других церковных витий, я почувствовал особенное влечение к званию священника и стал молить Господа, чтобы Он сподобил меня благодати священства и пастырства словесных овец Его»[14].

Однако к последующему развитию духовного образования о. Иоанн относился скептически: «Теперь в семинариях преподавание наук совсем другое, — писал он в своем дневнике в 1906 году, — да и все пошло не так»[15].

Уместно привести воспоминания о.Иоанна о своем пребывании в академии: «Вспомнил я свою Санкт-Петербургскую Академию и жизнь мою в стенах ее, которая была не безгрешна, хотя я был весьма благочестивым студентом, преданным Богу всем сердцем <…> Грехи мои состояли в том, что иногда в великие праздники я выпивал вина, и только один Бог хранил меня от беды, что я не попадался начальству Академии и не был выгнан из нее, как был выгнан студент Метельников (Вас. Иванович из Нижегородской Семинарии), напившийся до бесчувствия и отморозивший себе руки за стенами Академии. (Ворота были заперты на ночь, и он не мог попасть в Академию.) Благодарю Господа за милость и сокрытие моих грешных поступков»[16]. Обращаясь к своим наставникам в академии, о. Иоанн говорит: «Вы снизошли ко мне и не наказали меня соответственно вине моей и дали мне возможность окончить счастливо и получить академическую степень кандидата богословия и сан священника».[17]

Студент Иван Сергиев, как мы видели и в вышеприведенном случае с архимандритом Кириллом, не лишенный человеческих слабостей, все же и тогда был примером благочестивой жизни. Протоиерей Иоанн Орнатский такими словами характеризует о.Иоанна во время учебы его в академии: «Юноша богобоязненный, скромный, чистый, самоуглубленный. Первая книга, которую он приобретает на заработанные им первые деньги, были беседы святого Златоуста на Евангелие от Матфея. И он, уединившись в аудитории, читает их с восторгом, как бы живого представляет себе великого христианского проповедника и рукоплещет ему»[18].

В академии привилась ему любовь к молитве, до конца жизни о. Иоанн сохранил привычку молиться на свежем воздухе. Одним из излюбленных мест для молитвы и размышления был академический парк, в котором о.Иоанн проводил много времени [сейчас от этого парка ничего не осталось – К.Р.][19].

Удивительные примеры молитвенности и веры уже во время учебы в академии остались в воспоминаниях современников и самого о.Иоанна. Д. Озеров передает интересный рассказ о. Иоанна: «Это было давно! Я тогда был студентом Духовной академии. За несколько дней до 9 мая ко мне зашел мой товарищ по академии и сообщил мне горестную и ввергшую его в отчаяние весть, что совершенно и безнадежно оглох. Все врачи, к которым он обращался, объявили ему, что он не излечим. Я ему говорю: «А как же выпускные экзамены? Как же ты их будешь держать?» Пишу ему на бумаге; он прочел и говорит: «Как же я могу держать экзамены, когда я ничего не слышу?» И пишу ему на той же бумажке: « Приходи ко мне 8-го вечером, и мы всю ночь с тобой помолимся Святителю Николаю Чудотворцу, затем отслужим литургию, молебен с акафистом». Так мы и сделали, и мы вдвоем так молились, так просили, так убеждали Николая Угодника нам помочь, что после акафиста мой товарищ вдруг услышал, и мы друг друга поздравляли, плакали и обнимались. И он успешно выдержал все экзамены. Вот это событие я никогда 9 мая не забываю и всю жизнь благодарю угодника Божия за его помощь и заступление»[20].

Еще в студенческое время с о.Иоанном произошло другое чудо: он в видении, в ясных очертаниях увидел храм, в котором будет более 50 лет совершать свое священническое служение[21].

В заключение назовем имена некоторых из однокурсников о. Иоанна. Вместе с о. Иоанном учились будущий известный историк Западной Руси, доктор церковной истории М. О. Коялович, прославившийся научно-литературными трудами протоиерей Д.А. Тихомиров (профессор Лесного института), члены Учебного комитета Священного Синода протоиереи И.В. Толмачев и Д.П. Соколов, архиереи Варлаам (Чернявский), Аркадий (Филонов), Мемнон (Вишневкий)[22].

Кратко рассмотрев на основе опубликованных исследований жизнь о.Иоанна Кронштадтского во время учебы его в Санкт-Петербургской православной духовной академии, хотелось бы подчеркнуть тот нравственный урок, который преподнес современным Духовным школам их знаменитый выпускник. Святость не является неким запредельным понятием, выходящим за область человеческого, но святость есть свойство, присущее в разной степени каждому православному христианину.


[1] Бронзов А., прот. Некролог отца Иоанна кронштадтского // Церковный вестник. 1909. №1.

[2] Автобиография // Св. прав. Иоанн Кронштадский в воспоминаниях самовидцев. М., Отчий дом, 2004. С.8-9.

[3] Родосский А. Биографический словарь студентов первых 28 курсов Санкт-Петербургской Духовной академии. 1814-1869 гг. СПб., Типография И.В. Леонтьева, 1907. С. LXV.

[4] Родосский А. Биографический словарь студентов первых 28 курсов Санкт-Петербургской Духовной академии. 1814-1869 гг. СПб., Типография И.В. Леонтьева, 1907. С. LXVI.

[5] Арсений (Жадановский), еп. Отец Иоанн Кронштадтский // Св. прав. Иоанн Кронштадский в воспоминаниях самовидцев. М., Отчий дом, 2004. С. 596.

[6] Духонина Е. Как поставил меня на путь спасения отец Иоанн Кронштадтский (дневник духовной дочери). М., Отчий дом, 1998. С.163.

[7] Арсений (Жадановский), еп. Отец Иоанн Кронштадтский // Св. прав. Иоанн Кронштадский в воспоминаниях самовидцев. М., Отчий дом, 2004. С. 596.

[8] Родосский А. Биографический словарь студентов первых 28 курсов Санкт-Петербургской Духовной академии. 1814-1869 гг. СПб., Типография И.В. Леонтьева, 1907. С. XXIII.

[9] Автобиография // Св. прав. Иоанн Кронштадский в воспоминаниях самовидцев. М., Отчий дом, 2004. С.8.

[10]  Родосский А. Биографический словарь студентов первых 28 курсов Санкт-Петербургской Духовной академии. 1814-1869 гг. СПб., Типография И.В. Леонтьева, 1907. С. LXI.

[11] Родосский А. Биографический словарь студентов первых 28 курсов Санкт-Петербургской Духовной академии. 1814-1869 гг. СПб., Типография И.В. Леонтьева, 1907. С. LXIII.

[12] Святой Праведный Иоанн Кронштадский. О Кресте Христовом. В обличение мнимых старообрядцев. М., СТПБУ, 2006.

[13] Александр (Семенов-Тян-Шанский), еп. Отец Иоанн Кронштадтский. Клин, 2004. С.15.

[14] Слово в день памяти преподобного отца нашего Иоанна Рыльского, 19 октября 1899 года // Св. прав. Иоанн Кронштадский в воспоминаниях самовидцев. М., Отчий дом, 2004. С.24-25.

[15] Духонина Е. Как поставил меня на путь спасения отец Иоанн Кронштадтский (дневник духовной дочери). М., Отчий дом, 1998. С.163.

[16]  Арсений (Жадановский), еп. Отец Иоанн Кронштадтский // Св. прав. Иоанн Кронштадский в воспоминаниях самовидцев. М., Отчий дом, 2004. С. 596.

[17] Арсений (Жадановский), еп. Отец Иоанн Кронштадтский // Св. прав. Иоанн Кронштадский в воспоминаниях самовидцев. М., Отчий дом, 2004. С. 596.

[18] Орнатский И., прот. Кончина и погребение отца Иоанна Кронштадтского // Св. прав. Иоанн Кронштадский в воспоминаниях самовидцев. М., Отчий дом, 2004. С.657.

[19] Александр (Семенов-Тян-Шанский), еп. Отец Иоанн Кронштадтский. Клин, 2004. С.15.

[20] Озеров Д. Отец Иоанн Кронштадтский // Св. прав. Иоанн Кронштадский в воспоминаниях самовидцев. М., Отчий дом, 2004. С. 423-424.

[21] Александр (Семенов-Тян-Шанский), еп. Отец Иоанн Кронштадтский. Клин, 2004. С.17.

[22] Родосский А. Биографический словарь студентов первых 28 курсов Санкт-Петербургской Духовной академии. 1814-1869 гг. СПб., Типография И.В. Леонтьева, 1907. С. LXIV.


Опубликовано 01.01.2011 | Просмотров: 253 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter