Протоиерей Кирилл Копейкин. Логосность творения

Протоиерей Кирилл Копейкин. Логосность творения

Сегодня мы вспоминаем святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова – небесного покровителя наших духовных школ. Именно его Евангелие начинается словами, которые мы каждый раз слышим на Пасху: «В начале было Слово», – Логос Божий. Именно за это возвышенное начало он и получил наименование Богослов. Обратите внимание, что Священное Писание начинается с повествования о творении мира Словом Божиим. Очевидно, это очень значимый текст, раз с него начинается Библия. Почему он может быть значим? Дело в том, что это не просто рассказ о том, как был сделан мир. Главная весть, которую несет нам Библия – это весть о спасении. Сегодня порой мы воспринимаем спасение просто как избежание наказания. И нам порой кажется, что Господь – это такой грозный судья, который считает все наши грехи и жестоко наказывает. Но на самом деле слово «спасение» в библейской традиции всегда понималось как «обожение» – соединение с Богом. Поэтому в деле спасения очень важно, как устроено мироздание. Ведь сама онтология бытия может быть преображена, может быть соединена с Богом.

Сегодня мы с вами думаем, что этот мир материален и материя воспринимается как нечто противоположное Богу. Но Откровение говорит нам о том, что все естество, сотворенное словом Божиим, словесно, логосно, и именно поэтому оно может быть преображено и соединено с Богом. Митрополит Антоний Сурожский – замечательный пастырь и может быть один из крупнейших богословов XX века – в своих беседах неоднократно подчеркивал, что на самом деле единственный подлинный материализм – это христианство. Почему? А потому, что для христиан воплощение Божие – это указание на то, к какой высоте призвана материя этого мира. Владыка Антоний говорил о том, что мы порой воспринимаем окружающий нас мир как мертвый. Но на самом деле Бог, Который является Жизнью, ничего мертвого не творит. И чудеса, которые порой происходят в этом мире, это не насилие над природой, не искажение законов природы. Это откровение того, что в мире сокрыто, искажено и придавлено грехом. Мы этого не видим, но в чуде это проявляется. И вот величайшее чудо – говорил владыка Антоний – это чудо Евхаристии, которое совершается сегодня в храме. Если мы всерьез верим, что на Литургии хлеб и вино действительно становятся Телом и Кровью Христовой. Это означает, что вот эта самая материя, которую мы считаем мертвой и инертной, противостоящей духу, на самом деле такова, что может быть соединена с Богом. Это преображение происходит в храмах ежедневно.

Мы сегодня все получаем образование. По крайней мере среднее. И те знания, которые мы выносим из школы, заставляют нас думать, что окружающий мир такой инертный и грубый, и что вот она, единственная существующая материальная реальность. Но на самом деле это не так. Я помню, как на меня произвело большое впечатление, когда одна раба Божия рассказала мне о том, какое у нее было своего рода откровение, новое видение мира. Она пришла к вере в Бога в достаточно зрелом возрасте. Ее юность пришлась на советское материалистическое время. Она привыкла думать, что материя мертва и инертна. Она училась в университете и слушала курс научного атеизма. И вот когда она пришла к вере, у нее был все время внутренний разрыв между тем взглядом на мир, который был воспитан с детства и ее новой верой. Она много молилась и просила, чтобы Господь ей помог преодолеть этот внутренний разрыв. И вот она рассказывала, как, в течение почти месяца, она просыпалась и начинала видеть мир совершенно по-другому. Она видела мир не только как состоящий из тел, Она видела, что все мысли, переживания людей, эмоции, они так же реальны, как и все остальное, ведь они так же словесны, как и Логос, и они так же оказывают воздействие на всю ткань бытия. Конечно, можно сказать, что это индивидуальный образ, субъективные переживания. Но на самом деле даже то, что нам кажется физически твердым, твердо только в силу ограниченности нашего восприятия.

В основном мы видим мир посредством света, который попадает в наши глаза. Но представьте себе, если бы мы видели не только свет, но и радиоволны. Тогда стены бы для нас стали прозрачными, люди бы стали прозрачными, даже земля стала бы прозрачной. Мы бы увидели, что мир не такой вот постный и мертвый, а на самом деле это все живая ткань, которая сотворена Богом. И вот это переживание мира как живой ткани, которую сплел Творец, изначально присутствовало в христианской традиции. Преподобный Ефрем Сирин говорит о том, что мир – это книга Бога. Ему вторят святитель Григорий Нисский и святитель Василий Великий. Святитель Григорий Палама, православное богословие которого достигает, пожалуй, своей вершины, называл этот мир «писанием самоипостасного Слова».

Апостол Иоанн Богослов говорит нам о любви, говорит о том, что любовь преображает, но кажется, что любовь – это что-то случайное. Есть реальные вещи, мерилом этих вещей являются деньги. И порой кажется, что деньги – это почти все в нашем мире. Но даже они – что они такое на самом деле? Сама по себе бумажка ценности не имеет. Она лишь является мерилом ценности только потому, что есть договоренность. Мы просто условились, что это стоит столько, а это стоит столько. Опять-таки это тоже слово. И сегодня мы приходим к пониманию того, что мир не такой инертный, как это казалось прежде. Любопытно, что современная наука приходит к пониманию того, что в христианской традиции она возникла от словесного представления о том, что Бог дает откровение двух видов. Первое – это Библия, а второе – сам мир. И между этими двумя книгами нет противоречия, потому что они созданы одним и тем же автором. И вот сегодня наука приходит к пониманию того, что эти мельчайшие стихии как бы буквочки, из которых написан этот книжный текст. Они таковы, что даже когда мы хотим что-то о них узнать, они как будто чувствуют это и меняют свое поведение в зависимости от того, как мы на них смотрим. То есть даже наука, которая еще сто лет назад воспринималась как нечто противостоящее Церкви и противоречащее вере сегодня приходит к пониманию того, что все естество логосное.

Мы порой говорим: «Да, этот мир лежит во зле, тут все продается, все покупается». Но ведь человек, с точки зрения библейской традиции, был сотворен как посредник между Богом и всем творением. И то, каков этот мир, зависит от нас. Да, каждый из нас не может изменить весь мир, но меняя себя, меня свое внутреннее пространство, которое нам подвластно, мы меняем жизнь вокруг нас. Если каждый из нас будет стремиться к этому, то жизнь действительно изменится. Изменится онтологически. Не просто потому, что мы станем добрее относиться к другим. Изменится само естество этого мира. Преподобный Максим Исповедник как раз говорил о том, что на человека возложена высочайшая задача – собирая все мироздание в себе, он через мироздание соединяется с Богом. Каждый из нас к этому призван.

Сегодня мы слышали с вами замечательные слова апостола и евангелиста Иоанна Богослова: «Пребывающий в любви в Боге пребывает, и Бог пребывает в нем». Мне кажется, нужно сегодня помнить о том, что это не просто метафора, что это не просто красивые и замечательные слова, которые скроются за грубой реальностью. Нет, это слова, которые действительно говорят об онтологии мироздания, о том, как этот мир устроен. И это принципиально важно для нас. Если мы с вами – нынешние и будущие пастыри – не будем к этому стремиться, тогда та вещь, которую мы несем, не будет иметь подлинного смысла.  Дай Бог, чтобы каждый из нас стремился к тому, чтобы пребывать в Боге, чтобы Бог пребывал в нас, и чтобы через это менялся и преображался тот мир, в котором мы живем.

Проповедь проректора по аккредитации Духовной Академии, протоиерея Кирилла Копейкина, произнесенная за Божественной литургией в престольный праздник в храме апостола и евангелиста Иоанна Богослова
 9 октября 2016 года.


Опубликовано 09.10.2016 | Просмотров: 349 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter