Протоиерей Александр Ранне. Цели и задачи православно ориентированной школы.

Православная школа

Смысл христианской школы можно выразить очень простыми словами, употреблёнными ещё на заре христианской эры апостолом Павлом: «Детоводительство ко Христу». Правда, нельзя думать, что целью воспитания является доведение детей до некоторого уровня святости, который можно измерять, подгоняя всех  под один общий шаблон. Не существует таких средств, при помощи которых педагог или родители способны из ребёнка выковать святого: будущего отшельника, молитвенника, аскета, девственника, мученика, страстотерпца, великого благовестника и т.д. Если бы человечество научилось когда-нибудь воспитывать человека, по желанию придавая ему необходимые черты характера, исходя из наследственных склонностей и талантов, мир превратился бы в некоторое кем-то с режиссированное театральное действо. Мы же с вами живём в мире, где Божественное Провидение, предначертав конечные судьбы мира, в то же время оставило человеку его свободу.

С этим можно не соглашаться, против этого можно протестовать, но свобода — это дар Божий, и поэтому даже самый маленький человек имеет право на уважение его индивидуальности. Из него нельзя лепить то, что хочется нам, взрослым, мы должны помочь ему реализовать себя как личность. Это слово часто употребляют, не задумываясь над его смыслом. А оно означает завершённость, полноту. Этими свойствами обладает только Бог, человек же является существом, которому всегда чего-то не хватает. И он стремится к восполнению своей недостаточности. Направление же этого стремления, в конце концов, и определяет будущность индивидуума, т.е. существа, обладающего собственной идеей, реализация которой зависит от него самого. Человек должен быть верующим, чтобы понять, что предложенный ему образ жизни является наиболее оптимальным в тех условиях, в которые его поставило Божественное Провидение. Не лишним будет напомнить, что воспитание начинается, прежде всего, в семье. Так или иначе, ребёнок начинает свой жизненный путь, копируя слова и поступки своих родителей. И, если он окружён любовью самых близких ему людей, этот первый опыт будет для него надолго основным мерилом его дальнейших поступков. Нужны будут очень серьёзные аргументы и новые примеры, чтобы изменить основные стереотипы его поведения. В этом смысле, если ребёнок родился в православной благочестивой семье и окружён вниманием и заботой, уклад жизни и пример старших членов семьи будет для него во многом определяющим. Наиболее опасным для религиозного и нравственного развития ребёнка является  не без религиозная обстановка в семье, и не враждебная к религии, тем более, что в этом случае, нравственная составляющая общей семейной атмосферы, зачастую, не очень привлекательна, а лицемерная, когда говорят об одном, а на практике поступают совершенно по другому. Коррекция недостатков семейного воспитания в этом случае наиболее сложна. И в этом случае чрезвычайно важен добрый пример педагогов, которые не только сами соответствуют званию учителя православно-ориентированной школы, но и формируют благоприятную воспитывающую среду в классе и школе.

Современная педагогика прекрасно знает, что ребёнок в своих поступках стремится опереться на здравый смысл, который черпает из окружающего его жизненного пространства. Можно сказать, что он воспитывает себя в контексте окружающей его среды. Поэтому главной задачей воспитателя является создание особого  религиозного, культурного и нравственного климата, в котором бы группа детей проходила своё обучение и, в контексте этого обучения, духовно-нравственно совершенствовалась. Такие условия, без сомнения, будут способствовать и умственному развитию ребёнка, ибо жизненное пространство, в котором он находится, наполнено информацией и образами, соответствующими уровню развития, и достаточно нравственно ориентировано. Преподаватель в таких условиях лишь слегка корректирует процесс и по мере необходимости добавляет важную для поступательного развития ребёнка информацию. Таким образом, личный опыт воспитанника становится основанием для педагогической работы. В таких условиях заниматься обучением и воспитанием лучше всего не посредством только лишь заучивания наизусть  текстов, а в процессе творческой работы с детьми. Обучение в школе должно быть радостным. Это — встреча одинаково верующих и мыслящих детей, которые остаются детьми и которым необходима и доброта, и игра, и новые яркие впечатления. В этом смысле церковный календарный год наполнен событиями и праздниками. Но их необходимо не только отмечать хождением в церковь или воздержанием от скоромной пищи. К этим событиям религиозной жизни детей надо готовить, чтобы сам праздник,  причастие Святых Христовых Тайн в церкви вместе со всеми был завершением каких-то необременительных для ребёнка, но важных дел. Здесь уместно и научение детей совместному пению праздничного тропаря, общая забота о благолепии храма, который он посещает вместе с родителями, и помощь родителям в уборке квартиры или дома, и какая-то совместная благотворительность Христа ради, и украшение помещения, где проходят занятия, и спектакль  с религиозно нравоучительным подтекстом, и многое другое. Всё это и должно создавать ту атмосферу, из которой дети могли бы сами выбирать для себя и знания, и образы, и мотивы своих детских фантазий. Если же создаётся сложная ситуация, инициированная привнесёнными из другой среды проблемами ( семейные проблемы, улица ), и учитель бессилен в непосредственном влиянии на ученика, то при умелом, тактичном и добром влиянии через атмосферу,   царящую в школе, он может творить,  буквально,  чудеса. Главное — научить детей любить друг друга,  и самому сдружиться с ними. Как мы уже говорили, воспитание должно осуществляться через собственный опыт ребёнка, который всецело определяется средой, а роль воспитателя или учителя должна сводиться к организации и регулированию этой среды. Самым опасным для нравственного опыта ребёнка, может оказаться ситуация, когда в классе появляется не любимый всеми член коллектива. Причины могут быть различными, но от воспитателя класса в данном случае зависит очень многое и, если в данном случае он встаёт на сторону большинства, о христианском воспитании не может быть и речи. Совместное переживание неудач учеников, наоборот, может помочь и исправлению ошибок, и общей атмосфере воспитательного воздействия учителя на учеников в будущем.

Если мы определили цель христианской педагогики как водительство ко Христу для реализации полноты индивидуума в полноте Божественной Личности, то должны чётко определить для себя, что конкретно для нас будет показателем успеха нашей педагогической практики. Порядочный законопослушный гражданин? — Но этого явно недостаточно для нас. Святой чудотворец? — Но это дело благодати Божией, а не нас. Должны ли мы стремиться к тому, чтобы воспитанники нашей школы были людьми «не от мира сего» и, если да, то что это для нас означает? Понятие мир в библейской терминологии означает то, что было сотворено Богом. Т.е. небо и землю. Или всё то, что реально существует. Однако мы знаем, что Бог не сотворил зла, а оно реально существует. Оно искажает мир, сотворённый Богом, иногда до неузнаваемости, хотя, как пишет апостол Павел в послании к римлянам ( 1,19-20 ): «…невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы…» (Именно здесь мы видим основание настоящей, нравственно глубоко осмысленной науки.) Вот почему воплощённый Сын Божий по суждению святых Отцов «есть видимое Невидимого Бога». Человек как часть творения этого видимого мира всегда будет чувствовать себя некоторым недоделанным существом вне полноты Христовой. Он, как мы уже говорили, недостаточен сам в себе. И от этой недостаточности рождается то, что можно назвать клеветнической гримасой на Бога, порождающей зло и страдания на земле. Этот созданный Богом прекрасный мир оказывается оклеветанным и порабощенным. Святой Евангелист Иоанн Богослов в 17 главе передаёт нам молитву Господа нашего Иисуса Христа об учениках: «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но, чтобы сохранил их от зла». ( 15 ). Поэтому вторую цель педагогического процесса  школы можно определить как попытку предохранить наших детей от зла этого мира. Их отделение от лукавства и лжи этого мира, однако, нисколько не отменяет их положительных обязанностей по отношению к нему. Ибо Бог готовит преображение этого мира. «…Вот, — пишет пророк Исаия, — Я творю новое небо и новую землю . ……. не будут трудиться напрасно и рождать детей на горе…» (65,17,23 ). Бог не может творить напрасно, всуе,  и поэтому мир имеет в себе ценность как возможность для человека творческого преображения себя для Царствия Небесного. Но сам человек не может мыслиться только в рамках своего биологического тела. Мир вокруг него есть его продолжение, потому что  душа этот мир содержит в себе. Отсюда и рождаются положительные обязанности христианина по отношению к окружающему его миру, которые необходимо воспитывать в ребёнке и в условиях нашей православно ориентированной школы,  и вне её. Но отсюда же вытекает и необходимость сообщить ребёнку всю необходимую для его жизни информацию, дать ему в руки достаточные знания позволяющие быть полезным обществу. Его образовательный уровень должен быть, по меньшей мере, на уровне соответствующих стандартов, но, с другой стороны, мы должны научить его смотреть на научную картину мира глазами христианина, который понимает смысл его существования и чувствует свою ответственность за него.

Существует целый ряд научных фактов свидетельствующих о недоказуемости материалистической теории возникновения мира, но и существование Творца также не доказано наукой. Правда, если представители материалистической науки всегда заявляли, что они знают это доказательство, верующие подчёркивали, что существование Творца — вопрос веры. Но вера не может быть слепой. Она всегда опирается на внутренний духовный опыт человека, на его неодолимую потребность до конца высказаться о смысле собственного существования и о смысле существования человеческой истории вообще.

Вера в главенствующую силу разума, в прогресс, вера во всё, что может быть обобщено под термином просвещенчества, очень сильно захватила научную мысль в XVIII  и XIX веках и остаётся в ней в достаточном объёме до сих пор. Уже в конце XVIII века просвещенчество подверглось сильному воздействию сначала со стороны романтического, а затем и религиозного течений, но и сегодня оно остаётся довольно-таки жизнеспособным направлением, где религии противопоставляется не её отрицание, не чистый атеизм, а вера в то, что можно и без Бога устроить жизнь. Чистый атеизм легко соединяется с равнодушием и потому особой творческой активности не имеет, но атеизм, оплодотворённый секулярным гуманизмом, стремится вытеснить христианство и иногда в этом торжествует.

Религия и наука не могут противоречить друг другу по той простой причине, что они говорят о совершенно разных вещах. Противоречия же возникают там, где два объекта высказывают об одном и том же предмете противоположные суждения. В данном случае, сознательно упрощая проблему, можно сказать, что наука изучает мир, а религия познаёт Бога. Поэтому первая так же мало противоречит утверждениям второй, как, например, астрономические истины о строении Солнечной системы могут противоречить, скажем, учению о законах денежного обращения.

Однако, с другой стороны, совершенно не безразлично с духовно-нравственной точки зрения, формируется ли в ребёнке мировоззрение на основе представлений о мире и жизни как о нелепой случайности или за стройностью законов вселенной прослеживается светлый лик Законодателя, вложившего высший смысл в историю и жизнь каждого человека. Свободного и ответственного за свою бессмертную душу.

Известно, что К.Д.Ушинский считал нравственное воспитание приоритетным, хотя, конечно, он отдавал должное и умственному развитию ребёнка, в чём роль педагога никак нельзя умалять. Недаром сегодня всё больше говорят о развивающей педагогике. Но, во-первых,  это должно соразмеряться с возможностями ребёнка, а  во-вторых, знания хороши только в руках высоко нравственного человека. Поэтому,  занимаясь воспитанием детей, мы должны чётко представлять себе, к каким целям должны стремиться.

На секулярном языке их можно было бы сформулировать таким образом:

  1. Научить детей с уважением относиться к старшим, быть отзывчивыми к сверстникам, проявлять внимание к их заботам, трудностям, переживаниям, оказывать посильную помощь; радоваться успехам своих друзей, уметь сочувствовать, развивать чувство дружбы и умение мирно разрешать конфликты; приучать выражать свое отношение к плохим и хорошим поступкам, не сбиваясь на осуждение и злорадство, уметь давать правильную оценку своим поступкам.
  2. Воспитывать любовь к Родине, народу, уважение и любовь к истории и культуре своего Отечества.
  3. Прививать уважение к труду старших, желание оказывать помощь в домашней и общественной работе, беречь и заботиться о своём здоровье и о здоровье своей души.
  4. Воспитание эстетических основ: мировая культура и окружающая действительность. Понятие о прекрасном без излишней сентиментальности. Воспитание чувств и сдержанности в их проявлении.
  5. Творческое отношение к обучению, концентрация внимания, умение читать и размышлять над прочитанным, стремление к совершенствованию своих умственных и духовных способностей.

Однако, нам никак нельзя забывать, что большинство из известнейших педагогов прошлого, таких как Я.А. Коменский, И.Г. Песталоцци, А. Дистервиг, А. Герберт, Н.И. Пирогов, К.Д. Ушинский и другие, основанием нравственного воспитания личности полагали стремление человека к Богу. Последний же из перечисленных нами вообще считал, что никакая серьёзная педагогика не возможна вне христианства. Интересно, что современная педагогика убеждена,  что если личность не обладает высоким нравственным идеалом, ей никогда не достичь самоосуществления в достаточном самовыражении. Что, в свою очередь, делает человека внутренне ущербным, даже если он добивается достижения каких-то внешних целей и для сторонних наблюдателей кажется  вполне успешным. Не случайно, все мировые религии опираются на авторитет своих основателей, тех, кто собой и своей собственной жизнью подтверждает то, что он проповедует. А доктор психологических наук В.И. Слободчиков идёт ещё дальше. Он пишет: «Можно сказать, что человек духовен в той мере, в какой абсолютный Дух стал его субъективным духом. И именно поэтому в наивысшей степени духовность обнаруживает себя и становится способом жизни человека, когда он вступает в личные отношения с Богом». Религия есть выход за пределы современной культуры. И когда сама культура  ( да и вообще жизнь во всём её многообразии) в кризисе,  помочь может только напряжённая религиозность,  основанная на интимнейших отношениях со Христом, абсолютным разрешителем всех кризисов и тупиков человеческой истории. Научить ребёнка видеть в своей душе Бога, как живое и реальнейшее присутствие другого, к кому можно обратиться и не просто с просьбой, а, может быть, за советом, вразумлением — вот труднейшая и наиболее важная задача современной христианской педагогики, а значит и воспитателей церковно-приходских школ.

У нас, православных, есть двухтысячелетняя богослужебная традиция, она очень богата и одновременно трудна не только для детей, но и для взрослых. Как сделать так, чтобы она стала прозрачной для понимания и молитвенной жизни. Прежде всего, с моей точки зрения, ею нельзя обременять детей. Постижение языка богослужений ребёнком должно протекать очень медленно. Нужно, чтобы ребёнок научился узнавать в богослужении то, что ему рассказывал воспитатель на уроках. И чтобы везде и во всём, что происходит в храме за богослужением,  он узнавал Христа, его невидимое присутствие. Нельзя допустить того, чтобы воспитатель, обряд или даже священник отвлекали ребёнка от образа Христа, заслоняли Его собой.

В заключении, хотел бы отметить, что Господь оставил нам писания апостолов,  совсем не похожие на учебники, которые необходимо зазубрить. Книжников он нещадно критиковал за их лицемерное и поверхностное толкование текстов Священного Писания. За их нежелание вникнуть в духовную  суть того, с чем обращался к своему избранному народу Творец. Но с другой стороны, эти Писания стали материалом формирования той культуры, которую мы совсем ещё, к счастью, не потеряли. Мы потеряли источник нашей культуры и его необходимо вновь обрести. Но этого мало. Детям нужно показать сообразность красивых слов, жестов, движений, звуков и т.д. с этими Священными источниками. Тогда, к примеру, слова спасибо (спаси Бог) и благодарю (Благо дарю) обретут совсем другой, возможно даже литургический характер.

Из Евангельских текстов, при внимательном чтении, мы можем взять для себя на вооружение много интересного с точки зрения педагогической практики. Христос в своих проповедях не просто учит своих учеников и народ — он ведёт с ними диалог. Этого возможно очень не хватает современным педагогам. Особенно на уроках Закона Божия или Православной культуры. Кроме того, в его притчах нет ничего постороннего, отвлекающего от основной темы. Ребёнок не может следить за постоянно отвлекающимся от основной темы учителем, поэтому, чтобы преподать урок, нужно быть не только самому заинтересованным данным материалом, не только найти нужные и достаточно красочные образы, но и уметь быть лаконичным. Пример Евангельских притч должен нас многому научить. И, наконец, образы, которыми пользуется Господь, взяты из повседневной жизни людей, из практики их жизни и потому они так понятны были окружающим. Всё, что говорил Христос, люди знали из опыта собственной жизни. Именно так мы должны учить детей, учитывая их опыт, их особенности, проблемы, среду обитания. А если мы пользуемся Евангельскими образами, то должны их приблизить к пониманию детей, показать их соответствие нашей жизни на примере того опыта, который получили наши дети из современной им действительности.

Если школа православно ориентирована, то на религиозных факультативах, которые должны быть обязательными для учащихся такого типа учебных заведений, цели религиозного обучения должны быть сформулированы более конкретно. В данном случае они не должны отличаться от целей, которые ставятся для учеников воскресно-приходских школ. Например, их можно было бы сформулировать таким образом:

  1. Формирование православного представления о Боге, человеке и о самом себе;
  2. Изучение Евангелия;
  3. Разъяснение символа веры Православной Церкви;
  4. Изучение истории Русской Православной Церкви;
  5. Разъяснение учащимся содержание и смысл Церковного Богослужения. Научение сознательному участию в литургической жизни Церкви;
  6. Обучение молитве, церковной и домашней;
  7. Воспитание в духе евангельских заповедей с тем, чтобы Закон Божий становился законом жизни. Объяснение понятия греха, необходимости каждому видеть свои грехи, каяться и постоянно бороться с грехом;
  8. Воспитание любви к своему Отечеству, и уважения к аналогичным чувствам других.

Таким образом, цели нравственного воспитания поставленные собственно школой, будут углубляться и получат необходимый мировоззренческий фундамент в рамках религиозного факультатива.

Есть древнее благочестивое суждение, по которому Господь забирает человека из жизни тогда, когда он уже достиг доступной для него меры своего духовного развития, или, когда его падение уже не предполагает покаянного восстановления. Исходя из этого, я хотел бы предостеречь всех нас от поспешной оценки поведения детей. Мы просто должны дозволить детям приходить ко Христу, а для этого их нужно познакомить с Ним. Всё остальное — дело благодати Божией. Своё же служение мы обязаны осуществлять профессионально и с любовью стараясь во всём, если это возможно, быть для детей примером.


Опубликовано 19.02.2015 | Просмотров: 204 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter