Протоиерей Александр Глебов. «Свершилось»

Протоиерей Александр Глебов. "Свершилось"

Апостол Иоанн Богослов, который был со Христом на Голгофе и слышал все то, что Он говорил в последние минуты Своей жизни, впоследствии написал Евангелие. И это «Свершилось» он перевел как τετέλεσται. И это τετέλεσται не просто окончание чего-либо или завершение чего-либо. Это победный клич воина. Так восклицали воины, когда одерживали победу и когда враг был повержен. И вот, пригвожденный ко кресту, истекающий кровью, поверженный и умирающий Господь говорит последнее слово, и тем Он свидетельствует о Своей Победе. Внешне это победа выглядела более чем сомнительно. Казалось, что тьма и злоба восторжествовала, и когда это ликование происходило, возмутилась сама природа: померкло солнце, затряслась земля, церковная завеса раздралась надвое, открыв для постороннего взора Святая Святых. Все это свидетельствовало о том, что произошло страшное беззаконие.

Последними словами Господа на Кресте стала фраза: "Свершилось!" В следующий раз Его уста разомкнутся для того, чтобы приветствовать учеников словами: "Мир вам". Но это будет уже в воскресшем и прославленном теле. И те, кто слышали это "Свершилось", были немало удивлены, потому что это было свидетельство не просто завершения Его земной жизни, а завершения Его страданий. Смысл здесь значительно существенен.

Но это природа. А что же люди? Как они отреагировали на все происходящее? И, в первую очередь, где ученики, где все те, кто три года ходил с Ним по дорогам Галилеи и Иудеи? Где они? Нет никого. Сидят за запертыми дверьми, боятся, что их постигнет та же самая учесть. Но ведь сколько раз Господь говорил, что они идут в Иерусалим. Там Он будет арестован, истязуем, Он будет убит, но на третий день Он воскреснет. Почему они ничего этого не помнят? Забыли все от страха, а может быть и разочаровались в Нем, видя все эти истязания, видя своего учителя неспособным противостоять, бессильным? Может быть и так. Только те, кто предал Господа на смерть крестную, хорошо помнят все то, что Он говорил. Они куда более серьезно отнеслись к Его словам о воскресении в третий день, и в этом смысле враги Христа оказались людьми самыми верующими в Него. Уже вот-вот наступит Пасха, а они, все эти книжники и законники, столь щепетильные в исполнении обрядового закона, идут к Пилату, переступают дом язычника, не боясь оскверниться, и просят, чтобы он поставил стражу у гроба в эти дни, мотивируя это тем, что, дескать, ученики ночью придут и украдут тело, а потом всем скажут, что Он воскрес из мертвых. Как будто они не знают, в каком страхе прибывают эти ученики. И чтоб они пошли воровать тело, пошли на заведомый риск, и потом объявить о воскресении.. да они знать не знали, что такое воскресение.

Мы помним, когда к ним являлся уже воскресший Господь, Он как бы доказывал факт своего воскресения: Он делил с ними трапезу, Он предлагал им Себя потрогать, чтобы они убедились, что Он действительно воскрес. Ни о чем подобном они не думали, ведь для них со смертью Христа закончилась вся надежда их жизни. И только у Иоанна Богослова хватило веры и смелости быть со Христом у Креста. Только он и Матерь Божья. Предстоя на Голгофе, Она поняла в полной мере смысл того страшного пророчества, которое Она услышала тридцать три года назад, когда Она принесла на сороковой день после рождества младенца Христа в храм, Его взял на руки Симеон Богоприимец и сказал Ей страшные слова: «а Тебе Самой пройдет оружие сквозь сердце». Это все в полной мере исполнилось, каждый удар молотка по гвоздю, которым прибивали руки и ноги Спасителя ко Кресту, не просто пробивал Его Тело, он еще пробивал сердце Его Матери.

А что же народ? Народ не безмолвствовал. Это не трагедия Шекспира, это правда жизни. Да и был ли это народ? Это была толпа обманутых людей, которых ввели в заблуждение. Они действительно не ведали, что творили. Желая выклянчить у Пилата казнь Христа, они кричат: «Кровь Его на нас и на детях наших», пройдет совсем немного времени, и эта их просьба исполнится. Они сейчас кричат: «Нет у нас царя кроме кесаря», но они поднимут восстание против власти этого кесаря, и в семидесятом году это восстание будет жестоко подавлено императором Титом Веспасианом.

Иудейский историк Иосиф Флавий будет описывать, как по узким улицам Иерусалима, при подавлении этого восстания, рекой будет течь кровь. Дети этих крикунов, которые тогда кричали: «Кровь его на нас и на детях наших», будут захлебываться в собственной крови. Так что молитва и просьба их будет услышана и в очень скором времени исполнится. Но это будет потом, а сейчас они по наущению своих вождей требуют чуда в обмен на веру. Они кричат Христу: «Сойди с Креста, и мы в Тебя уверуем». Как будто они не видели всех тех чудес, которые за эти три года совершал Христос, как будто эти самые люди не стояли по дороге в Иерусалим, по которой ехал Христос, не встречали Его пальмовыми ветвями, не постилали свои одежды. Почему они это делали? Да потому, что накануне Он совершил великое чудо: Он воскресил Лазаря четырехдневного, они были поражены этим событием. Но если человек укореняется во зле, то никакое чудо не сможет обратить его к вере.

Как еще было сказано в Ветхом Завете: «В злохудожную душу не внидет мудрость Божия» (см. Прем 1:4). Она не обитает в сердце повинном греху, в злухудожную душу – в душу, способную на злое художество, на злое творчество, не войдет мудрость Божия. Для такого человека чудо – это фокус, поражающий воображение, оно пробуждает интерес, но не может повернуть человека к вере. Эта толпа в основе своей безграмотная, темная и жадная до зрелищ.

Что же вожди иудейского народа? Архиреи, книжники, члены Синедриона, богословы – те, которые хорошо знали Священное Писание, кто скрупулёзно знал все мессианские пророческие тексты – они не понимали, что делают? Они что – не знали, Кого распинают, они никогда не читали книгу пророка Иссаи, где описан Крестный путь Христа вплоть до такой мелочи, что о Его одежде будут жребий метать? Да все они знали. Они понимают, что делают, и понимают, Кого распинают. Но делают это из-за зависти: неизвестный Галилеянин вдруг стал так известен, им начало казаться, что власть уходит из-под их рук. Пускай ограниченная, пускай под Римом, но все-таки власть, все-таки воздействие на народ. О чем Он говорит? О каком Царстве не от мира сего Он проповедует? О каком-то Царстве в сердце человека. Царство – это когда у тебя есть власть и когда у тебя есть сила, чтобы удержать эту власть. Вот что такое царство.

Пожалуй, из всех виновников смерти Христа, менее виновным нам представляется наместник римского императора Понтий Пилат. Хотя надо сказать, что евангельский образ Пилата совсем не соответствует историческим свидетельствам о нем. По свидетельству историков, Пилат – худший прокуратор Иудеи, человек не менее циничный и не менее жестокий, чем остальные прокураторы. Мы должны учитывать исторический контекст. Евангелия были написаны в мире, где уже прошло страшное Нероново гонение, где на христиан смотрели с подозрением, как на людей, которые расшатывают устои Римского государства. Евангелистам было очень важно показать, что Римский император в лице своего представителя Понтия Пилата ничего против Христа не имел, «я не обретаю в Нем вины», – говорит он. Это иудеи, это под их давлением он вынес смертный приговор.Раз он не видел вины во Христе, значит, и в последователях Христа нет никакой вины, и нет в них никакой опасности для империи. Не знаем, так это или не так. Или действительно Пилат проникся симпатией ко Христу и пытался Его спасти. Или послание жены насторожило его. Или раздраженный давлением, которое оказывали на него иудеи, он в противовес им, назло им решил отстоять жизнь Христа. Или евангелисты из своих соображений облагородили эго образ. Мы этого никогда не узнаем. Да это и неважно, смертный приговор он все равно вынес.

Когда мы читаем, как поступили эти люди со Спасителем, то негодованием воспламеняется наше сердце. Только нам нужно быть осторожными в своем праведном гневе. Ведь и современные Христу иудеи говорили, что если бы мы жили во времена отцов наших, мы не убивали бы пророков. На что Христос им горько замечал: «Значит, вы признаете себя детьми тех, кто убивал пророков?»

Сейчас, с дистанции двух тысяч лет, размышлять достаточно просто. Мы не знаем, как бы мы поступили, окажись на месте учеников, или старейшин иудейских, или на месте Понтия Пилата. Вот о чем стоит задуматься: когда мы с вами, называя Христа своим Господом и своим Учителем, отступаем от Его слов и от Его закона, тем самым мы предаем, мы отрекаемся от Него. Ведь Христос был распят за человеческий грех. Его страдания – это следствия нашего греха. И когда мы совершаем грех, мы увеличиваем Его страдания, мы свой гвоздь вбиваем в Его Тело. Это не искусственное сравнение. Оно исполнено глубокого смысла. Поэтому вспоминать надо не судий Христа и не Его злопыхателей. Они уже давно получили свое. На себя надо взирать, чтобы жертва Христа не была нами попираема, и та победа, о которой Он засвидетельствовал Своим последним словом на Кресте, дала плоды в нашем сердце, в преображении нашей души и в приближении нас к Богу.

Слово преподавателя СПбПДА протоиерея Александра Глебова, произнесенное у Святой Плащаницы в Великую Пятницу 3 мая 2013 года.


Опубликовано 18.04.2014 | Просмотров: 214 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter