Протодиакон Константин Маркович. Христианство и религиозная свобода

markovich

Доклад преподавателя Санк-Петербургской духовной академии протодиакона Константина Марковича на Межрегиональной научной конференции «Конфессии в зеркале науки: социальное служение, образование и культура», Русская христианская гуманитарная академия, 31 мая 2012 года.

Доклад посвящен темам христианского отношения к другим религиям, и понятиям о религиозной свободе и толерантности. Христиане осознают, что без веры во Христа и вне Церкви спасение невозможно. Однако Бог дал человеку свободу, и вера является актом свободного осознанного выбора человека. Отсюда следует, что не просто толерантное отношение, а активная и деятельная любовь по отношению к людям иной веры является нравственным императивом христианина. В докладе также затрагивается тема о роли и значении христианского вероучения в формировании современного либерально-демократического общества и причинах “интолерантности” по отношению к христианству в современном мире.

1. Христианство среди религий

Христианство является единственной истинной Богооткровенной религией в подлинном смысле этого слова. В Новом Завете Сам Бог, не через мудрецов, учителей и пророков, но устами Своего Единородного Сына, сошедшего с небес и воплотившегося от Пресвятой Девы Марии, возвещает Свое откровение. Человек лицом к лицу встретил Самого Бога, пришедшему из неприступного света в наш мир. Только во Христе человек может обрести единство и полноту общения с Богом. В ночь, накануне Крестных страданий, Христос молилcя Небесному Отцу обо всех верующих в Него: “Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, [так] и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня” (Иоан.17:20-23).

Своей Крестной смертью Спаситель искупил все человечество от греховной вины, примирил с Богом-Отцом, и Воскресением Своим открыл нам путь к вечной блаженной жизни в Небесном Царстве. Поэтому и спасение, понимаемое как освобождение от греха и преображение человеческой природы, достижение чистоты, праведности и святости и — конечной цели — вечной блаженной жизни в общении с Богом, без веры во Христа, в совершенный Им искупительный подвиг, невозможно. Более того, спасение невозможно вне Единой, Святой, Вселенской Церкви. Церковь была основана Христом ради того, чтобы верующие в Него обрели единство с Ним и друг другом. Христос, по своему обетованию, невидимо, но совершенно реально, присутствует всегда в Церкви, в ее богослужебных собраниях, в особенности в таинстве св. Евхаристии. В день Пятидесятницы Вселенскую Церковь Бог освятил явлением Святого Духа. С этого момента в Церкви всегда пребывает Божественная благодать, которая преподается каждому верующему в таинствах. “Extra ecclesiam nulla salus” — (вне Церкви нет спасения) — таков совершенно четкий принцип отношения, не только к иным, нехристианским религиям, но и отколовшимся от церковного единства еретическим и схизматическим сообществам, вытекающий из самой логики христианского вероучения.

Бог спасает каждого человека по Своему предначертанному плану, именуемому Божественным промыслом, и спасает человека, если тот сознательно стремится исполнять Его волю и заповеди. Бог определил возможность спасения через принятие плодов искупительной жертвы Христа и Его Воскресения. Каждый человек воспринимает эти плоды через св. таинства – прежде всего таинства Св. Крещения и Причащения Тела и Крови Христовых. Ни один человек не сможет преодолеть в себе склонность к греху и достичь подлинной святости только своими силами, без действия Божественной благодати, которая преподается в таинствах. Наконец спасение невозможно без исполнения двух главных библейских заповедей – о любви к Богу и ближнему. А именно молитва, прежде всего общая, совершаемая едиными устами и единым сердцем в церковном собрании, является необходимым выражением любви человека к Богу.

Нельзя отрицать, что нехристианские религии могут в большей или меньшей степени содержать созвучные Евангелию идеи и этические принципы и даже элементы Божественной истины. В большей степени это относится к так называемым “авраамическим” религиям – иудаизму и исламу. Иудаизм основан на Священном Писании Ветхого Завета, ислам основан на учении пророка Мухаммеда, генетическая связь которого с библейской и иудео-христианской традицией очевидна. Безусловно, это созвучие дает возможность вести межрелигиозный диалог, определять общие подходы к решению проблем, стоящих перед обществом, совместно противостоять вызовам секулярного мира. Но достичь главнейшей цели человеческой жизни – спасения — возможно только в христианстве. Немецкий теолог Керн (Kirn) утверждал, что сущность всех религий заключается в “стремлении человека обрести спокойную (безопасную) обеспеченную и совершенную личную и общественную жизнь с помощью высшей сверхъестественной силы”, и это стремление, по его мнению, является общим для всех религий.[1] Возможно, что его утверждение как раз справедливо для всех нехристианских религий. Но как раз христианство не только не гарантирует человеку спокойную и обеспеченную жизнь в этом мире, но, наоборот, способно лишить его такой жизни. Христос неоднократно в Евангелии предупреждал своих учеников о том, что им предстоит быть гонимыми и отверженными, говорил им о необходимости проявить мужество и стойкость в исповедании, терпение в скорбях. В различные периоды истории Церковь претерпевала жестокие гонения, а христиан предавали мучениям и смерти только за то, что они исповедовали веру в Спасителя.

Исходя из того, что вне Христа и Его Церкви спасения нет, каждый христианин должен исполнять заповедь Спасителя, данную Им перед Его вознесением на Небо: “Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам” (Матф. 28:19,20). Проповедь и активная миссионерская деятельность, подкрепляемая личным примером доброй и благочестивой жизни, является долгом не только клира, но и каждого члена Церкви.

2. Свобода во Христе и свобода религиозного выбора

Однако христианское вероучение предполагает, что вера должна быть актом свободного и осознанного выбора. Проповедь Евангелия никак не может сопровождаться принуждением, с духовным, и тем более физическим насилием. В Евангелии от Луки повествуется, что когда жители Самарии не приняли Христа, ученики воскликнули: “Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?” Христос же им ответил: “Не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лук.9:54-56). Ключевым тезисом христианской антропологии является тезис о том, что Бог сотворил человека по образу Своему и подобию и наделил его свободной волей. “Бог создал человека свободным, почтив его умом и мудростью и положив пред очами его жизнь и смерть, так что если пожелает по свободе идти путем жизни, то будет жить вечно; если же по злому произволению пойдет путем смерти, то вечно будет мучиться”[2]. Свобода, в христианском понимании, это — сознательный выбор между добром и злом, между любовью к Богу и исполнением Его воли как проявлением этой любви, или противлением Божественной воле, диктуемым эгоизмом и гордыней.

Однако свобода выбора предусматривает и ответственность за него перед Богом «Почему ты не воспользовался свободой воли для той цели, для какой она была дана, то есть для праведного поведения»[3]? Свободное послушание Божественной воле и жизнь в соответствии с нравственным законом, данным человечеству Богом, дарует человеку подлинную свободу — свободу от греха. “Если пребудете в слове Моем, — говорит Господь, — то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными (Иоан 8:31-33). Если человек живет по воле Божией, он обретает возможность личностного развития и духовного роста, построения гармоничной семейной и общественной жизни, не омрачаемой разрушительной силой зла. Наоборот, свобода, понимаемая как вседозволенность, приводит человека к зависимости и рабству греху, что в конечном итоге разрушает личность человека и приводит к духовному разложению. “Я не допускаю, чтобы в числе людей, по мнению которых не следует ничего чтить, оказался кто-нибудь, кто бы или не был предан плотским радостям, или не раболепствовал бы перед пустым могуществом, или не безумствовал бы под влиянием какого-нибудь зрелища… А всякий волей-неволей становится рабом по необходимости тех предметов, при помощи которых желает сделаться блаженным.”[4]

Однако Бог не навязывает Себя человеку. Наоборот, именно свободная и сознательная вера является единственным и непреложным условием для спасения. “Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него. Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия” (Ин. 3 16-18). Свобода является не только честью и привилегией человека. “Свобода в религиозной жизни — писал Н. А. Бердяев — есть обязанность, долг. Человек обязан нести бремя свободы, не имеет права сбросить с себя это бремя. Бог принимает только свободных, только свободные нужны ему. Великий Инквизитор у Достоевского, враг свободы и враг Христа, говорит с укором Христу: «Ты возжелал свободной любви человека, чтобы свободно пошел он за Тобой, прельщенный и плененный Тобою»…

Христианская религия есть свобода во Христе. Насильственное спасение невозможно и не нужно”5. Отсюда следует ответ на часто возникающий вопрос — почему Бог допускает существование разных религий, почему Бог попускает существование разных религиозных верований или церковные разделения? Потому, что каждый человек индивидуально, или человеческое общество в целом, должны свободно выбирать, чему следовать — Божественной истине или человеческим заблуждениям. Только разумная, осознанная вера и поклонение, совершаемое с любовью и в чистоте сердца, обретают значимость перед Богом.

Любовь во Христе и проблема религиозной вражды

Главным нравственным императивом Евангелия является любовь. Любовь к Богу, к ближнему и даже к врагам. Поэтому христианин должен иметь любовь в своем сердце к каждому человеку независимо от его взглядов и убеждений, в том числе и религиозных. В этом смысле отношение христианина к людям, придерживающимся иных верований, должно быть гораздо более возвышенным и глубоким, чем просто веротерпимость или толерантность (от лат. tolerare — терпеть, переносить). Христианин должен не просто терпеть, скрепя сердце, рядом с собой иноверца. Он обязан проявлять к нему активную, деятельную любовь, как к человеку, который тоже является Божиим творением и за которого также была пролита кровь Христова на Голгофе.

Однако в течение многих веков отношение христиан к иноверным было совершенно другим. История христианской цивилизации на Востоке и на Западе с эпохи Константина Великого и до Нового времени омрачена кровавыми религиозными войнами, жестоким преследованием тех, кто объявлялся господствующей Церковью еретиками и схизматиками. Одной из главных причин этих конфликтов являлся тот факт, что и в Византии, и в Западной Европе христианская религия, точнее возвышенные идеи о хранении и защите “ортодоксии” и “кафоличности” вероучения и Церкви, на деле являлись инструментами государственной политики и идеологии. Это касается и концепции христианской Священной Римской Империи, на статус которой претендовала Византия, Франкская империя Каролингов, Германская империя Оттона Великого и преемников, в некотором отношении — и Римские папы.

С наибольшей разрушительной силой это проявилось в реформационных войнах и возникновении протестантской европейской политической системы с ее лозунгом “Cuius Regio-Eius Religio”. Когда религия становится частью государственной системы, иноверные, естественно, воспринимаются как враги государства и общества, или, по крайней мере, потенциальный дестабилизирующий фактор. О веротерпимости и свободе совести, как о принципах, укорененных в евангельском вероучении, стали говорить уже в философии Нового Времени. Впервые это высказал Джон Локк: “Что бы ни говорили одни о древности мест и имен или о блеске обрядов, другие — о реформации учения, наконец, и те и другие — об ортодоксальности веры, ибо всякий почитает себя ортодоксом, все это и тому подобное может быть важным скорее для людей, стремящихся к власти и могуществу, чем для церкви Христовой. Тот, кто обладает всем этим, но лишен любви, лишен кротости, лишен доброжелательства ко всем людям вообще, не говоря уже об исповедующих христианскую веру, тот еще не христианин. «Цари народов господствуют над ними… А вы не так» (Лук. 22, 25—26),— говорит ученикам Cвоим наш Спаситель. Истинную религию, рожденную не для внешнего великолепия, не ради господства церкви, не для насилия, наконец, но для правого и благочестивого устроения жизни, отличает совсем иное. Тот, кто хотел бы сражаться в рядах церкви Христовой, должен прежде всего объявить войну своим порокам, собственному высокомерию и страстям; в противном случае, если лишен он святости жизни, чистоты нравов, доброты и мягкости душевной, то не заслуживает имени христианина.”[6]

История бесспорно доказала, что религиозная вражда и нетерпимость ведут к разрушительным последствиям для Церкви и христианского государства. Реформационные конфликты привели к опустошительной Тридцатилетней войне, а потом к секуляризации Европы. Самый наглядный пример из истории России — дискриминационная политика по отношению к евреям, еврейские погромы накануне революции непосредственно привели к тому, что еврейская молодежь хлынула в революционное движение. “В царствование двух последних русских императоров все возраставшее количество юношей и девушек решали вместо обращения в христианство или эмиграции вступать в непосредственную борьбу против ненавистного режима. В этой связи историк Шимон Дубнов не без восторженности писал, что в 1905 году «евреи ответили на погромы усилением революционной борьбы; евреи проявляли активность во всех отрядах армии освобождения: конституционных демократов, социал-демократов, социал-революционеров»[7]. Чем это закончилось, мы знаем.

Христианство и либеральная демократия

В современном мире провозглашается, что наиболее совершенной формой государственного и общественного устройства является либеральная демократия. Известный американский футуролог Фрэнсис Фукуяма даже выдвинул гипотезу, что либеральная демократия является финалом исторического развития человеческого общества. В либерально-демократическом обществе провозглашается принцип равенства всех граждан перед законом и нерушимости гражданских свобод, в том числе и религиозной. Религиозные организации, в том числе и христианские церкви, хотя и отделены от государства, но являются общественными институтами и имеют возможность свободно проповедовать и выступать в публичном пространстве.

Впервые в мировой истории либерально-демократическое государство было построено в Америке. Однако возникновение этой модели общественного устройства теснейшим образом связано с христианством, и в ее основу были положены именно евангельские принципы равенства всех людей перед Богом и Богом дарованной свободы. Фукуяма высказывает смелую мысль: “…демократия — это секуляризованная форма христианства. Равенство всех июлей перед законом — это реализация христианского идеала, что все верующие равны в Царствии Небесном”.[8] “Либералы локковского толка, совершившие Американскую революцию, например, Джефферсон или Франклин, или страстно веровавшие в свободу и равенство, как Авраам Линкольн, заявляли не колеблясь, что свобода требует веры в Бога. Иначе говоря, общественный договор между индивидами, преследующими свой рациональный интерес, не был самоподдерживающимся, он требовал дополнительно веры в божественные награду и наказание”. Таким образом, христианство мыслилось “отцами-основателями” Американского государства как фундамент, на котором должна быть основана общественная жизнь.

Причем, именно религиозность американского общества имела обратную сторону — она стала причиной таких постыдных фактов американской истории, как истребление индейцев, черное рабство и расизм. Дело в том, что амерканский истэблишмент исторически принадлежал к той религиозной группе, которую сами американцы называют WASP (White Anglo-Saxon Protestant). Иными словами, это были протестанты, преимущественно пресвитериане, кальвинистского толка. Как известно, Жан Кальвин выдвинул идею т.н. “двойного предопределения”. Бог на самом деле не желает и не спасает каждого человека, а только тех, кого Он сам предопределил ко спасению. Остальные же люди предопределены к погибели. “Протестанты, (согласно своей логике, которую вывели из Ветхого Завета) имели чисто расистский характер, при этом говорили о культурном и моральном превосходстве, считая себя «избранной лозой», происходящей от Израиля”[9]. При этом индейцев и чернокожих они считали людьми морально и умственно неразвитыми и предопределенными к проклятию. “Такое происходило не только с англичанами в Америке, но и в других странах мира, куда прибывали европейцы, представляющие протестантскую традицию. Примером этого является южно-африканский апартеид, типичное творение, схожее с теологией голландского кальвинизма”[10]. Кальвинизм определил уверенность американцев в том, что они являются избранной нацией, предопределенной к мировому лидерству.

Американский католический богослов кардинал Авери Даллес отмечал, что, несмотря на свободу вероисповедания и принцип невмешательства в дела религиозных конфессий, американское общество до недавнего времени было строго привержено т.н. “гражданской религии”, “которая не поддерживает ни частные верования отдельных конфессий, ни пытается соревноваться с какой-либо церковью или синагогой. Она не обожествляет государство, но внушает почитание Бога, который судит все государства. Это общее наследие имеет некоторые свойства с “естественной религией” деистов, но выходит за пределы деизма, исповедуя различные библейские положения, например, то, что должно поклоняться и повиноваться Богу, то, что Бог слышит наши молитвы, вознаграждает добродетель, наказывает зло, что Он милостив к кающимся и по Своему промыслу правит миром”. “Гражданская религия” официально не навязывается, но поддерживается государством. Эта религия проявляется в таких публичных актах, как клятвы на Библии, инаугурации президента, молитвы в день Благодарения и т.д.[11]

В католических странах Европы политические преобразования Нового Времени сопровождались распространением антиклерикализма, ограничением роли Церкви, распространением секуляризма, морального нигилизма и безбожия. Это, во многом, стало причиной революционных и военных катаклизмов, потрясавших Европу в XIX-XX вв.

Христианство в век “политкорректности”

В последние пять десятилетий в Америке и странах Европы проводится согласованная политика, которая на словах называется политикой равенства (equality) и толерантности, в реальности направлена на устранение христианской религии из публичного пространства и разрушение традиционных этических устоев. Традиции празднования Рождества и других христианских праздников, упоминание Бога, Божией Матери, святых, изображения Креста, другие религиозные изображения и атрибуты, недавно бывшие привычными в обиходе, настойчиво удаляются из офисов, школ, больниц, любых общественных заведений. Религия объявляется сугубо индивидуальным делом каждого человека, которое не должно выходить за рамки его личной жизни. Эта, условно говоря, политика “агрессивной политкорректности” ограничивает открытые проявления христианской идентичности, якобы задевающие чувства атеистов и представителей нехристианских религий. Традиционная этика заменяется идеологией релятивизма и относительности любых моральных правил. Правительства, а также ангажированные общественные организации, пропагандируют идеологию отвержения всех традиционных морально-этических норм: институтов семьи и брака, деторождения и традиционного воспитания, терпимости к абортам, разврату, гомосексуальным отношениям, наркотикам,

Абсурд происходящего усугубляется тем, что наиболее активными проводниками новой европейской политики является сообщество протестантских церквей — Англиканской, Американской Епископальной церквей, Евангелическо-лютеранских церквей Европы. Эти конфессии сегодня представляют внешнее подобие христианских обществ, но, по сути, пренебрегают фундаментальными принципами библейской морали. Исключительно в угоду светской идее “гендерного баланса” в этих сообществах процветает женское “священство”. Библия категорически запрещает женщинам служение проповеди в богослужебных собраниях, тем более служение предстоятельства. Этот запрет никак не связан с умалением достоинства женщин и обусловлен единственной богословской причиной — священнослужитель, возглавляющий богослужебное собрание, является образом Христа — Первосвященника Нового Завета.

Ради тенденции нивелирования границ между полами в англоязычных странах предпринимаются попытки нового т.н. “инклюзивного” перевода Библии, где о Боге не говорится в мужском роде. В ряде этих сообществ внедрено “благословение” однополых союзов, в роли пасторов и епископов выступают открытые гомосексуалисты. В настоящее время всемирное англиканское сообщество находится на грани раскола из-за “ординации” “епископа” диоцеза Нью-Гемпшира Джина Робинса, открытого гомосексуалиста и алкоголика. Неспособность архиепископа Кентерберийского Р. Уильямса справиться с ситуацией стала причиной его решения уйти в отставку в декабре 2012 г. В Евросоюзе все более частыми становятся случаи нарушения прав христиан, придерживающихся традиционных религиозных взглядов и несогласных с господствующей политикой поддержки мультикультуризма и “равенства”.

В 2002 г. в Швеции был принят закон, запрещающий неприязненные высказывания в адрес меньшинств, в том числе сексуальных. 23 июля 2003 г. пастор Оке Грин произнес проповедь, в которой осудил гомосексуализм как тяжелый грех. Он был осужден и приговорен к месяцу заключения. Впоследствии приговор был отменен из-за протестов верующих. В Великобритании существует правозащитная общественная организация “Христианский юридический центр” ( The Christian Legal Centre), которая занимается защитой прав верующих. На официальном сайте этой организации содержится информация о многочисленных случаях дискриминации христиан – увольнения с работы за ношение нательного креста, за упоминание имени Христова, за принятие таинства Крещения и т.д.[12]. Архиепископ Йоркский Джон Сентаму, вероятно, будущий примас Англиканской Церкви, жестко критикует новую политику “равенства”: «Отношение правительства к религии можно понять даже из того, что само слово «религия» уходит из политического лексикона, а вместо него появляются безликие «общины верующих» (faith communities). Эта смена названий – в высшей степени симптоматичное явление, которое в последние 50 лет активно развивается в нашей стране под названием «толерантность». На самом деле, это попытка убрать религию из общественной сферы, сделав ее исключительно личным делом»[13]. Знаменательным событием, свидетельствующем о том, что в Британии остались верующие, готовые активно защищать традиционные христианские ценности, стало появление в 2010 г. “Вестминстерской декларации” в защиту “человеческой жизни, брака и свободы совести”, подписанную бывшим архиепископом Кентерберийским Дж. Кэрри, кардиналом О’Брайеном, др. религиозными деятелями и гражданами.[14]

В этой связи закономерен вопрос: почему официальные протестантские церкви в ряде стран Европы, причем большинство из них принадлежит к т.н. высокоцерковной традиции и входит в т.н. Порвосское (1992 г.) сообщество, поддерживает эту явно антихристианскую, противоречащую Библии, и, кстати, основополагающему принципу Реформации — “Solo Scriptura”. Ответ лежит на поверхности — эти церкви являются государственными, следовательно являются частью государственного аппарата и обязаны проводить ту политику, которую проводит государство. Они обязаны подчиняться тем законам о трудоустройстве, которые существуют для наема госслужащих, они обязаны соблюдать принципы “равенства”. Епископ, пастор, предпочитающий управлять паствой по библейским правилам, а не по “европейским”, неминуемо оказывается в конфликте с гражданским законодательством. Так принцип “Cuius Regio-Eius Religio” применяется в наши дни…

В 2009 г. Совету министров ЕС Европарламентом был предложен документ, называющийся “EU Equal Treatment Directive (between persons irrespective of religion or belief, disability, age or sexual orientation)”[15]. Этот документ должен был стать основой национальных законов стран Евросоюза в этой области. На его основе в 2010 г. в Великобритании был принят Equality Act (Закон о равенстве). Согласно ст. 2.26 этого закона, запрещается “создание устрашающей, враждебной, унижающей, оскорбительной и обидной среды”[16] вокруг человека, принадлежащего к “меньшинствам”. По мнению правозащитников эта статья закона является инструментом давления на христиан, поскольку, по сути, запрещает высказывать открыто свои взгляды на другие религии или нравственные явления.

Очевидно, что современная европейская идеология “толерантности”, по сути, является политикой “интолерантности” по отношению к традиционному христианству и идеологией нравственной вседозволенности. Помимо того, что эта политика явно ущемляет права, а иногда переходит в открытую дискриминацию верующих, она может оказаться разрушительной для общества в целом. Фукуяма предупреждает: “Релятивизм — учение, которое утверждает, что все ценности всего лишь относительны, и которое критикует любые «привилегированные точки зрения» — должен привести также к подрыву демократии и ценностей толерантности. Релятивизм — это не такое оружие, которое можно навести на врагов, выбранных произвольно. Оно стреляет во все стороны, отшибая ноги не только у «абсолютизма», догм и твердости западных традиций, но и у традиций, сосредоточенных на терпимости, разнообразии и свободе мысли. Если ничто не может быть абсолютно верным, если все ценности определяются своей культурой, то и лелеемые принципы вроде равенства людей тоже должны быть устранены”.[17]

Распространение исламского фундаментализма, террор, экономический кризис, падение рождаемости среди коренного населения европейских стран — все это проблемы, порожденные постепенной утратой Западным миром связи с христианской традицией.

Выводы

В заключение сформулируем несколько тезисов из вышеизложенного.

1. С христианской точки зрения, Евангельское благовестие является единственной истинной религией, открывающей человеку возможность достижения спасения и вечной жизни посредством искупительной жертвы, совершенной Иисусом Христом. Поэтому свидетельство о Христе является важнейшей задачей жизни христианина.

2. Религиозная вера является проявлением дарованной Богом человеку свободы воли. Поэтому вера должна быть актом сознательного, свободного выбора. Только в этом случае вера обретает смысл и ценность в очах Божиих. Принцип свободы совести и веротерпимости основан на учении Христа Спасителя.

3. Религиозная вражда и нетерпимость противоречит установленному Богом закону любви и является разрушительным фактором для государства и общества.

4. Концепция либеральной демократии, прав и свобод граждан изначально основаны на Евангельских принципах свободы и равенства всех людей перед Богом и связаны с историческим христианством.

5. Современная американо-европейская политика, направленная на удаление христианской веры из публичной жизни, на деле оборачивается дискриминацией христиан и нарушением их права на свободу совести, духовным насилием. Более того, она порождает общественные проблемы, которые могут содержать серьезную угрозу уже всей западной цивилизации.

Пусть же Господь дарует нам мудрость и проницательность в постижении уроков, содержащихся в Священном Писании, церковной и гражданской истории, и понимании глубинного смысла тех событий и тенденций, которые существуют в современном мире.

Список литературы

1. Блаж. Августин. Об истинной религии. Электронная версия: http://aleteia.narod.ru/august/religion.htm

2. Его же. О свободе воли. Электронная версия: http://pagez.ru/lsn/0060 PHPЭл. Версия http://aleteia.narod.ru/august/religion.htm

3. Св. Ефрем Сирин. Творения. Т.3 М. 1994.
4. Бердяев Н. А. Философия Свободы. Электронная версия: http://www.vehi.net/berdyaev/filos_svob/index.html

5. Мюллер Д. Т, Христианская догматика. Фонд Лютеранское наследие. 1998 г.

6. Поляков Л. История Антисемитизма. Электронная версия: http://jhist.org/shoa/poliakov05_07.htm

7. Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. Электронная версия: http://www.nietzsche.ru/influence/philosophie/fukuama/

8. Даллес А. SJ, кард. Religious Freedom and Pluralism. Journal of Markets & Morality. 2002 vol.5. 1. № 1

9. Мессори В. Черные страницы истории Церкви. Электронная версия: http://krotov.info/history/19/messori/page02.htm


[1] Цит по. Мюллер Д. Т. Христианская догматика. Фонд Лютеранское наследие. 1998 г. С. 18.

[2] Св. Ефрем Сирин. О свободе нашей и о том, что человек создан свободным. Творения. Т.3. М. 1994, с.396.

[3] Блаженный Августин. О свободе воли. гл. 1. 3. Эл. Версия http://pagez.ru/lsn/0060 PHP

[4] Блаж. Августин. Об истиной религии. 38. Эл. Версия http://aleteia.narod.ru/august/religion.htm

[5] Бердяев Н. А. Философия Свободы. Гл. VI. О христианской свободе. Эл. версия http://www.vehi.net/berdyaev/filos_svob/index.html

[6] Локк Дж. Послание о веротерпимости. 1686. Сочинения в трех томах: Т. 3.— М.: Мысль, 1988 c. 91.

[7] Поляков Л. . История Антисемитизма. Эл. Версия: http://jhist.org/shoa/poliakov05_07.htm

[8] Ф.Фукуяма. Конец истории и последний человек. Гл. 28 .Эл. версия::http://www.nietzsche.ru/influence/philosophie/fukuama/

[9] Мессори Витторио. Черные страницы истории Церкви. Гл. 1 . Эл. Версия http://krotov.info/history/19/messori/page02.htm

[10] Там же.

[11] Religious Freedom and Pluralism. Journal of Markets & Morality. 2002 vol.5. 1. № 1 c. 175

[12] http://www.christianlegalcentre.com

[13] Архиепископ Йоркский осудил британские законы равных правах. http://www.cnlnews.tv/2010/02/08/law/

[14] См. http://www.westminster2010.org.uk/declaration/

[15] Директива о равенстве между людьми независимо от религии, убеждений, ограниченных возможностей, возраста и сексуальной ориентации – англ.

[16] http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2010/15/section/26

[17] Цит. соч. гл. 31


Опубликовано 07.06.2012 | Просмотров: 204 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter