Волужков Д.В. Правило веры и образ кротости: светлой памяти архиепископа Михаила (Мудьюгина)

Правило веры и образ кротости: светлой памяти архиепископа Михаила (Мудьюгина)

Архиепископ Михаил (Михаил Николаевич Мудьюгин)

12 мая 1912, Санкт-Петербург – 28 февраля 2000, Санкт-Петербург

В ХХ веке в Русской Православной церкви было немного столь ярких и неординарно мыслящих людей, как архиепископ Михаил (Мудьюгин). Искренность в отношениях с Богом и людьми, разностороннее образование – характерные черты его личности.

Михаил Мудьюгин родился в Санкт-Петербурге 12 мая (30 апреля ст.ст.) 1912 года.

Отец, Николай Алексеевич Мудьюгин, выпускник юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университет, служил делопроизводителем Управления по делам Земского Хозяйства (по другим сведениям – в Экспедиции по заготовлению государственных бумаг, имел чин статского советника, перед революцией был представлен к чину действительного статского советника). После революции в течение 16-ти лет, до выхода на пенсию в 1936 году, работал бухгалтером в Леноблисполкоме. В юности он был религиозен, но позже утратил веру и вновь обратился к ней за два года до кончины, последовавшей в 1938 году.

Мать, Вера Николаевна (урожденная Шкарина), после 1917 года недолго работала по найму, остальное время занималась воспитанием детей. Она всегда была глубоко религиозна, что оказало глубокое воздействие на младшего сына Мишу. Вера Николаевна скончалась в 1974 году, едва не дожив до своего столетия.

Правило веры и образ кротости: светлой памяти архиепископа Михаила (Мудьюгина)

У Михаила Мудьюгина было двое старших братьев: Владимир работал инженером на заводе «Арсенал» и был верующим человеком; Георгий окончил Институт сценических искусств, затем получил юридическое образование, к вере был равнодушен.

Детство и юность

В возрасте 9-10-ти лет Миша Мудьюгин обучался Закону Божьему в детской школе при Александро-Невской лавре, работавшей под общим руководством наместника Лавры архимандрита Николая (Ярушевича), будущего митрополита Крутицкого и Коломенского (3). Впоследствии их пути снова пересеклись, когда доцент Горного института Михаил Николаевич Мудьюгин принял решение стать священнослужителем.

В возрасте 9-16-ти лет прислуживал в качестве псаломщика-добровольца и певца в храме Святителя и Чудотворца Николая и иконы Божией Матери Скоропослушницы на Песках (Барградское подворье в Петербурге), на углу нынешних 2-й Советской, Полтавской улиц и проспекта Бакунина (снесен в 1932 году), а после перехода клира в обновленчество, по настоянию бабушки, на Афонском подворье, что на углу Дегтярной и 5-й Советской улиц.

Сам владыка Михаил вспоминал свое детство так:

«Забрав привезенные из Петрограда богослужебные книжки, я отправлялся вглубь прилегавшей к нашему дому лиственной роще. Там, выбрав подходящий пенек, я превращал его в аналой и, положив нужную книгу, часослов или псалтырь, с упоением “правил службу”, вечерню или утреню, а то и целиком “всенощное бдение”, не говоря уже о немногих имевшихся в моем распоряжении акафистах. Оглашая лесок песнопениями, я, естественно, воображал себя монахом-отшельником, учеником великих подвижников, известных мне еще с петроградских времен по бабусиным Житиям Святых».

Еще в детстве Миша встретил людей, которые способствовали его духовному развитию:

«Один из таких людей был мой первый, с семи лет, духовник, отец Гавриил, который был священником в церкви иконы Божий Матери Скоропослушницы на Песках. Пески — это старинное название старого района Петербурга, в котором я жил. А совсем рядом была церковь, в которой служил отец Гавриил, сириец, кстати, по национальности. Этот человек сыграл громадную роль в моем духовном становлении. Он обращался со мной совершенно как со взрослым, воспитывающе воздействовал на меня в самом возвышенном смысле этого слова. Большое влияние на меня оказали монахи Афонского подворья. Они были люди простые, но духовные. И сами они, и весь строй монашеской жизни меня духовно формировали».

В школе Миша Мудьюгин должен был вынести презрение и издевательства сверстников и педагогов за свою веру в Бога и происхождение. После окончания школы у него возникли проблемы с поступлением в ВУЗ, поскольку в этот период детям дворян было затруднено получение высшего образования. Так, при поступлении на химический факультет Ленинградского университета ему не позволили сдать экзамен по математике.

Арест

25 января 1930 года Михаил Мудьюгин был арестован за участие в религиозном молодежном кружке, и потому может считаться исповедником веры. Находился в предварительном заключении до сентября 1930 года и был приговорен к трем годам лишения свободы условно.

В 1990-е годы его имя было включено в православный мартиролог Санкт-Петербургской епархии.

Образование и работа

В 1929 году, по окончании средней школы, Михаил Мудьюгин безуспешно пытался поступить на химический факультет Ленинградского университета.

Тогда же на бирже труда он был распределен на завод «Красный путиловец», где работал с 4 октября 1930 г. – чернорабочим, с 26 ноября 1930 г. – учеником шлифовщика, с 1 апреля 1931 г. – шлифовщиком (уволен 11 сентября 1931 г. «ввиду болезни»). Затем, с 1931 по 1933 гг., работал в Ленинградском Научно-Исследовательском Дизельном Институте в качестве лаборанта.

Положение рабочего давало право продолжать образование, и 15 февраля 1933 году Михаил Мудьюгин окончил обучение на вечернем отделении Института иностранных языков (с дипломом преподавателя немецкого языка и переводчика технической литературы). Одновременно посещал занятия на оркестровом факультете Ленинградской консерватории по классу скрипки и фортепиано.

В 1932 году состоялось бракосочетание Михаила Николаевича и Дагмары Александровны Мудьюгиных. Супруга, русская немка, родилась в 1911 в г. Сестрорецке, первоначально лютеранка, приняла в православие с именем Мария. У четы Мудьюгиных родились две дочери: Татьяна (1948 г.р.) и Ксения (1952 г.р.), а первенцем был сын, который умер в конце войны в возрасте шести лет.

В начале 1930-х годов, не получив паспорт с пропиской в Ленинграде, семейство Мудьюгиных вынуждено было уехать на Урал, где Михаил Николаевич в течение двух учебных лет преподавал химию и немецкий язык в школе и рабфаке в г. Губахе б.Уральской области.

Об этом периоде жизни владыка Михаил позднее вспоминал:

«…принят новый устав школы. Там был пункт о том, что каждый преподаватель обязан включать в свой предмет элементы антирелигиозной пропаганды. У меня ноги похолодели, и я почувствовал, что дальше оставаться в школе не могу. Учебный год кончался, и мы с женой решили бежать».

В 1934 году чета Мудьюгиных поселилась в Новгороде. Несколько месяцев Михаил Николаевич был безработным, а затем два с половиной года работал теплотехником на Чудовском заводе «Красный фарфорист». Только перед началом войны им удалось выхлопотать себе разрешение проживать в Ленинграде.

До августа 1941 года семья Мудьюгиных проживала в г. Пушкине. С начала Великой Отечественной войны до 1 декабря 1942 г. Михаил Николаевич работал в Центральном Конструкторском Бюро при станкостроительном заводе, вместе с которым был эвакуирован на Урал в Свердловск. Затем он уехал в Новосибирск, куда был переведен в строившийся тогда Новосибирский завод «Тяжстанкогидпресс». Здесь он был назначен на должность старшего инженера-теплотехника.

В 1946 году Михаил Николаевич окончил энергетический факультет Заочного Института металлопромышленности и, защитив в Москве дипломный проект, получил звание инженера-теплотехника по паросиловым установкам.

В 1947 году семья вернулась в Ленинград, где Михаил Николаевич работал сначала на 7-й ЛГЭС в качестве старшего инженера Отдела капстроительства, а с 25 июня 1948 г. по 5 ноября 1954 г. – в Центральном котлотурбинном научно-исследовательском институте им. Ползунова, в качестве мл. научного сотрудника и старшего инженера. В октябре 1953 г., закончив аспирантуру при Котлотурбинном институте, он защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук.

С 5 ноября 1954 г. по 7 июля 1958 г. Михаил Мудьюгин работал преподавателем теплотехники в Ленинградском горном институте, был избран по конкурсу на должность доцента. Ученое звание доцента было присвоено ему 21 ноября 1956 г., он был представлен к званию профессора. Кроме того, со слов знавших его людей, будущий владыка Михаил преподавал историю КПСС (!).

Собираясь принять священный сан, 7 июля 1958 г. уволился из института с официальной формулировкой «по взаимному соглашению с администрацией (Ст.44 п.«А» КЗОТ)».

В связи с начавшейся в стране новой антирелигиозной кампанией и демонстративными отречениями некоторых священнослужителей от сана (самым громким было отречение в начале 1959 года профессора Ленинградской Духовной Академии, бывшего проректора по воспитательской работе протоиерея Александра Осипова) поступок перспективного ученого Михаила Николаевича Мудьюгина был демонстративно вызывающим. В ленинградской прессе началась его травля.

Священник

Так случилось, что именно к протоиерею Александру Осипову обратился Михаил Николаевич Мудьюгин, решив стать священником:

«Я был в церкви Ленинградской духовной академии, слушал его прекрасную проповедь, увлекся его внешним видом. Это служит большим предостережением, чтобы никто никогда не приходил к Богу, увлекаясь какой-то отдельной личностью, будь то священник или епископ. Это совершенно ложный путь. Я пришел к о.Александру и очень искренне рассказал ему про свою жизнь, свои грехи, свои трудности. И он мне сказал: не надо вам даже думать о духовном сане. Вы светский человек, имеете совершенно определенное и законченное положение в обществе, работаете как научный деятель. Зачем вам это нужно? Своей деятельностью в Церкви вы только ее загрязните, потому что вы не сможете ей отдаваться с такой же интенсивностью, с какой отдаются те, кто в Церкви с молодых ногтей».

Но, несмотря на это, спустя пять лет Михаил Николаевич все же начал под руководством своего духовника протоиерея Михаила Гундяева (+1974), с которым находился в дружественных отношениях и дом которого часто посещать, заочно изучать семинарскую программу, готовясь к рукоположению. За это прот. Михаил Гундяев чуть не лишился регистрации, но был только выслан из Ленинграда.

В 1955 году Михаил Николаевич получил благословение стать священником от митрополита Ленинградского и Новгородского Григория (Чукова) (+1955), однако смерть владыки помешала осуществлению этого плана.

Новый митрополит Елевферий (Воронцов) (+1959) на рукоположение доцента Горного института, автора многих научных трудов, не решился, поскольку это грозило ему серьезными осложнениями в отношениях с Отделом по делам религии.

Проблему разрешило давнее, еще детское знакомство Михаила Николаевича с митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем (Ярушевичем) (+1961), который рекомендовал его епископу Вологодскому Гавриилу (Огородникову) (+1971), однако тот в течение года воздерживался от посвящения.

21 сентября 1958 года епископом Вологодским Гавриилом (Огородниковым) Михаил Николаевич Мудьюгин был рукоположен во диакона, а 25 сентября 1958 г. – во священника. После этого новопосвященный иерей Михаил, уйдя с гражданской работы, был оставлен клириком кафедрального собора Вологды, где впоследствии закончилась его святительская деятельность.

4 января 1959 г. иерей Михаил Мудьюгин был награжден набедренником. Весной 1965 года был возведен в сан протоиерея.

В 1960 году о. Михаил, в связи с тяжелой болезнью своей жены, которой не подошел вологодский климат, получил назначение в Казанскую церковь в городе Устюжна.

В августе 1963 году супруга о. Михаила Мария-Дагмара Мудьюгина скончалась от туберкулеза.

Примерно в это же время о. Михаил был назначен благочинным западного округа Вологодской епархии, а уже в мае 1964 года был уволен за штат епархии.

Учеба и преподавание в ЛДА

9 января 1959 года о. Михаил подал прошение о зачислении на заочный сектор Ленинградской духовной семинарии. Учебные пособия о. Михаил получал по почте, таким же образом он отправлял на проверку конспекты и сочинения. Приезжал в семинарию 3-4 раза в год на несколько дней, в течение которых сдавал экзамены (причем в первую сессию экзамен по Ветхому Завету у него принимал уже тогда запрещенный в служении профессор А. А. Осипов).

17 ноября 1960 года Ученый совет ЛДА констатировал, что священник Михаил Мудьюгин «окончил полный курс семинарии по первому разряду».

28 февраля 1961 года зачислен в Ленинградскую духовную академию. Любопытный факт: единственную за всю учебу в Академии «тройку» будущему архиерею поставил проф. Н.Д. Успенский по литургике.

10 июня 1964 года решением Совета Академии о. Михаил Мудьюгин признан «окончившим курс Академии действительным студентом по первому разряду», со степенью кандидата богословия (тема диссертации: «Состояние римско-католической экклезиологии к началу II Ватиканского собора»).

Примечательно, что с 1959 по 1961 гг. в Семинарии и Академии предмет «Священное Писание Ветхого Завета» будущему архиепископу Михаилу преподавал будущий митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир, в то время – священник Владимир Котляров.

Отмеченный митрополитом Никодимом (Ротовым) (+1978) как замечательный и перспективный студент, о. Михаил после окончания Академии перевелся в Ленинград и был назначен исполняющим обязанности преподавателя латинского языка в семинарии на время командировки преподавателя протоиерея Ливерия Воронова.

По указу Патриарха Алексия I 31 марта 1966 года о. Михаил стал старшим помощником инспектора.

Митрополит Никодим предоставил о. Михаилу возможность жить в Ленинграде, что в те времена было довольно сложно. Вначале, уже будучи преподавателем и помощником инспектора Академии, о. Михаил жил вместе с семинаристами, а затем получил комнату при Академии.

5 декабря 1965 года указом митрополита Никодима прот. Михаил Мудьюгин был назначен деканом факультета африканской молодежи (создание этого факультета, по некоторым данным, предотвратило планировавшееся властями закрытие Академии). В начале 1966 года протоиерею Михаилу Мудьюгину было присвоено звание доцента.

Ректор Ленинградской духовной академии

13 октября 1966 года по представлению митрополита Никодима (Ротова) Указом Патриарха Алексия I доцент протоиерей Михаил Мудьюгин был назначен на должность ректора Ленинградских Духовных школ. Одновременно 13 октября 1966 года на заседании Священного Синода протоиерею Михаилу Мудьюгину, по пострижении в монашество и возведении в архимандриты, определено быть епископом Тихвинским, викарием Ленинградской епархии.

Принимать монашество о. Михаил не хотел и сначала просил, чтобы его оставили ректором в сане протоиерея, затем — чтобы разрешили быть посвященным только в рясофор (как делают в ряде поместных православных церквей). Но митрополит Никодим (Ротов) категорически заявил, что, отказываясь от принятия монашества, о. Михаил совершает предательство по отношению к Церкви.

31 октября 1966 года только что вступивший в должность ректора о. Михаил Мудьюгин был пострижен митрополитом Никодимом в монашество с сохранением прежнего имени Михаил.

4 ноября 1966 года за Божественной литургией в день празднования в честь Казанской иконы Божией Матери в Князь-Владимирском соборе митрополит Ленинградский и Ладожский Никодим (Ротов) возвел его в сан архимандрита.

6 ноября 1966 года за Божественной литургией в Троицком соборе Александро-Невской лавры митрополитом Никодимом в сослужении архиепископа Ташкентского Гавриила (Огородникова), архиепископа Минского Антония (Мельникова), епископа Вологодского Мельхисидека (Лебедева), епископа Дмитровского Филарета (Вахромеева) и епископа Зарайского Ювеналия (Пояркова) была совершена хиротония архимандрита Михаила (Мудьюгина) во епископа Тихвинского, викария Ленинградской епархии.

Правило веры и образ кротости: светлой памяти архиепископа Михаила (Мудьюгина)

Будучи ректором, владыка Михаил старался обновить и приблизить к современной жизни систему семинарского и академического образования, стремился повысить общий культурный уровень студентов, знакомить их с художественной литературой. По воспоминаниям преподавателей, для развития навыков церковного пения и повышения общей культуры именно он распорядился поставить в классы семинарии фортепиано. В переменах между лекциями в Духовной академии часто можно было слышать классическую музыку, которую владыка самозабвенно исполнял на фортепиано, стоявшем в профессорской.

Став ректором, епископ Михаил отменил ежегодное увольнение и вновь прием на работу одних и тех же служащих, что практиковалось ранее, чтобы не платить отпускные.

При новом ректоре на богослужениях стали читать Священное Писание на русском языке  (традиция была вскоре утеряна, но возобновлена при ректоре епископе Гатчинском Амвросии (Ермакове)).

Любопытно, что несмотря на назначение ректором Академии о. Михаил (затем – владыка Михаил) не был снят с должности декана факультета христианской африканской молодежи. Это произошло позднее – в начале января 1967 года.

С весны 1968 года активность владыки Михаила на посту ректора Академии начала спадать. Напряженный график работы в ЛДА давал о себе знать – владыка стал чаще болеть, иногда ему для лечения приходилось уезжать из Ленинграда.

Епархиальный архиерей

29 июля 1968 года владыка уехал в каникулярный отпуск, а 30 июля 1968 года решением Патриарха и Священного Синода епископ Тихвинский Михаил уволен с должности ректора ЛДА и назначен на Астраханскую и Енотаевскую кафедру.

31 августа 1968 года на заседании Совета Академии митрополит Никодим огласил решение Синода и пожелал епископу Михаилу «успехов и благоденствия в его новом служении».

К сожалению, о епархиальной деятельности владыки Михаила, равно как и об истории этих епархий этого периода, мало что известно.

В 60-70-х годы Астраханская епархия являлась одной из самых маленьких епархий, число приходов в ней не достигало 20. Ни один из них не был ликвидирован в годы управления епархией владыкой Михаилом, хотя после него такие случаи бывали.

2 сентября 1977 года распоряжением Патриарха Пимена и постановлением Священного Синода владыка Михаил был возведен в сан архиепископа.

С 27 декабря 1979 года по 23 февраля 1993 года — архиепископ Вологодский и Великоустюжский. Его кафедральным собором был тот самый храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы, в котором он стал священником.

В Вологодской епархии в то время было всего 17 храмов, и ни один из них не был закрыт при владыке Михаиле.

Активизировалась церковная жизнь в Вологодской епархии только в конце 80-х – начале 90-х годов. Было организовано духовное училище, вновь открыт Спасо-Прилуцкий монастырь, увеличилось количество действующих храмов (с 17 до 40).

Владыка Михаил начал читать лекции по основам православной веры в высших учебных заведениях Вологды, приобретя авторитет и уважение вологодской интеллигенции.

По воспоминаниям клириков возглавляемых владыкой Михаилом епархий, он был властным, но принципиальным и общительным человеком. Завел обычай в день рукоположения священника непременно приглашать его с супругой к себе домой на обед.

Академия

Удаленность Астраханской епархии сделала весьма затруднительной преподавательскую деятельность владыки Михаила в ЛДА. В начале 1970-х его участие в жизни духовных школ стало эпизодичным. Например, будучи Астраханским архиереем, владыка Михаил пожертвовал на нужды ЛДА 4000 рублей.

Правило веры и образ кротости: светлой памяти архиепископа Михаила (Мудьюгина)

Только с 1976 года владыка возобновил чтение лекций по Основному богословию в Академии. Таким образом, перерыв в преподавании в Духовных школах у архиепископа Михаила составил 8 лет. Владыке Михаилу, как епархиальному архиерею, приходилось для чтения лекций и приема экзаменов приезжать в Ленинград 4 – 5 раз в год на 2 – 3 недели.

В августе 1980 г. Указом Патриарха Пимена владыка Михаил был утвержден в звании профессора ЛДА.

Магистерская диссертация

Будучи ректором ЛДА, владыка Михаил начал работать над магистерской диссертацией на тему «Экклезиология западных схоластов ХIII века (Альберт Великий, Фома Аквинский, Бонавентура)».

2 октября 1968 года владыка Михаил написал прошение с просьбой уточнить тему магистерской диссертации, однако по приезде в Астрахань понял, что работа над диссертацией с той формулировкой, что была принята на Совете Академии, будет для него невозможна. Тогда по совету митрополита Никодима (Ротова) владыка выбрал тему, которая его интересовала с детства – человек и спасение души.

Решением Ученого совета ЛДА от 27 августа 1970 г. была утверждена тема магистерской диссертации епископа Михаила: «Учение о личном спасении по Священному Писанию и Преданию Православной Церкви».

Защита состоялась 12 июня 1972 года, а уже 13 июня 1972 года Патриарх Алексий I наложил резолюцию на рапорт митрополита Никодима о защите: «13.VI.72. Утверждается в степени магистра богословия».

Экуменическая и общественная деятельность

Архиепископ Михаил не вполне разделял взгляды митрополита Никодима (Ротова) на характер экуменизма. Так, владыка считал, что в экуменическом движении могут участвовать только христианские конфессии.

Именно поэтому владыка Михаил согласился участвовать в богословских собеседованиях православных церквей с католической и лютеранскими церквями (Евангелическими Церквями в Германии (ФРГ), Союзом Евангелических Церквей в ГДР, с Евангелическо-Лютеранской Церковью Финляндии, с Церквями реформатского исповедания и другими), в том числе в рамках заседаний Всемирного Совета Церквей. Владея несколькими языками (особенно его отличало блестящее знание немецкого языка и латыни), владыка Михаил легко вел любую богословскую дискуссию.

Целью своего участия в подобных мероприятиях он считал отстаивание православной позиции в вопросах богословия. Причем владыка хорошо умел находить компромиссные решения, основанные, прежде всего, на православной позиции.

С мая 1972 года владыка Михаил стал членом Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства и межцерковных сношений, а позднее – и Синодальной Богословской комиссии. Ему приходилось читать лекции в Вюрцбургском университете и в университете города Турку. 3 мая 1984 года университет города Турку (Финляндия) присвоил ему ученую степень доктора богословия honoris causa.

С 1981 по 1988 годы архиепископ Михаил был членом Синодальной комиссии по подготовке и проведению празднования 1000-летия Крещения Руси.

Правило веры и образ кротости: светлой памяти архиепископа Михаила (Мудьюгина)

Владыка Михаил написал ряд статей для ряда церковных печатных изданий, в том числе для «Журнала Московской Патриархии». Долгое время состоял членом редколлегии единственного в СССР научно-богословского журнала «Богословские труды». Составил учебные пособия для учащихся Духовных школ: «Методическое руководство к совершению исповеди», «Практические советы к совершению таинств крещения и миропомазания» и «В помощь при совершении общественного богослужения (вечерни, утрени и Литургии)».

Отношение к реформам в Церкви

Владыка Михаил был убежден, что Церкви нужны серьезные реформы по образцу тех, что разрабатывались Поместным Собором 1917-18 годов, однако признавал, что в постсоветские годы это едва ли возможно из-за консервативно настроенного епископата, зараженного «традиционализмом, обрядоверием, чинопочитанием».

По мнению владыки Михаила, современное ему духовное образование носило схоластический характер, но Церковь ничего не предпринимает, чтобы переломить ситуацию. Владыка считал, что духовная литература в России издается сомнительного качества и внедряется без надлежащего богословского контроля. Эту задачу удалось решить только в конце 2000-х годов.

Владыку Михаила огорчало, что обрядоверие, суеверия и ложное благочестие при попустительстве церковных властей приобрели в современной России языческие формы, совершенно захлестнув церковную жизнь. Владыке не нравилась излишняя внешняя помпезность торжественных богослужений, он видел в этом приоритет материального над духовным и внешнего над внутренним.

Катехизацию владыка Михаил считал главным делом жизни Церкви, но понимал, что проводить ее некому. И эта ситуация стала меняться к лучшему только после смерти владыки.

На покое (1993-2000 г.г.)

В 1987 году архиепископу Михаилу исполнилось 75 лет. В соответствии с Уставом Русской Православной Церкви он дважды подавал прошение об уходе на покой. В первом случае, в 1989 году, ему было отказано, второе прошение «положили под сукно», но позже дали ему ход. Сам владыка Михаил воспринимал свой уход на покой как преждевременный, так как ощущал себя вполне работоспособным.

В то же время, по свидетельству людей, близко знавших владыку Михаила, в начале 90-х он начал стремительно терять зрение и признавался сам, что работать в прежнем качестве больше не может. Поэтому он и написал второе прошение, которого мог бы и не писать. В нем владыка Михаил просил оставить его преподавателем Академии, рассчитывая, что для этого зрение ему было не нужно: все, что необходимо для лекций, владыка помнил.

23 февраля 1993 года на заседании Священного Синода было вынесено окончательное решение: «выразить Преосвященному архиепископу Вологодскому и Великоустюжскому Михаилу глубокую благодарность за понесенные им архипастырские труды, которые он нес, несмотря на возраст и болезни; освободить его от управления Вологодской епархией с увольнением на покой; просить владыку продолжать свою научно-богословскую и педагогическую деятельность в Санкт-Петербургских Духовных академии и семинарии».

В мае 1993 года владыка Михаил прибыл в Санкт-Петербург для постоянного проживания. В Петербурге владыка Михаил стал преподавать в немецкой гимназии «Петершуле», в католической семинарии и в Теологическом институте Евангелическо-лютеранской церкви Ингрии, вел специальный курс религиоведения в Медицинской Академии последипломного образования. Он много проповедовал, участвовал в передачах на петербургском радио «Теос».

Все последние годы жизни владыки Михаила были насыщены напряженными трудами. Несмотря на проблемы со зрением, он подготовил к изданию две книги: «Основное богословие» и «Русская православная церковность второй половины XX века».

За свои многолетние архипастырские труды владыка Михаил был награжден орденами преподобного Сергия Радонежского I и II степени.

Время от времени владыка приезжал в Великий Новгород, где читал лекции в Новгородском государственном университете и на катехизаторских курсах при Софийском соборе. Он также иногда читал лекции в музее Ф.М. Достоевского в Старой Руссе.

По приглашению настоятелей владыка иногда совершал богослужения или проповедовал в храмах свят. Петра, митрополита Московского, в Автово, и Новомучеников и Исповедников Российских на Миргородской улице около Московского вокзала.

В сентябре 1996 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир своим указом приписал владыку Михаила к храму Илии Пророка на Пороховых.

В 1999 году в начале Великого поста владыка Михаил участвовал в богослужениях в академическом храме, что привело к резкому ухудшению здоровья. После серии инфарктов владыку положили в больницу блаж. Ксении Петербургской, где он продолжал учебную деятельность, в частности, прием экзаменов.

30 августа 1999 года архиепископ Михаил как действующий профессор в последний раз присутствовал на заседании Ученого совета Санкт-Петербургских Духовных школ, поскольку только что был уволен от преподавания в Академии ректором епископом Тихвинским Константином (Горяновом).

Почти одновременно с этим по представлению настоятеля храма пророка Илии протоиерея Александра Будникова и епископа Константина (Горянова) митрополит Владимир (Котляров) запретил владыке Михаилу самостоятельно совершать богослужения по причине плохого состояния здоровья, в частности из-за почти полной слепоты.

Личные качества

Всю свою жизнь владыка Михаил жил очень скромно.

В Петербурге он проживал на съемной квартире в «хрущевке» на окраине города, оплату которой взяла на себя Евангелическая Русская Церковь и лично пастор Сергей Михайлович Степучев.

Владыка Михаил свободно владел латинским (учил самостоятельно с 11 лет), английским, французским, немецким, греческим, финским языками, хорошо переводил с испанского и итальянского.

Имея музыкальное образование, он прекрасно играл на фортепьяно и скрипке, сочинял духовную и инструментальную музыку. На фортепиано владыка играл до инфарктов весны 1999 года, а на скрипке перестал играть немного раньше из-за слепоты. Прекрасно разбираясь в оперной музыке, владыка, по свидетельству близких людей, очень любил сам исполнять арии из опер Верди и Моцарта.

Все, кто общались с владыкой Михаилом, отмечали его умение говорить на правильном русском языке, ясно и красиво. Обладая прекрасной памятью, которую он всегда тренировал изучением языков, владыка был ярким лектором и всегда интересным собеседником.

Владыку Михаила отличало тонкое чувство юмора. Он вспоминал: во время работы на Путиловском заводе «на слух я изучил всю матерную лексику до последних пределов, так что когда я в «Правде» в 1983 году писал статью против сквернословия, я вполне знал, о чем пишу».

До конца своих дней владыка Михаил с большой теплотой вспоминал покойную супругу: «На заводе «Красный фарфорист» на станции Чудово… ходили танцевать почти каждый выходной. Мы с женой были большие любители этого занятия, даже прошли в свое время специальный курс салонных танцев. Все расступались и смотрели, а мы с радостью демонстрировали свое искусство».

Владыку Михаила без преувеличения можно назвать миссионером, в классическом смысле этого слова, поскольку он всю жизнь стремился к тому, чтобы любое его слово или любое его действие приводило собеседника ко Христу.

Кончина 28 февраля 2000 г.

С приближающейся смертью владыка мириться не хотел, хотя и относился к этому по-христиански вполне спокойно.

В последний день земной жизни, 28 февраля, он сказал своим близким, что его ждут большие перемены. Владыка Михаил скончался через полтора часа после визита историка С.Л. Фирсова, который принес архивные материалы о его родителях.

Кончина архиепископа Михаила была тихой и мирной.

Гроб с телом владыки был доставлен в Свято-Троицкий собор Александро-Невской Лавры, где 1 марта после Божественной литургии состоялось отпевание почившего. Отпевание совершили митрополит Владимир и епископ Константин с собором духовенства епархии. В середине службы со словом о покойном архиепископе Михаиле к народу обратился бывший ректор ЛДА профессор протоиерей Владимир Сорокин. Также было зачитано соболезнование Патриарха Алексия II.

После заупокойной литии архиепископ Михаил был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры неподалеку от могил Санкт-Петербургских митрополитов.


Список использованной литературы:

  1. Благодарю Бога. Архиепископ Михаил рассказывает о своей жизни // Городской курьер. Арзамас-16. №74 (284) от 23.09.1993.
  1. Архиепископ Михаил: Принятие духовного сана было моей мечтой с детских лет. Интервью // Сегодня. №245 (603) от 28.12.1995.
  1. Автобиография священника Михаила Мудьюгина. Вологда, 1 февраля 1959 г. // Архив СПбПДА. Д.21 Оп.3 Ф.1. Л. 7-8об., 26-28. См. след.
  1. Костромин К., свящ. Архиепископ Михаил (Мудьюгин) как студент, ректор и профессор Санкт-Петербургских (Ленинградских) духовных школ. К 100-летию со дня рождения (на материале личных дел из архива СПбПДА) // Христианское чтение. №2. СПб., 2012. С. 6-42.
  1. Учетная карточка «Завод «Красный путиловец» №2201 // Архив свящ. К. Костромина, копия.
  1. Ответ администрации Горного института на запрос СПб ПДА о сведениях в отношении М.Н. Мудьюгина, доцента Горного института // Архив свящ. К. Костромина, копия.
  1. Балашов Н., прот. Свидетель эпохи исповедников веры. К столетию со дня рождения архиепископа Михаила (Мудьюгина) // Журнал Московской Патриархии. №5. 2012.
  1. Паралич лечат движением. Интервью с архиепископом Михаилом // Московские Новости. № 27 (724) 3-10.07.1994. С. 21.
  2. Слово иерарха. Интервью с архиепископом Михаилом // Накануне. Литературно-художественный, культурно-исторический, общественно-аналитический ежемесячник. №4, 1995. С. 2.
  1. У дьявола нынче много работы. Интервью с архиепископом Михаилом // Речь. 05.05.1993. Череповец.
  1. Надо строить и церкви, и школы. Интервью с архиепископом Михаилом // Русский север. 5.09.95.
  1. Августин (Никитин), архим. Церковь плененная. Митрополит Никодим (1929-1978) и его эпоха (в воспоминаниях современников). – СПб.: СПбГУ, 2008.
  1. Августин (Никитин), архим. Крутой маршрут архиепископа // НГ-Религии. 2.03.2005. http://religion.ng.ru/people/2005-03-02/4_route.html Дата обращения: 17.09.2012.
  1. Приветствие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла от 12 мая 2012 г. // См. с. 3-4 наст. изд.
  1. Балашов Н., прот. Архиепископ Михаил как епархиальный архиерей. См. статью данного сборника.
  1. Рубан Ю. Интеллигент-профессор-архиерей // Вода Живая. 2010. №2 (121).
  1. Ранне А., прот. Архиепископ Михаил (Мудьюгин) // Михаил (Мудьюгин), еп. Методическое руководство к совершению таинства исповеди. Киев: Общество любителей православной литературы, Изд-во им. свт. Льва, папы Римского, 2001. С. 75-84.
  1. Митрохин Н. А., Тимофеева С. Л. Епископы и епархии Русской Православной Церкви / Послесл. д. и. н. М. В. Шкаровского. М.: Панорама, 1997.
  1. Разрозненные мысли вслух. Штрихи к портрету архиепископа Михаила. СПб.: Сатисъ, Портал Христианин.СПб, 2010.
  1. Копировский А.М., ученый секретарь СФИ, о вл.Михаиле: http://predanie.org/content/view/840/ Дата обращения: 17.09.2012.
  1. Буров А. Путь к Воскресению. Исполнилось десять лет со дня кончины архиепископа Михаила (Мудьюгина) // Кифа. .№3(109). 15.03.2010. С. 8.
  1. Костромин К., свящ. Предисловие составителя // Михаил (Мудьюгин), архиеп. Православное учение о личном спасении. Спасение как цель и как состояние. СПб.: Сатисъ, 2010.
  1. Хавроничев В.П. Устные воспоминания.
  1. Соколов Ю.А. Устные воспоминания.
  1. Официальный сайт Астраханской и Енотаевской епархии (www.ast-eparhia.ru)


Опубликовано 28.02.2015 | Просмотров: 585 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter