Платон. «Политик»

Платон. "Политик"

Диалог «Политик» 268е — 274е.[1]

(Перевод Р.В. Свелтова)

268 (е) Чужеземец. Выслушай же мой миф со вниманием, как это делают дети. Ведь, во всяком случае, ты еще не слишком далеко ушел от возраста забав.

Сократ мл. Так рассказывай же!

Чужеземец. В древних сказаниях говорится о многих знамениях, которые некогда случились и которые повторяются позже, и одно из них — знамение из сказания о раздоре между Атреем и Фиестом. Ты, конечно, слышал его и помнишь, что с ними произошло?

Сократ мл. Видимо ты говоришь о знаке золотого овна?

269 Чужеземец. Никоим образом: но о перемене заката и восхода Солнца и других светил: то место, откуда ныне восходит Солнце, некогда встречало его закат, восход же, напротив, происходил прямо в противоположной стороне. Но бог засвидетельствовал права Атрея, поменяв небесные движения и придав им нынешний образ.

Сократ мл. Об этом тоже рассказывают.

Чужеземец. Кроме того, мы многократно слышали предание о царстве Кроноса.

(b) Сократ мл. Да, очень часто.

Чужеземец. А как насчет древних жителей, которые вынашивались землей, но вовсе не друг другом?

Сократ мл. Это — одна из самых старых историй.

Чужеземец. Все это вместе связано с одним и тем же событием, как и множество других удивительнейших случаев. С течением времени, правда, память о них затухает, и о каждом рассказывают отдельную историю, не упоминая о тех происшествиях, которые с ним связаны. Но ведь никто пока не может сказать, (с) что было причиной этого события, и нам придется сделать это теперь, поскольку иначе мы не сможем объяснить царскую природу.

Сократ мл. Прекрасно; прошу тебя, расскажи обо всем этом, не пропуская ничего.

Чужеземец. Слушай же. Поначалу бог сам руководит движением мироздания, помогая тому совершать круговращение. Но, когда универсум получает предназначенную ему меру оборотов во времени, бог отпускает его, после чего круговое движение само собой обращается в противоположном направлении. (d) Именно так движется живое существо, получившее в удел способность к разумению, дарованную ему тем, кто составил его в самом начале, и движение назад по необходимости присуще его природе в связи со следующими обстоятельствами.

Сократ мл. С какими же?

Чужеземец. Быть вечно теми же самыми и тождественными самим себе подлежит единственно наиболее божественным вещам, природе же тела принадлежит место совсем в другом строю. То сущее, которое мы называем небом и космосом, получило от своего родителя много счастливых способностей, однако оно (e) наделено и телом: вот почему ему не дано полностью избегнуть удела вещей, которые претерпевают изменения. Однако, по возможности, оно движется одним и тем же движением в одном и том же месте и одинаковым образом: с этой точки зрения обращение в обратном направлении — лишь малейшее отклонение от его собственного движения. Едва ли кто-то способен вечно вращать себя за исключением того, кто предводительствует всем, двигать же что-либо то в тождественном, то в ином направлениях не совместимо с божественным установлением. Исходя из всего этого нам не следует говорить ни что космос вечно движет себя сам, ни что бог всегда придает целому двойственное и противоположное вращение 270, ни, наконец, что два неких божества замыслили вращать его в противоположных направлениях. Остается лишь повторить то, что говорилось нами раньше: космос направляется иной, божественной, причиной, обретая заново жизнь и получая восстановленное для него демиургом бессмертие. Будучи же отпущенным в подходящий момент и оставшись сам по себе, космос движется самостоятельно, чтобы совершить мириады и мириады обращений в попятном направлении, — и все это благодаря тому, что он, величайший и отлично сбалансированный, движется на самом маленьком основании.

(b) Сократ мл. Все, что ты говорил, кажется очень разумным.

Чужеземец. Давай же подумаем на основе сказанного прежде всего о том, какова причина всех тех удивительных событий, о которых шла речь. Дело вот в чем…

Сократ мл. В чем же?

Чужеземец. В том, что универсум кружится сейчас в одну сторону, в другое же время — в противоположную.

Сократ мл. Как такое может быть?

Чужеземец. Из всех видов перемен, происходящих на небесах, (с) этот путь изменений представляется самым величественным и совершенным.

Сократ мл. Кажется, так и было

Чужеземец. Потому примем, что вместе с тем великие перемены происходят и с нами, обитающими под этими небесами.

Сократ мл. И это похоже не правду.

Чужеземец. Но ведь мы согласны с тем, что животные не могут без труда переносить столь великие, многие и разные перемены одновременно?

Сократ мл. Разве не так?

Чужеземец. С неизбежностью тогда происходит грандиозная гибель других животных, да и среди людей (d) выживает лишь малая часть. Те, кто спаслись. претерпевают множество удивительных и новых вещей, величайшей из которых становится разворот универсума, когда направление нынешнего круговращения сменяется на противоположное.

Сократ мл. Что за вещи они претерпевают?

Чужеземец. Какого бы возраста ни достигли живые существа к моменту поворота космических движений, вначале все они остановились на нем. Бренные существа прекратили свой путь к смерти, а их облик перестал стареть. (e) Напротив, все оказались моложе и нежнее: седым волосам старцев вернулся черный цвет, заросшие бородами щеки постепенно приобрели мягкость, возвращая каждого к его прошлой поре. Тела цветущих юношей день за днем и ночь за ночью становились все более нежными и уменьшались в размерах, пока не вернулись к природе новорожденных дитятей и не стали им подобны как душой, так и телом. Продолжая угасать, они, в конце концов, стали невидимы. И тела, тех, кто в то время пал жертвой насильственной смерти, претерпели схожие изменения, 271 за несколько дней совершенно уничтожившись и став не воспринимаемыми.

Сократ мл. Но как же, чужеземец, тогда появлялись на свет живые существа? И каким образом они возникали друг от друга?

Чужеземец. Ясно, Сократ, что появление одного существа из другого не было свойственно тогдашней природе; роду землерожденных, который, как рассказывают, тогда существовал, было свойственно в те времена вновь возникать из земли. Памятование же об этом сохранили первые наши предки, чья жизнь совершалась во времена, (b) последовавшие сразу после завершения прошлого круговращения: они были первыми, кто тогда появился на свет. Ибо они и стали для нас глашатаями, сообщившими те предания, в которых в наше время многие не верят — и совершенно напрасно. Нам же, думаю, нужно посмотреть, что из них следует. Ведь если старцы приобретают природу младенцев, а, те, кто завершили свой век и покоится в земле, снова собираются в твердом облике и возвращаются к жизни, то рождение происходит в обратном направлении в соответствии со способом кругооборота космоса. В согласии с нашим рассуждением эти люди необходимо должны быть землерожденными: с этим связано их имя и рассказы о них, если только кому из них сам бог не положил иную долю.

Сократ мл. Действительно, именно это следует из всего предшествующего. Но та жизнь, которая была, как ты говорил, под властью Кроноса, имела место при прежнем круговороте, или при нынешнем? Очевидно же, перемена в движении Солнца и звезд происходят при обоих круговоротах.

Чужеземец. Ты прекрасно следовал за нашим рассуждением. (d) Но то, о чем ты спрашиваешь — когда все само собой возникало из земли ради людей, случилось не при нынешних оборотах универсума, но при прошлых. Ибо изначально направлял и следил за движением в целом сам бог, и таким же образом части, на которые был поделен космос, оказались в руках богов, начальствовавших над ними. Так же и животные, распределенные по родам и стадам, были разобраны демонами, божественными пастухами; причем каждый из них (e), заботясь о своих подопечных, был совершенно самостоятелен. Поэтому ни одно животное тогда не было диким, никто не поедал друг друга, совершенно отсутствовали войны и раздоры, зато можно рассказать о множестве благих последствий от такого устройства мира. Рассказ о том, что люди жили сами по себе, можно объяснить следующим образом. Бог сам руководил ими, подобно тому как ныне люди, будучи более божественными сущностями, чем остальные животные, пасут другие, низшие рода живых существ. 272 Под таким руководством не было государств; никто не обретал в собственность женщин и детей, ведь все порождались прямо из земли, не помня ничего о том, что случилось ранее. Все это у них отсутствовало; зато они получали всевозможные плоды садовых и лесных деревьев, которые росли сами по себе, дарованные землей, без всякой помощи земледелия. Нагими и не имея постели они проводили время под открытым небом, поскольку времена года были смешаны так, чтобы не доставлять им страданий, а трава, обильно взращенная землей, делала их ложе мягким. (b) Такой, как я рассказал, и была, Сократ, жизнь при Кроносе; каково же наше время — его называют Зевсовым, ты можешь знать из своего опыта. Будешь ли ты в состоянии выбрать, какая из них счастливее?

Сократ мл. Никоим образом.

Чужеземец. Не хочешь, чтобы я каким-то образом совершил для тебя выбор?

Сократ мл. Непременно сделай это.

Чужеземец. Итак, если питомцы Кроноса, получив полноту досуга и способность общаться при помощи речи не только с людьми, но и с животными (с), использовали все это ради занятий философией, и, вступая в беседу с животными и друг с другом, узнавали у каждого из созданий, не обнаружило ли оно при помощи своих собственных способностей восприятия что-либо новое для возрастания нашего разумения, то несложно решить, что люди века Кроноса были неизмеримо счастливее нас. Или, если они просто ели и пили, пока они не насыщались, после чего вели беседы друг с другом и с животными, рассказывая мифы, подобные тем, что сейчас звучат из моих уст, (d) то и в этом случае, как мне кажется, следует совершить тот же выбор. Тем не менее, оставим все это до тех пор, пока не появится тот, кто прольет нам свет на вопрос, имели те люди желание обретать знание и пользоваться рассуждениями, или же нет? Однако следует сказать, почему мы разбудили этот миф, надеясь благодаря ему приблизиться к цели. Когда завершилось время всех этих вещей, и пришла необходимость в перемене, (е) а весь род, произошедший из земли, был растрачен, поскольку каждая душа совершила свои рождения, и все они как семена были высеяны в землю, кормчий универсума, словно бы отпустив рукоять рулевого весла, ушел на место, с которого он наблюдает за всем, космос же, увлекаемый судьбой и присущим ему по природе стремлением, повернул вспять. Все боги, которые, каждый на своем месте, правили совместно с величайшим божеством, узнав о случившемся, покинули те части 273 космоса, о которых заботились. Развернувшись и столкнувшись с самим собой, поскольку начала и завершения всего в нем устремились в противоположных направлениях, создав в себе множественное сотрясение, космос привел к новой гибели великое число животных. Когда же прошло немало времени, грохот и разрушения прекратились, а сотрясение утихло, мир начал двигаться стройно, что ему и свойственно, осуществляя попечение и власть (b) над самим собою и над всем, что в нем содержится. При этом по мере он сил припоминал уроки своего демиурга и отца. Первое время он строго следовал им, но под конец — без должного внимания. Причиной этому была примесь телесности, с самого начала присутствующая в его природе, ибо он был приведен к нынешнему космическому строю из полнейшего беспорядка, к которому он был прежде причастен. От того, кто его составил, космос получил все прекрасные свойства; но, благодаря своему предшествующему складу (с), он привнес в мир вообще все тяжкое и несправедливое: все это он и в себе содержит, и в живых существах воплотил. Пока он вскармливал живые существа вместе с Кормчим, он привносил в них совсем ничтожную часть худшего, зато даровал много блага. Во времена, последовавшие сразу за отделением его от Кормчего, он всегда делал все самым наилучшим образом; когда же эти времена прошли, и прошлое стало забываться, то все в большей степени начал претерпевать древний диссонанс. (d) По достижении конца времен он вырождается, и в нем остается ничтожно мало хорошего, к которому оказыватеся примешано очень многое из того, что ему противоположно. В результате появляется опасность разрушения и самого космоса, и всего, что в нем существует. Вот почему в этот момент бог, упорядочивший космос, видя безвыходность ситуации, в которой тот пребывает и, беспокоясь о том, чтобы, влекомый бурей и внутренним раздором, он не оказался в беспредельном море неподобного, вновь занимает свое место у рулевого весла, возвращает все, что оказалось разъединенным и неустроенным на свойственные тому в прошлом круговороты, снова придает мирозданию порядок и приводит к совершенству его бессмертие и нетленность. Вот и завершение всего повествования. Что же до нашего желания явить царя, то достаточно вернуться к ранней части того, о чем я рассказывал. Когда космос развернулся к нынешнему пути рождения, возраст живых существ вновь остановился, и все новое стало возникать противоположным образом, чем ранее. Живые существа, которые стали настолько малы, что едва не стали невидимы, начали расти, а новорожденные тела, вышедшие из земли седовласыми, умирали и возвращались обратно. И все остальное претерпевало перемены, 274 повторяя то, что выпало на долю целому и следуя за ним. Такое подражание и следование необходимо было всему: и в зачатии, и в рождении и во вскармливании по необходимости присутствовало подражание и подлаживание под мироздание; ведь живому существу уже было невозможно зарождаться в земле, составляясь из элементов, отличающихся от него, но, подобно космосу, которому было приказано самостоятельно направлять себя по собственному пути, его частям повелевалось быть самостоятельными и, насколько они будут в состоянии, самим зачинать, рождать и вскармливать потомство. (b) Здесь мы, наконец, добрались до того, ради чего был предпринят наш рассказ. О том, какие облики имели животные и по каким причинам они изменились, пришлось бы говорить слишком долго, и это заняло бы много времени; разговор же по поводу людей окажется короче и будет связан с нашей темой. После того, как люди, лишенные заботы владевшего ими и окормлявшего их даймона, ослабели и стали беззащитны, многие животные, опасные по своей природе, одичали и принялись терзать их. (c) Более того, поначалу люди были неумелыми и неискусными, пища уже не поступала к ним сама собой, и они не знали еще, как добыть пропитание, ибо прежде необходимость не принуждала их к тому. Из-за всего этого они оказались в великом затруднении. Вот отчего древнее предание сообщает, что боги совершали нам дары: огонь, вместе с необходимым обучением и воспитанием, вручил Прометей, искусства – Гефест (d) и его умелая соработница, семена и растения – другие. Оттуда же ведет происхождение все, что помогает в установлении человеческой жизни: поскольку, как я уже говорил только что, попечение богов о людях осталось в прошлом, и они должны были сами направлять свою жизнь и заботиться о себе, как и всецелый Космос, которому мы подражали и за которым следовали, ныне постоянно рождаясь и живя одним образом, а в другие времена — по-другому. (e) Давайте же здесь и завершим миф. Мы привлечем его, дабы осознать, насколько ошибались, когда изображали царя и политика в предшествующем рассуждении…


[1] Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках проекта: «»Золотой век»: мифологические историософия и социогенез в древнегреческой и древнееврейской традициях» (проект No 14-03-00219).


Опубликовано 03.03.2016 | Просмотров: 139 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter