Михаил Шкаровский. Трифоно-Печенгский монастырь в 1939-1944 гг.

Михаил Шкаровский. Трифоно-Печенгский монастырь в 1939-1944 гг.

Находившийся в 1920-1944 гг. на территории Финляндии Свято-Троицкий Трифоно-Печенгский монастырь был основан в 1533 г. преподобным Трифоном на реке Печенге. Эта обитель имела длительную и сложную историю. Короткий период расцвета в XVI веке завершился его полным уничтожение пришедшим из шведских владений финским военным отрядом 30 ноября 1589 г., убившем 116 монахов и местных русских жителей. После этого монастырь существовал на территории Кольского острога до своего упразднения в 1765 г. Во второй половине XIX века (в 1885 г.) он был возобновлен в районе Печенги и вновь стал важным православным центром русского Севера. Не случайно его называли «Меккой северного края», достаточно сказать, что в 1917 г. в монастыре и на могиле преп. Трифона побывали 3650 паломников.[1]

В 1917 г. скончался многолетний настоятель монастыря архимандрит Ионафан. Выбранный монашествующими настоятелем казначей престарелый иеромонах Порфирий уже через полтора года из-за болезни не смог выполнять свои обязанности. Вскоре из Соловецкого монастыря был прислан игумен Иннокентий, но и он недолго управлял монастырем, скончавшись в сентябре 1919 г. Последующие несколько лет братией руководит совет из трех избираемых монахов. К началу 1920-х гг. в обители проживали 28 монахов, 28 послушников и около 40 трудников.

Район Печенги (Петсамо), имевший выход к Баренцеву морю, до 1920 г. он был заселен только православными — русскими и саамами, но после передачи его по Тартускому (Дерптскому) мирному договору Финляндии на правах отдельной губернии стал активно заселяться финскими колонистами с юга страны. Колонизация Печенги играла значительную роль не только в формировании национального статуса, но и в утверждении мифа о «Великой Финляндии от моря до моря». Тем ни менее большинство жителей этого района оставались православными, главным же центром Православия здесь по-прежнему был Свято-Троицкий Трифоно-Печенгский монастырь.

В связи с заключением 14 октября 1920 г. Тартуского мирного договора советские власти провели эвакуацию имущества и людей из района Печенги на территорию Кольского полуострова, оставшуюся в составе РСФСР. Была вывезена и значительная часть имущества Трифоно-Печенгского монастыря, объявленная «народным достоянием».

В конце 1920 г. финляндские власти забрали у монастыря здание церкви Рождества Христова в устье Печенги («Нижний монастырь») и передали его под лютеранскую кирху пос. Петсамо (Печенга). Некоторое время другие монастырские здания использовались под казармы финской Белой гвардии. С начала 1920-х гг. богослужебная жизнь обители сосредоточилась в пос. Луостари («Верхний монастырь») в 15 километрах вверх по реке Печенга, где действовала Сретенская церковь. В 1932 г. на место скончавшегося игумена Иннокентия монастырская братия избрала настоятелем иеромонаха Паисия (Рябова). В этот период в обители было 14 человек братии и 5 трудников. В конце 1930-х гг. монастырь посетили около 12 тыс. паломников и туристов.

Когда, 30 ноября 1939 г. началась «зимняя война», советская армия в том же день заняли район Печенги и далеко не все желающие успели эвакуироваться. Так на полуострове Рыбачий (Каластаясааренто) остались 400 финских подданных. Не была своевременно эвакуирована и почти вся насчитывавшая тогда 17 человек братия Трифоно-Печенгского монастыря во главе с настоятелем иеромонахом Паисием. Лишь некоторым насельникам обители, в частности монаху Мефодию (в миру Матти Лехмонену) удалось спастись, скрывшись в Финляндии (в ноябре 1944 г. отец Мефодий поступил в созданную коневской братией монашескую общину Хиека в волости Кейтеле, а в 1949 г. перешел в Ново-Валаамский монастырь).[2]

Сразу же после прихода советских войск в Трифоно-Печенгском монастыре начались обыски. 9 декабря 1939 г. был арестован настоятель отец Паисий. Его перевезли в московскую тюрьму и после года допросов расстреляли и похоронили на Бутовском полигоне под Москвой 28 декабря 1940 г. Другие монахи и послушники были взяты под стражу и вывезены на территорию СССР, в район пос. Ловозеро Мурманской области, на строительство комбината «Аллуайвстрой». В воспоминаниях одного из очевидцев этих событий говорится: «В начале 1940 года привезли 20 монахов из Печенгского монастыря. Приехали они со всем своим имуществом. Работали на стройке, хотя и просили отправить их обратно в монастырь. По окончании войны поселок Петсамо был возвращен Финляндии, и монахи были отправлены за границу, хотя при этом вдруг выяснилось, что «все они бывшие деникинские офицеры». При отправке «за границу» все их имущество было конфисковано. Это объяснялось, как ответная мера, поскольку, якобы, «выезжающие из Финляндии тоже терпели притеснения».»[3]

13 марта 1940 г., после окончания советско-финской войны, по условиям заключенного днем раньше мирного договора, Финляндии был возвращен, занятый советскими войсками на три с половиной месяца, район Печенги. В связи с этим насельники Трифоно-Печенгского монастыря оказались освобождены, и обитель продолжила свое существование. Правда, один из членов братии – послушник монастыря с 1913 г. Федор Семенович Абросимов (в 1919 г. служивший рядовым в Белой армии) отказался возвращаться в Финляндию и, решив остаться на родине, поселился в Ловозерском погосте, работая на лесозаготовках. Уже 2 июня 1940 г. он был арестован, как «шпион» и «пособник» настоятеля монастыря иеромонаха Паисия и заключен сначала в тюрьму г. Мончегорска, а затем в мурманскую тюрьму. Органы следствия предполагали более убедительно представить «Трифоно-Печенгский монастырь, как базу для подготовки и переброски финских шпионов в СССР». Согласно «спущенным из Москвы» политическим установкам следователям было необходимо доказать, что «монастырь являлся явочной квартирой для перебежчиков из СССР и обратно. В стенах монастыря проходила подготовку и оттуда забрасывалась на территорию СССР агентура финской охранки».[4]

Однако добиться признательных показаний от Федора Абросимова следователям не удалось, он категорически отверг все обвинения в шпионаже и антисоветской агитации. 19 августа 1940 г. Ф.С. Абросимова приговорили к 8 годам концлагерей и отправили отбывать срок в Ухто-Ижемский исправительно-трудовой лагерь (Коми АССР) на добычу и переработку радиевой воды, где он скончался 2 августа 1941 г. в Центральном санитарном городке лагерного пункта № 8. Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 30 июля 2003 г. преподобномученик Феодор Абросимов был причислен к лику святых. В 2011 г., к 70-летию со дня кончины преподобномученика, жители его родного села Чаваньга Терского берега Мурманской области восстановили разрушенную в советский период местную церковь Архангела Михаила.[5]

Отошедший к СССР район Печенги Финляндия потеряла по результатам Второй мировой войны. При этом вглубь страны 7 сентября 1944 г. были эвакуированы все насельники Трифоно-Печенгского монастыря и другие православные жители района. Особенно пострадали восточные саамы-скольты – они потеряли свои стада оленей, а многие погибли на пути бегства. Уцелевших православных саамов разместили в Финляндии в двух поселках — Неллим и Севеттиярви, что оказалось не лучшим решением: семьи были расколоты, традиционный промысел нарушен (большая часть саамов-скольтов проживает сейчас в окрестностях Хельсинки, и лишь православные богослужения на праздник преп. Трифона Печенгского собирают их вместе).[6]

Эвакуированные же с Кольского полуострова монахи Трифоно-Печенгского монастыря в основном решили поселиться в Новом Валааме. Осенью 1944 г. шестеро бывших насельников этой обители во главе с настоятелем известным старцем и духовником схиигуменом Иоанном (Алексеевым, 1873-1958) присоединились к валаамской братии и в дальнейшем нашли упокоение на кладбище Нового Валаама. Покинутый насельниками Трифоно-Печенгский монастырь заняли оккупировавшие район Печенги части вермахта, превратившие его в опорный пункт. Немецкие войска были разгромлены в ходе Печенго-Киркинесской операции 1944 г., сопровождавшийся ожесточенными боями, в ходе которых монастырский комплекс в пос. Луостари («Верхний монастырь») был полностью стерт с лица земли.

При этом погибла построенная на месте погребения преп. Трифона церковь Сретения Господня на реке Печенге, на ее месте была устроена большая братская могила павших в боях с немцами советских воинов. Другой тяжелой утратой стала гибель сгоревшей осенью 1944 г. деревянной Борисо-Глебской церкви на реке Паз, построенной еще в 1565 г. при личном участии преп. Трифона Печенгского в Пазрецком летнем погосте. При этом сохранились: построенный поблизости в 1872-1874 гг. «новый» деревянный храм святых Бориса и Глеба (он действует и в настоящее время), могила убитых финским военным отрядом в 1589 г. 116 мучеников на месте древнего Трифоно-Печенгского монастыря и здание деревянной Рождественской церкви, построенное в устье реки Печенги в 1910 г. [7]

В 1997 г. Священный Синод Русской Православной Церкви принял решение о возобновлении деятельности Трифоно-Печенгского монастыря. Однако 1 декабря 2007 г. в обители случился сильный пожар, в результате которого сгорела деревянная церковь Рождества Христова XIX века. После пожара у обители осталось две церкви: Борисо-Глебский храм, расположенный на самой границе с Норвегией и лишь два раза в год доступный для верующих, а также маленький храм в Печенге, построенный после пожара. Вскоре было принято решение о переносе обители из Печенги в соседний поселок Луостари и его возрождении на историческом месте. Сейчас монастырь строят заново на месте Успенской пустоши, где находится могила преп. Трифона. Кроме того, было построено подворье обители в г. Мурманске.

Доклад преподавателя СПбПДА, доктора исторических наук Михаила Витальевича Шкаровского на XV международной научной конференции «Санкт-Петербург и страны Северной Европы», Санкт-Петербург, 17 апреля 2013 года.


[1] Митрофан (Баданин), игумен. Преподобный Трифон Печенгский. Исторические материалы к написанию жития. СПб., 2009. С. 103; Поливцев С., священник. Трифоно-Печенгский монастырь. Мурманск, 2007; Калугин В.В. Житие Трифона Печенгского, просветителя саамов в России и Норвегии. М., 2009; Элина К. Значение Севера в понимании духовности и святости // Север и история. Материалы региональной научно-богословской историко-краеведческой конференции. Четвертые Феодоритовские чтения. Мурманск-СПб., 2012. С. 155-156.
[2] Всеволод (Филипьев), инок. Святорусское откровение миру. Избранные статьи. Джорданвилль-М., 2005. С. 239.
[3] Жития новомучеников Кольского Севера. В изложении игумена Митрофана (Баданина). СПб.-Мурманск, 2011. С. 36.
[4] Там же. С. 38; Архив Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Мурманской области, ф. архивно-следственных дел, д. 4550, л. 27-28.
[5] Жития новомучеников Кольского Севера. С. 42-44.
[6] Элина К. Указ. соч. С. 156-157.
[7] Шахнович М.М. Древний храм святых Бориса и Глеба на реке Паз // Север и история. С. 184, 186; Мацак В.А. Печенга. Опыт краеведческой энциклопедии. Мурманск, 2005. С. 494.


Опубликовано 20.04.2013 | Просмотров: 340 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter