Михаил Шкаровский. Проблемы прославления в лике святых новомучеников-иосифлян

Михаил Шкаровский. Проблемы прославления в лике святых новомучеников-иосифлян

Только в 1990-е годы ХХ века, когда пала советская власть и стали частично доступны материалы архивов КГБ-ФСБ, появилась возможность отдать долг памяти тысячам новомучеников и подвижников Русской Православной Церкви ставших жертвами антирелигиозных репрессий. Среди них замет часть составляют представители возникшего в 1927 г. иосифлянского движения, оппозиционного курсу Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия. Это движение получило название по имени руководителя — митрополита Ленинградского Иосифа (Петровых) и охватило большинство епархий страны. Подавляющее большинство иосифлян погибло в тюрьмах и лагерях. Однако значение их мужественной борьбы за независимость внутренней жизни Русской Церкви от государственного диктата чрезвычайно велико. Она показала всю силу нравственного сопротивления русского народа утвердившемуся деспотическому безбожному режиму, породила целый сонм новомучеников и исповедников.

В 1981 г. более 50 иосифлян были канонизированы Русской Православной Церковью за границей (РПЦЗ). В середине 1990-х гг. Московский Патриархат перестал считать иосифлян раскольниками, начались их прославления в лике святых, в том числе таких активных деятелей движения, как епископ Виктор (Островидов), протоиереи Викторин Добронравов, Иоанн Стеблин-Каменский и др. После восстановления канонического общения с РПЦЗ встал вопрос о взаимном признании уже прославленных новомучеников. Однако выяснилось, что недоступные ранее за границей протоколы допросов некоторых иосифлян, в том числе митрополита Иосифа, с их признательными показаниями, не позволяют это сделать. В связи с этим необходимо подробнее остановиться на биографии Владыки.

Митрополит Иосиф в миру (Иван Семенович Петровых) принадлежит к тем ключевым фигурам в истории Русской Православной Церкви ХХ века, которые вызывали и вызывают немало споров. С его именем связано возникновение самого сильного церковного движения сопротивления богоборческой политике советских властей и компромиссному курсу соглашений части церковного руководства с правительством. В то же время не вызывает сомнений, что Владыка Иосиф был одним из самых выдающихся архиереев 1920-1930-х гг., горячим молитвенником, опытным иноком, аскетом, крупным богословом.

Будущий митрополит родился 15 декабря 1872 г. в г. Устюжна (ныне Вологодская область) в многодетной мещанской семье. Несмотря на природные дарования и огромные способности мальчика надежды на учение почти не было, но Ване Петровых все-таки получил прекрасное духовное образование.1 В 1880 г. по рекомендации священника Вознесенской церкви мальчик был принят в Устюженское Духовное училище и успешно окончил его в 1889 г. Затем Иван поступил в Новгородскую Духовную семинарию. После ее окончания в 1895 г. в числе лучших ее воспитанников Иван был принят на казенный счет в Московскую Духовную Академию. Закончив учебу первым магистрантом 11 июля 1899 г., И. Петровых был 16 августа оставлен профессорским стипендиатом при Академии. 9 сентября 1900 г. И.С. Петровых был утвержден исполняющим должность доцента Академии по кафедре Библейской истории. Но карьера ученого не привлекала его, стремившегося к своей давней мечте – иночеству. Пострижение в монашество было совершено 26 августа 1901 г. в Гефсиманском скиту при Троице-Сергиевой Лавры, с наречением именем Иосиф. 30 сентября 1901 г. монах Иосиф был рукоположен во иеродиакона, а 14 октября – во иеромонаха.[2]

6 июня 1903 г. его удостоили степени магистра богословия за диссертацию «История иудейского народа по археологии Иосифа Флавия (Опыт критического разбора и обработки)» и 19 июля утвердили в звании доцента, а через некоторое время, 9 декабря 1903 г., назначили экстраординарным профессором и инспектором Московской Духовной Академии. За церковные заслуги 18 января 1904 г. отца Иосифа возвели в сан архимандрита, более двух лет он исполнял обязанности профессора Библейской истории.[3] Из-за конфликта со студентами по прошению о. Иосиф был уволен из Академии и указом Святейшего Синода от 30 июня 1906 г. перемещен на должность настоятеля первоклассного Яблочинского Свято-Онуфриевского монастыря в Холмской епархии (Седлецкой губернии).[4]    В ноябре 1907 г. согласно определению Синода архимандрит Иосиф был перемещен настоятелем первоклассного Юрьева монастыря в Новгороде. Новое постановление Синода от 27 февраля 1909 г. вознесло его на высокую ступень епископского служения.

15 марта 1909 г. состоялась его хиротония во епископа Угличского, второго викария Ярославской епархии в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры. В 1905-1914 гг. под инициалами А.I. была издана книга духовных размышлений преосвященного Иосифа «В объятиях Отчих. Дневник инока».[5] Начало службы Владыки в Ростове совпало в октябре 1909 г. с 200-летием кончины святителя Димитрия Ростовского, которое стало всероссийским событием. Епископ приложил много усилий по устройству и проведению торжеств. С 18 марта 1910 г. он был уже первым викарием Ярославской епархии. В августе 1914 г. произошло почти одновременное отбытие из Костромы правящего архиерея и викария, и епископ Иосиф с 25 августа по 16 сентября 1914 г. исполнял обязанности временно управляющего Костромской епархией.[6]

До революционных потрясений 1917 г. Владыка успел написать и большей частью опубликовать около 80 трудов, в том числе 11 томов своего дневника, 10 статей в Православной Богословской энциклопедии, исторические описания нескольких обителей, многочисленные статьи на нравственно-воспитательные темы в журнале «Божья Нива», работы «Матерь Божия – Благодатная Матерь народа русского» (Сергиев Посад, 1902), «История иудейского народа по ар​хеологии Иосифа Флавия (Опыт критического разбора и обработка)» (Сергиев По​сад, 1903), «От крупиц Евангельских. Беседы инока. Сборник проповедей» (Сергиев Посад, 1904), «Учение Лейбница о происхождении и сущности зла» (Харьков, 1905) и другие.

Согласно некоторым свидетельствам Владыка Иосиф был назван Патриархом Тихоном в числе трех тайных чрезвычайных Местоблюстителей Патриаршего престола, назначенных в соответствии с постановлением Поместного Собора от 25 января 1918 г. Кроме того, возможно, существовал секретный протокол Поместного Собора от 28 января 1918 г. с указанием имен чрезвычайных Местоблюстителей: митрополит Антоний (Храповицкий), архиепископ Кирилл (Смирнов) и епископ Иосиф (Петровых).[7]

В декабре 1917 г. – январе 1918 гг. епископ Иосиф временно управлял Рижской епархией. А уже вскоре последовал его первый арест в Ростове в монастыре 7 июля 1919 г. Ярославской губернской ЧК «за попытку срыва вскрытия мощей в Ростовском уезде путем созыва верующих колокольным звоном». 18 июля Владыка был перевезен в Москву во внутреннюю тюрьму ВЧК на Лубянке, где содержался около месяца. В августе 1919 г. он оказался освобожден за недостаточностью улик без вынесения приговора.[8] Мужественное поведение преосвященного не прошло мимо внимания церковного руководства и 22 января 1920 г. он был возведен в сан архиепископа и назначен Святейшим Патриархом Тихоном архиепископом Ростовским, викарием Ярославской епархии.

За организацию крестного хода с выражением протеста против вскрытия мощей Ростовских Чудотворцев 8 июля 1920 г. Владыка был арестован по обвинению в антисоветской агитации. Три недели он находился в заключении в Ярославской тюрьме, а в это время в Ростове собирались тысячи подписей верующих за его освобождение. В итоге архиепископ Иосиф был освобожден, но постановлением Президиума ВЧК от 26 июля 1920 г. приговорен к 1 году заключения условно с предупреждением о неведении агитации.

Весной 1922 г. на Русскую Православную Церковь обрушились новые тяжелые испытания – развернутая по указанию Политбюро ЦК РКП(б) кампания по изъятию церковных ценностей и обновленческий раскол. После ареста Патриарха Тихона в мае 1922 г. власть в Церкви на год захватили просоветски настроенные обновленцы. Архиепископ Иосиф также был арестован в мае 1922 г. по делу «о противодействии изъятию церковных ценностей» и 19 июля приговорен в г. Ростове Ярославским губернским революционным трибуналом к 4 годам лишения свободы. После этого – третьего за последние три года ареста Владыка был вынужден дать подписку «не управлять епархиею и не принимать никакого участия в церковных делах и даже не служить открыто».[9] По предписанию председателя ВЦИК М.И. Калинина от 5 января 1923 г. он в этом же месяце был освобожден досрочно. После освобождения Владыка затворился в Угличском Алексеевском монастыре и оттуда все же негласно управлял епархией, отвергая всякий диалог с обновленцами. После освобождения в июне 1923 г. Патриарха Тихона начался катастрофический спад влияния обновленчества, и борьбу с ним в Ярославской губернии возглавлял архиепископ Ростовский.[10]

21 мая 1924 г. архиеп. Иосиф был назначен членом Священного Синода при Патриархе. Правда, будучи переведен в марте 1924 г. на Одесскую кафедру, Владыка не смог водвориться там из-за противодействия обновленцев и местных властей и оставался проживать в Ростове на положении управляющего Ростовским викариатством до осени 1924 г., когда был назначен управляющим Новгородской епархией. Владыка Иосиф временно управлял одной из старейших русских епархий до сентября 1926 г. Часто посещая Ленинград, архиепископ служил в кафедральном храме Воскресения Христова (Спас-на-Крови).

Когда 7 апреля 1925 г. скончался Святейший Патриарх Тихон, Местоблюстителем Патриаршего Престола согласно его завещанию стал митрополит Крутицкий Петр (Полянский). 12 апреля архиепископ Иосиф участвовал в погребении св. Патриарха Тихона и подписал акт о передаче местоблюстительских полномочий св. митрополиту Петру. В своем завещательном распоряжении от 6 декабря 1925 г. – за несколько дней до ареста – последний поставил архиепископа Иосифа третьим кандидатом в Заместители Патриаршего Местоблюстителя. После ареста Владыки Петра (Полянского) руководство Русской Церковью перешло к митрополиту Сергию (Страгородскому).

26 августа 1926 г. архиепископ Ростовский, уважаемый повсюду за свою аскетическую жизнь и ученость, был назначен митрополитом Ленинградским. По словам указа, Владыку Иосифа назначили «вследствие настоятельной просьбы верующих» с возведением его в сан митрополита с возложением белого клобука, креста на клобук и митру. Действительно, летом 1926 г. к митрополиту Сергию в Москву несколько раз с соответствующими просьбами ездили делегации ленинградских священнослужителей. Владыка Иосиф принял назначение, но возражал, чтобы именоваться Ленинградским, и предпочитал наименование «Петроградского».

Верующие жители северной столицы встретили Владыку с большой радостью, как стойкого борца за чистоту Православия. 11 сентября митрополит прибыл в Ленинград. Был канун известного городского праздника – перенесения в город мощей святого благоверного князя Александра Невского. На всенощной Свято-Троицкий Собор Александро-Невской Лавры, недавно перешедший к «тихоновцам» от обновленцев был переполнен народом.[11]

Вечером 13 сентября митрополит Иосиф уехал из Ленинграда в Ростов, чтобы проститься с прежней паствой. Вернуться на берега Невы ему уже было не суждено. Будучи вызван в Москву ОГПУ, в разговоре с возглавлявшим церковный отдел Е. Тучковым Владыка отрицательно отнесся к предложенному плану легализации Патриаршей Церкви. В результате он был отправлен в Ростов без права выезда из этого города. 28 сентября 1926 г. ленинградскому духовенству даже стало известно, что митрополиту Иосифу «предложено на три года уехать в ссылку по выбору (Архангельск и еще два пункта)».[12] К счастью, эта угроза не была тогда реализована. 25 ноября 1926 г. Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий был арестован. Его обязанности перешли к митрополиту Иосифу, однако 9 декабря он тоже оказался под стражей и на следующий день был дважды допрошен по делу о попытке тайного избрания Патриархом митрополита Кирилла.[13]

Власти хотели услать подальше от Москвы и Ленинграда твердого в своих убеждениях архиерея. 29 декабря 1926 г. арестованного митрополита доставили в ссылку в Николо-Моденский монастырь Устюженского района, где в это время обитало всего 10 монахов, с запрещением покидать его. Но, обладая значительным авторитетом и решительным характером, преосвященный Иосиф продолжал управлять Ленинградской епархией через своих викариев – епископа Гдовского Димитрия (Любимова) и епископа Нарвского Сергия (Дружинина).[14]

Важным переломным рубежом в истории Русской Православной Церкви стали события второй половины 1927 г. 29 июля митрополит Сергий (Страгородский) совместно с членами созданного им Временного Синода выпустил «Послание к пастырям и пастве» (Декларацию 1927 г.) о лояльности советской власти, одновременно был допущен контроль ОГПУ над кадровой политикой Московской Патриархии. Такие компромиссы были негативно восприняты многими священнослужителями и мирянами. И ярче всего это недовольство и возмущение проявилось в Ленинграде. В середине августа духовник Владыки прот. Александр Советов, еп. Гдовский Димитрий и другие клирики северной столицы отправили митрополиту Иосифу послание с выражением своего несогласия с политикой Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. А 17 сентября 1927 г., вероятно по настоянию ОГПУ, на заседании Временного Синода под председательством митр. Сергия, «по соображениям большей пользы церковной», решено было перевести Владыку Иосифа на Одесскую кафедру.

Этот указ вызвал среди верующих Ленинграда бурю возмущения.[15] В своем письме от 28 сентября митр. Сергию Владыка Иосиф сообщил об отказе подчиниться указу, как неканоничному, принятому под влиянием посторонних факторов и поэтому пагубно сказывающемуся на церковной организации. 30 октября митр. Иосиф из Ростова (куда он вернулся из ссылки в сентябре 1927 г.) отправил новое послание с отказом оставить Ленинградскую кафедру.[16]

12 декабря 1927 г. митр. Сергий принял в Москве делегацию представителей ленинградского духовенства и мирян. Они предали Заместителю Местоблюстителя три протестных послания. Беседа, однако, не дала результата – митр. Сергий остался непреклонен, изменить политику и вернуть митр. Иосифа отказался. Горечь ленинградцев была очень велика, и через несколько дней родилось так называемое движение иосифлян. После возвращения делегации в Ленинград еп. Гдовский Димитрий и еп. Нарвский Сергий, взяв на себя инициативу, подписали акт отхода от митр. Сергия (13/26 декабря). В ответ Заместитель Патриаршего Местоблюстителя и Синод 30 декабря приняли постановление о запрещении в священнослужении отошедших ленинградских епископов Димитрия (Любимова) и Сергия (Дружинина).[17]

Решение ленинградских викариев отойти от митр. Сергия было принято самостоятельно, тем не менее, до его официального провозглашения митр. Иосиф благословил готовившийся отход.[18] 24 января/6 февраля он официально подписал акт отхода от митр. Сергия в составе группы архиереев Ярославской епархии. В этот же день появилась его резолюция о согласии возглавить отделившихся от митр. Сергия в Ленинградской епархии:[19] Митр. Иосиф, взяв на себя руководство отделившимися от митр. Сергия, пытался объединить Ярославскую группу с ленинградскими иосифлянами, но этого не получилось. Пик влияния иосифлян пришелся на первую половину 1928 г.[20]

За акт официального отделения от митр. Сергия власти из Ростова, где Владыка Иосиф проживал с сентября предыдущего года, заменяя поначалу отсутствующего архиерея, 29 февраля 1928 г. выслали его обратно в Николо-Моденский монастырь. Это существенно осложнило руководство набиравшим силу иосифлянским движением или как его позднее стали называть – Истинно-Православной Церковью. Данный термин ввел сам митрополит Ленинградский, употребив его в 1928 г. в одном из своих писем. По пути в Николо-Моденский монастырь Владыка Иосиф «по делу ликвидации личного имущества» заезжал в Ленинград, где согласно сообщению местного Полномочного Представительства ОГПУ, «убеждал всех крепко стоять за него, ни в каком случае не каяться перед митрополитом Сергием (наоборот, говорил Иосиф, митрополит Сергий должен перед нами каяться). «Пусть я буду сослан, казнен, – говорил Иосиф, – но не покину тех, кто идет за мной».»[21] В середине апреля митр. Иосиф письмом просил Е. Тучкова снять с него обвинения и допустить в Ленинград. Это была его последняя попытка апелляции к властям.[22]

Епископ Димитрий (Любимов), ставший после ссылки митр. Иосифа в феврале 1928 г. практическим руководителем движения, был признан в этом качестве многими противниками митр. Сергия. А в январе 1929 г. Владыка Иосиф возвел своего викария в сан архиепископа. Вскоре митрополиту стало ясно, что для завоевания высшей церковной власти в существующей Патриаршей Церкви нужна сплоченная, хорошо организованная сила. Он даже хотел провозгла​сить себя Заместителем Патриаршего Местоблюстителя, но еп. Димитрий отговорил Владыку от подобного шага.[23]

До тех пор, пока митр. Иосиф жил в Николо-Моденском монастыре, с ним можно было поддерживать регулярные и обширные контакты. К Владыке постоянно ездили курьеры, привозившие ему известия о событиях, указы на подпись, материальную помощь, и увозившие с собой практические указания, письма, разъяснения и архипастырские советы.[24] Первые два года ссылки надзор не был очень строгим и не сильно ограничивал жизнь митр. Иосифа в обители. Но в сентябре 1929 г. две церкви, находившиеся в ограде монастыря, были закрыты, а часть насельников привлекли к суду. В декабре 1929 г. после обыска и допроса в монастыре агентами ОГПУ, вызванного отлучкой Владыки в Ростов, митрополит составил рукопись, в которой бесстрашно обличал богоборцев.[25]

Владыка Иосиф был арестован агентами ГПУ в Николо-Моденском монастыре 9 сентября 1930 г., перевезен сначала в ленинградский Дом предварительного заключения на Шпалерной ул. (ДПЗ), где больше трех месяцев подвергался усиленным допросам следователем Макаровым, а затем в конце декабря 1930 г. — в Москву во внутреннюю тюрьму ОГПУ. На допросах архипастырь смело говорил о своих убеждениях и резко критиковал политику митр. Сергия и его сторонников. Митрополиту были предъявлены два основные обвинения – в руководстве контрреволюционной организацией и создании монархическо-церковной группы. Оба они были Владыкой отвергнуты в заявлении на имя Ленинградского областного прокурора, поданном 15 ноября 1930 г. через начальника Ленинградского ДПЗ. 3 сентября 1931 г. митр. Иосиф по делу «Всесоюзного центра Истинное Православие» был приговорен Коллегией ОГПУ к 5 годам концлагеря с заменой высылкой в Казахстан на тот же срок.[26]

С 12 сентября 1931 г. митрополит жил в ссылке в г. Чимкенте Казахской ССР (некоторое время он работал бухгалтером на медном комбинате). В доме, где проживал Владыка, был устроен небольшой алтарь, и он ежедневно служил литургию. Митрополит постоянно поддерживал отношения с другими ссыльными противниками Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и принимал посланцев из разных областей страны. 9 апреля 1935 г. митр. Иосиф был освобожден из ссылки, но оставлен на проживание в Казахстане (г. Мирзоян — Джамбул, ныне г. Тараз) без права выезда. Владыка совершал тайные службы в некоторых нелегальных общинах иосифлян, существовавших в различных населенных пунктах Казахстана.[27]

Митрополит Иосиф был арестован 24 июня 1937 г. в г. Мирзояне и помещен в тюрьму г. Чимкента по делу так называемого «Всероссийского контрреволюционного центра». Владыка Иосиф дважды подвергался допросам – 14 и 23 июля. На первом допросе, несмотря на вероятные жестокие пытки (что было обычной практикой в то время), он признался только в том, что «возглавлял нелегальную религиозную организацию», а обвинение в антисоветской деятельности отверг. Протокол же второго допроса, из которого следует, что митрополит будто бы признал вину в контрреволюционной деятельности, резко отличается казенной стилистикой ответов от первого и, возможно, представляет собой фальсифицированный документ. Стоящая под этими признательными показаниями подпись митрополита Иосифа заметно отличается от первоначальной, но именно она (пока не будет доказана ее подделка) является важным препятствием для прославления Владыки.[28] Заседанием Тройки Управления НКВД по Южно-Казахстанской области от 19 ноября 1937 г. митрополит был приговорен к высшей мере наказания. На следующий день его расстреляли и похоронили в местности Лисья Балка, под Чимкентом.

Проблема взаимного признания прославленных новомучеников Русской Православной Церковью за границей и Московским Патриархатом стоит наиболее остро, однако существуют и другие, в частности, в России по отношению к иосифлянам до сих пор существует определенное предубеждение. Так только с третьего раза Синодальная комиссия по канонизации утвердила материалы о прославлении преп. Марии Гатчинской. До сих пор отклоняется канонизация мужественно выдержавшего все допросы епископа Сергия (Дружинина) и т.д. Эти проблемы очень актуальны и ждут своего разрешения уже в ближайшее время.

Доклад преподавателя Сакнт-Петербургской духовной академии, доктора исторических наук Михаила Витальевича Шкаровского на Рождественских чтениях, г. Москва, 25-26 января 2013 года.


[1] Хрусталев М.Ю., Гусев О.А. Митрополит Петроградский Иосиф (Петровых) в сонме новомучеников и исповедников Российских // Устюжна: Историко-литературный альманах. Вып. II. Вологда, 1993. С. 146.
[2] Мануил (Лемешевский), митрополит. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 годы. Часть IV. Эрланген, 1986. С. 22; Новгородские епархиальные ведомости. 1901. № 19. С. 1176; Переписка митрополита Иосифа (Петровых) с митрополитом Арсением (Стадницким). Публ. О. Ефремовой // Богословский сборник Православного Свято-Тихоновского Богословского института (ПСТБИ). 2002. № 10. С. 295-319; Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 550, оп. 1, д. 317, 318, 391, 513.
[3] Голубцов С.А. Московская Духовная Академия в революционную эпоху. М., 1999. С. 21.
[4] Переписка митрополита Иосифа (Петровых) с митрополитом Арсением (Стадницким). С. 318-319.
[5] Непорочности Церкви тайный ревнитель… // Возвращение. 1993. № 4. С. 40.
[6] Мануил (Лемешевский), митрополит. Указ. соч. С. 21; Новгородские епархиальные ведомости. 1913. № 43. С. 1428-1432; Костромские епархиальные ведомости. 1914. № 19. С. 501-502; Хлебников М. Дополняя житие святителя Иосифа Петроградского // Православная жизнь. 1999. № 2 (590). С. 13-15.
[7] Русское Православие. 2000. № 2. С. 7, 32.
[8] Одинцов М.И. Русские Патриархи ХХ века: Судьбы отечества и церкви на страницах архивных документов. Часть I. М., 1999. С. 116.
[9] См. заявление митр. Иосифа от 24 июня 1927 г. в хранящейся у частного лица папке «Материалы для истории Русской Церкви за 1922-30 гг. Еп. Иннокентий (Старая Русса)».
[10] Одинцов М.И. Указ. соч. С. 115-117.
[11] Антонов В. Священномученик митрополит Иосиф в Петрограде // Возвращение. 1993. № 4. С. 47.
[12] Антонов В. Указ. соч. С. 47-48.
[13] Там же. С. 260, 262.
[14] Русская Православная Церковь 988-1988. Выпуск 2. М., 1988. С. 40; Мещерский Н.А. На старости я сызнова живу: прошедшее проходит предо мною… Л., 1982. Рукопись. С. 1, 30.
[15] Антонов В. Указ. соч. С. 50.
[16] Регельсон Л. Трагедия Русской Церкви 1917-1945. Париж, 1977. С. 135.
[17] Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве Высшей Церковной власти 1917-1943. М., 1994. С. 565.
[18] Иоанн (Снычев), митрополит. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов ХХ столетия – «Григорианский», «Ярославский», «Иосифлянский», «Викторианский» и другие: Их особенности и история. Сортавала, 1993. С. 171.
[19] Я иду только за Христом…» Митрополит Иосиф (Петровых), 1930 год / Публ. А. Мазырина // Богословский сборник ПТСБИ. 2002. № 9. С. 376-424; Польский М., протопресвитер. Новые мученики российские. Т.2. Джорданвилл, 1957. С. 8.
[20] Шкаровский М.В. Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви. СПб., 1999. С. 19.
[21] «Сов. Секретно. Срочно, Лично. Тов. Тучкову» и не только ему. Донесения из Ленинграда в Москву, 1928-1930 годы / Публ. А. Мазырина // Богословский сборник ПСТБИ. 2003. № 11. С. 336.
[22] Антонов В. Указ. соч. С. 51.
[23] Польский М. Указ. соч. Т. 2. С. 2.
[24] Архив Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ф. архивно-следственных дел, д. П-78806, т. 2, л. 483, т. 4, л. 106-111.
[25] Жития и Жизнеописания новопрославленных Святых и Подвижников Благочестия, в Русской Православной Церкви просиявших (от царствования царя-мученика Николая II Александровича и до наших дней). СПб., 2001. С. 423-424; «Я иду только за Христом…». С. 387.
[26] Центральный государственный архив Санкт-Петерьурга, ф. 7179, оп. 10, д. 290, л. 447-470; «Я иду только за Христом…». С. 392, 396, 397, 424.
[27] Польский М. Указ. соч. Т. 2. С. 1, 4.
[28] Архив Департамента Комитета национальной безопасности Республики Казахстан по Южно-Казахстанской области, ф. 1, д. 723, л. 48-53.


Опубликовано 12.03.2013 | Просмотров: 226 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter