Федор Ибрагимов. Острова молчания

Федор Ибрагимов. Острова молчания

«Крики радости, крики отчаянья
Несутся по земле родной,
Мы живем островами молчания,
Окружённые тишиной»

Глухой поэт Иван Исаев

Этот воскресный день на приходе в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла при Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена был для меня первым. Приход непростой, за богослужением молятся люди с ограниченными способностями – глухие и слабослышащие, конечно, не воспрещен вход и всем желающим. Совершая свой путь в эту «страну тишины», я в голове много раз моделировал всевозможные ситуации нашей встречи с необычными прихожанами, но то, что я увидел дальше, оставило неизгладимые впечатления в моей памяти.

Я вышел очень рано, чтобы поспеть в срок. Податливо хрустел под ногами нетронутый снег на запорошенной за ночь дорожке. Вдохнул полной грудью свежесть морозного утра и… немного закружилась голова. Было ощущение легкости и волнения.

На высоких тополях многозвучными переливами пели свою заутреннюю песнь ранние пташки, мелодия ложилась аккордами на сердце и пробуждала чувство благодарности за дивные мгновения жизни, которые Господь приоткрывает сквозь ширму ежедневной суеты. На календаре весна, но природа еще в дреме зимних снов. Воздух свеж и кристально чист. Невесомая тишина повисла над Митрополичьим парком ранним воскресным утром, и где-то там, за золотыми куполами Александро-Невской лавры протягивает свои первые лучи далекое, но желанное и теплое воскресное солнце, придавая загадочность и небывалую красоту палитре небосклона, от розового до светло-синего.

Вот и заветный двадцатый корпус РГПУ. Я словно на одном дыхании нашел дорогу к храму. Помедлив, открыл дверь, поднялся по лестнице, и вот пред моими глазами засиял чудесный храм, по форме напоминающий корабль. Весь в теплых бежевых и желтых тонах, зал окружен колоннами под желтый мрамор с гипсовыми капителями. Хотя никого из прихожан в храме еще не было, чувствовалась атмосфера домашнего уюта и жизни. Показалось даже, что я здесь когда-то очень давно бывал. В центре на аналое лежал крест Господень, поскольку была крестопоклонная неделя. В алтаре священник совершал проскомидию, а послушники возжигали лампады пред пречистыми ликами святых на иконостасе, и весь храм был залит ярким солнечным светом, обнимающим каждый предмет скромного убранства.

Федор Ибрагимов. Острова молчания

Тишину потревожила открывшаяся дверь. На пороге показался мужчина лет восьмидесяти, опрятно одетый и подтянутый. Наши взгляды встретились, и тут произошло то, чего я не ожидал – он подошел ко мне, протянул свою крепкую, стертую годами руку и, обняв, трижды по-христиански поцеловал в щеки. Я растерялся и улыбнулся в его добрые глаза. Позднее узнал, что этого глухонемого дедушку зовут Иоанн, несмотря на свои годы, он очень активный член общины глухонемых, ездит в паломнические поездки, купается на Крещение в проруби и часто посещает богослужения.

Постепенно людей в храме становилось все больше. Приветствовали глухонемые друг друга с такой радостью, объятиями и эмоциями, словно не виделись много лет. Стоял я в сторонке и диву давался, насколько великим может быть человеческое сердце!

Федор Ибрагимов. Острова молчания

Перед литургией на исповедь вышел отец Артемий, настоятель храма. Вот уже много лет он окормляет свою паству, верно и усердно служа Богу и молясь за всех своих духовных чад. И сегодня никто не отходил от него без утешения. Отец Артемий раньше был священником Казанского собора Петербурга. Как рассказывает он сам, появлению его в храме Петра и Павла способствовала молодежная студенческая община РГПУ им. Герцена. Ребята приходили к о. Артемию в собор и просили отслужить молебен, панихиду в маленькой комнатке на втором этаже здания университета. Студенты мечтали о возрождении храма, который был закрыт в 1923 году. Промысел Отца Небесного воплотил эту мечту в жизнь. Сначала храм был приписан к Казанскому кафедральному собору, а затем, при поддержке ректора РГПУ им. А. И. Герцена Геннадия Алексеевича Бордовского, стал отдельным приходом. В возрожденном храме о. Артемий начал заниматься пастырской деятельностью с 29 марта 1999 года.

Внезапно тихий звон сорвался с небольшой звонницы и облетел всех молящихся, предвозвещая начало литургии. В правой стороне церкви, ближе к иконостасу, устроилась дружная «семья» людей, объединенных одной особенностью. Да-да, я не оговорился, именно семья, никак иначе. Такие теплые отношения, как у глухонемых, объединенных верой в Бога, не увидишь ни в одном коллективе. Большого уважения заслуживает их взаимопонимание, именно здесь проявляется истинная дружба. Не слыша, но, словно чувствуя душой, они все как один поднялись со своих стульчиков перед началом службы. «Благословено Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков», – послышался велегласный возглас о. Артемия, словно призывая каждого из нас войти в это Царство и прославить Бога в молитве. Началась литургия. Я стал поближе к глухонемым.

Федор Ибрагимов. Острова молчания

Федор Ибрагимов. Острова молчания

Федор Ибрагимов. Острова молчания

Напротив нас пел хор из слышащих прихожан и здесь же рядом находился аналой для сурдопереводчика, мне показалось это символичным. Стираются грани наших телесных несовершенств, и Христос принимает всех, кем бы мы ни были, здоровыми или болящими, для каждого хватит Его любви. Поэтому и людей здесь нельзя было делить на слышащих и глухих: все говорили на едином языке молитвы. Ксения Дергунова и Денис Заварицкий попеременно переводили службу. Глядя на их миссионерский труд, можно сказать, что этот подвиг сродни апостольскому: чтобы донести смысл Евангелия до сердец людей глухонемых, требуется большая самоотдача, вера и желание. А еще немаловажно то, как чутко в этой общине переживается дух соборной молитвы, как искренне, со всею внимательностью следят они за плавными жестами сурдопереводчика с добродушной улыбкой на лице. «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф 18: 20).

Федор Ибрагимов. Острова молчания

Федор Ибрагимов. Острова молчания

Литургия совершалась очень благоговейно и размеренно. Я совершенно потерял чувство времени, оно как бы остановилось, осталось за дверями церкви, ожидая окончания службы. Каждый из общины вносил свой маленький вклад в общее дело богослужения, переводя отдельные ее части для собратьев. Делали они это прилежно и ответственно. К Причащению подходили всей общиной, от мала до велика, в умилении взирая на Источник вечной жизни.

После окончания литургии все дружно направились восполнить свои телесные силы в небольшой уютной трапезной. О. Артемий пригласил и меня разделить с ними хлеб-соль. Вкусно пахло постными щами, поднимался извилистой струйкой пар от горячего чая. За столом было много прихожан. Меня приветливо приняли за своего, задавая наперебой различные вопросы. Не обошлось в этот день без поздравлений, которыми чествовали маму Галину и ее дочурку, маленькую Настеньку, с именинами, подарив им много добрых жестов, подарков и своих улыбок.

Федор Ибрагимов. Острова молчания

Приятной неожиданностью для меня явились занятия в Воскресной школе, которые вела Марина Меграбова, одна из многих тружениц прихода. Тема была великопостная: «Молитва преп. Ефрема Сирина». Каждый проявлял живой интерес, высказывались различные мнения, беседа носила окраску непринужденности.

Федор Ибрагимов. Острова молчания

Как мне рассказал о. Артемий, для глухих очень важно общение, важно быть всем вместе, семьей. Они нуждаются, чтобы церковь была для них не просто приходом, куда они могли бы прийти и помолиться, а домом. Здесь как горе, так и радость для всех одна. Все дружно проводят праздники, ездят в паломнические поездки по России. Успели побывать в Дивеево, в Ново-Валаамском монастыре Финляндии, впереди – поездка в Иерусалим. Это очень активные люди, и задача священника – направить эту энергию в правильное русло.

При общении с глухонемыми надо учитывать их психологию. Мы зачастую мыслим рациональными категориями, у них же представления о Боге находятся на детском уровне, но вера подлинная, яркая, живая. К каждому нужен свой подход. Есть на приходе полностью глухие, есть слабослышащие, но есть и интеллектуалы, среди которых Борис Кокин, преподаватель иконописи. Несмотря на свой недуг это открытые, незаурядные люди, готовые всегда откликнуться на помощь. В нашей беседе о. Артемий выразил надежду, что приходов по работе с глухонемыми будет больше и будет больше священников, владеющих сурдопереводом: «Мы очень рады, что инициатива создания курсов для сурдопереводчиков в Санкт-Петербургских духовных школах получила благословение и поддержку владыки Амвросия, и сейчас эта тема развивается. Если мы решим эту главную проблему апостольства среди глухих, то все остальное будет уже гораздо легче. Главное – это общение с глухонемыми».

Прощался я с полюбившейся мне семьей с чувством благодарности за подаренные часы новой, доселе неизведанной жизни. И дедушка Иоанн с отцовской улыбкой, и маленькая Настенька в розовом платьице и голубыми глазками, доверчиво смотрящими мне вслед, и все те, кого я сегодня увидел, стали для меня родными людьми, воскресившими в этот воскресный день забытое милосердие.

Вспомнились чудные строки поэтессы Э. Вишневской:

Тишина – не беззвучье,
Как недвижность – не смерть.
Тишину можно слушать,
Если слушать уметь.

Они не слышат нас, но у них чуткое сердце, в глазах наших они отгадывают мысли. Они живут иной реальностью в «стране тишины», чуждой и непонятной нам, но не стоит затворять от них двери. Протянув руку помощи им, мы вытянем из пучины духовной слепоты себя…


Опубликовано 06.03.2011 | Просмотров: 179 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter