«Час», на который пришел Христос по расчетам античных математиков. (по Трактатам блаженного Августина Гиппонского на семнадцатую главу Евангелия от Иоанна).

«Час», на который пришёл Христос по расчётам античных математиков. (по Трактатам блаженного Августина Гиппонского на семнадцатую главу Евангелия от Иоанна).

В своих Трактатах на семнадцатую главу Евангелия от Иоанна блаженный Августин провозглашает Бога – Творцом мира, видимого и невидимого. По отношению к Нему неоднократно употребляется глагол творить. Например, «Так Бог и не ненавидит ничего Своего, что сотворил»[1]. Или в другом месте: «Отец стал известен через творение (notum faciendo Patrem)»[2]. Творение же Богом Отцом мира и всего, что в мире осуществляется через Его Слово (Verbum), через Его Сына Единородного Иисуса Христа: «И это то, что власть дана была Отцом Христу над всякой плотью, следует понимать по – человечески, ибо, в соответствии, по — божьи все через Него стало быть и в Нем все, что на небе и на Земле, видимое и невидимое»[3]. Как Творец солнца, луны и бесчисленного количества созвездий (siderea) Христос Бог -Творец времени, для отсчета которого и служат небесные светила. Об этом говорит блаженный Августин толкуя «час» (hora), на который пришел Христос: «Поэтому тем, что Он сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя (Ин.17:1), Он показал, что все время, и то которое Он сотворил однажды и то, что позволил во времени случится, было устроено Тем, Который не подвластен времени: так как, те будущие времена, (которые) были через отдельные промежутки, имеют свои действенные основания в премудрости Бога, в которой не существует никакого времени»[4]. И далее: «Который вместе с Отцом, от Которого родился вне времени, установил время, в которое Ему родится от Девы. И в соответствии с этим истинным и праведным вероучением, апостол Павел также говорит: но, когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Гал.4:4). И Бог через пророка говорит: Во время благоприятное Я услышал Тебя, и в день спасения помог Тебе (Ис.49:8). И снова апостол: Вот ныне время благоприятное, вот ныне день спасения (2Кор.6:2). Ибо Тот провозглашает: Отче! пришел час (Ин.17:1), Который с Отцом установил все часы, как будто, говоря: Отец, мы вместе установили, что ради людей и у людей должно мне прославиться: пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя (Ин.17:1)»[5]. Таким образом, подчеркивает блаженный Августин, в премудрости Бога (in Dei sapientia), нет никакого времени, поскольку Бог находится вне времени и Сам творит Его через Свое Слово. И этот вероучительный постулат святитель Гиппона говорит в пику тем, кто считал, что звезды, являлись некими божественными телами, или божествами и могли реально влиять на ход событий мира и человека. Ход же событий, в свою очередь, был жестко детерминирован, называясь судьбой (fatum). Звезды, как считали те, с кем полемизировал блаженный Августин, определяли и час Крестной смерти Христа, на что святитель отвечает: «Следовательно, да никто не будет понимать, что этот час пришел по принуждению судьбы (fatum), но лучше по Божественному определению. И никакое принуждение звездных созвездий (nec siderea necessitas), не связано со страданиями Христовыми: да не будет чтобы звезды заставляли своего Создателя умереть. Таким образом, не время побудило Христа умереть, но Христос выбрал время, в которое умрет»[6].

Конечно же, блаженный Августин, который увлекался в юности астрологией и видел всеобщее увлечение ей окружающих, писал затем, что она противна христианству. В «Исповеди» он вспоминает, что в возрасте от девятнадцати до двадцати восьми лет астрология присутствовала в его жизни: «Я вел предосудительные беседы с обманщиками-астрологами, которых еще называют математиками (mathematicus); они не вызывали духов и не приносили им жертвы, но христианская религия отвергает и осуждает и их»[7]. Почему же астрология не имеет ничего общего с христианством? Блаженный Августин далее приводит некоторые выдержки астрологов, говоривших в его время: «“Так предначертало само небо, что ты должен грешить. Ведь также поступают и Венера, и Сатурн, и Марс”. Попросту говоря, это означает, что человек плоть и кровь, тление и прах, — невиновен ни в чем, но вся вина — на Творце, Распорядителе неба и звезд!»[8] Астрология была настолько популярна в древнем мире, что, по-видимому, проникла во все цивилизации и культуры. Истоки ее находились на Востоке. Можно утверждать о зарождении в Древнем Вавилоне особой формы астрологии — астрального фатализма. Как считают, причиной этому было открытие точной периодичности в движении планет, что определяло, как казалось, повторение всей мировой истории до мельчайших подробностей. Эти идеи затем появились в зерванизме, как течении зороастрийцев, у пифагорейцев, у стоиков и других[9]. Другие исследователи считают, что причиной обожествления планет являлось то, что древние не могли близко рассматривать планеты и их воображение дорисовывало их свойство[10]. Но эллинский мир не сразу прочувствовал идею астрологической «науки». В ранний и классический период Греция не питала интереса к астрологии. Все началось, по-видимому, в эпоху Александра Македонского, то есть в 4 в. до Р.Х., когда греческий мир проник глубоко на Восток и принес оттуда много нового и экзотического, в частности, на острове Кос около 280 г. до Р.Х. была основана астрологическая школа Беросом из Вавилона. Считается, что именно он познакомил греков с астрологией. В это время идеи астрологии были подхвачены стоиками, глубоко симпатизировавшими фатализму. В это же время происходит смешение некоторых терминов, а именно наименование «халдей» (chaldeon), как житель Месопотамии, постепенно становится равным наименованию «астролог» (astrolog). Не прижились первоначально астрологи и в Римской Империи. Известно, что в 139 г. до Р.Х. их изгоняют из Рима, но позднее астрология приобретает необычайную популярность и практически все начинают обращаться к ней. Объектом астрологии были обожествленные солнце, луна, созвездия, то есть небесные тела. Например, считалось, что кто из богов-планет (Solis, Martis, Lunae…) правил первым часом суток, тот определял и весь день. На то время можно было бы выделить несколько направлений в этой псевдонауке. Во-первых, — универсальная астрология, определяющая судьбу всей страны; во-вторых, — астрология индивидуальная, как фатум конкретного человека. А также катархальная астрология, предполагавшая, что любое дело начиналось с астрологического предсказания. Этот вид астрологии получил развитие у греков, как приемник предсказаний оракулов[11]. А затем, по-видимому, перешел в римскую цивилизацию. Таким образом, астрология регламентировала жизнь вселенной, конкретного человека от его рождения до смерти. Все моменты в истории человечества и человека определялись, согласно этой псевдонауке, влиянием звезд или созвездий (astron, siderea), отпечатываясь в его жизни в виде неумолимой судьбы (fatum). Именно против такого представления о мире выступает в своих Трактатах блаженный Августин. Его аргументы против астрологии представленны в разных трудах разных лет: Confessiones (397-401); De Genesi ad litteram (401-414); De Civitate Dei (413-427) и др. В них блаженный Августин следует доказательствам против астрологии философам скептического направления, таким как Карнеад[12], Секст Эмпирик[13] и также как и они приводит опровержение астрологии основанное на следующих примерах: рождении близнецов под одной звездой и разной судьбой их, или одинаковой смертью людей, рожденных под разными светилами. Астрологов, как правило, святитель Гиппона называет математиками (mathematicus). С чем связано такое название у святителя Августина? В первую очередь с путаницей относительно астрономии и астрологии в древнем мире. Известный труд Клавдия Птолемея по астрономии – «Математическое сочинение в тринадцати книгах», или «Альмаджист», на арабский манер, говорит в предисловии о том, что «истинные философы поступили хорошо», отделив теоретическую философию от практической. При этом математика между теологией и физикой оказалась в теоретической части, она и занимается по Птолемею астрономией, а в целом «исследованием вечных и неизменных предметов… являясь ясной и упорядоченной и в этом заключается основной признак науки»[14]. Астрономия же, в свою очередь, подразумевает прикладную цель, исследуя закономерности в расположении и движении планет и созвездий, что помогало в навигации кораблей, сельскохозяйственных работах и т.д., а на самом деле, согласно Птолемею, была подспорьем для астрологических расчетов, влияния звезд на судьбу человека. И в этом состояло ее важнейшее значение, наверное, даже большее, чем научно-прикладное. О чем он говорит в работе под названием Четверокнижие (греч.Тетрабиблос, lat. Quadriparitite), которая в некоторых списках называлась: «Математическими трактатам в четырех книгах». Например, в первой книге Птолемей говорит об особенной роли астрологии и о том, что ошибки при расчетах могут быть из-за глубинной сущности явления этой «науки» и, соответственно, личной слабости исследователя по сравнению с величием того, чем он занимается[15]. Во второй книге Птолемей говорит, что предсказание с помощью астрологических средств включает в себя два больших раздела. Первый — это раздел, имеющий отношение к целым народам, странам и городам и называющийся общим, а второй и более частный — это раздел, связанный с отдельным людьми и называемый генетлиальным (от lat. genethliacon — гороскоп)[16]. Но особенно интересными будут разделы девять Четвертой книги, который называется «О характере смерти». Здесь говорится, что если Марс будет находится в середине неба или в противоположной точке, или в Цефее и Андромеде, то судьбой смерти окажется распятие на кресте (crucifixion)[17]. Становится ясным почему блаженный Августин в толковании Евангелия от Иоанна в церкви говорит о том, что час смерти Христа на Кресте не был определен созвездиями серверного полушария звездного неба: Цефеей и Андромедой и планетой Марс, повлиявшими, как, возможно, кто-то из язычников — астрологов в Северной Африке, а может и в других частях Римской империи во времена блаженного Августина говорил о «судьбе» смерти Христа через Распятие. На что блаженный Августин замечательно парирует: «да не будет чтобы звезды заставляли своего Создателя умереть»[18]. Богочеловек Сам определил время для искупления человеческого рода!

аспирант Санкт-Петербургской Духовной Академии
Алексей Сергеев 


[1] Corpus Christianorum. Series Latina. Vol.36. Aurelii Augustini Opera. Brepolis. Belgium. 1955. P. 626.

[2] Ibid. P. 610.

[3] Ibid. P. 604.

[4] Ibid. P. 602.

[5] Ibid. P. 602.

[6] Ibid. P.602.

[7] Confessiones III, 5. Corpus Christianorum. Series Latina. Vol.27. Aurelii Augustini Opera. Brepolis. Belgium. P. 41.

[8] Ibidem. P. 41, 42.

[9] Саплин А.Ю. Астрология для всех. Энциклопедия. М. Гелиос. 2007. С. 39, 40.

[10] Jwdson K. Ancient Civillization: Almanac. Vol. 1. USA. 2000. P. 62.

[11] Словарь античности. Пер. с нем. М. Прогресс. 1989. С. 57.

[12] Тамже С. 57. Карнеад – представитель академического скептицизма, родился около 214 г. до Р.Х. в Киренах, Сев. Африка, умер около 129 г. до Р.Х. в Афинах, его письменных сочинений не сохранилось.

[13] Секст Эмпирик. Сочинения в двух томах. Том 2. М.: «Мысль» 1976. С. 188. Секст Эмпирик жил во второй половине второго века по Р.Х., был древнегреческим врачом и философом. Представитель классического античного скептицизма.

[14] Птолемей К. Альмаджист или Математическое сочинение в тринадцати книгах. М.: Наука. Физматлит. 1998. С. 5,6.

[15] Ptolemy`s Tetrabiblos or Quadriparitite being four books of the influence of the star. London. 1822. P. 8.

[16] Ptolemy`s Tetrabiblos or Quadriparitite being four books of the influence of the star. London. 1822. P. 58.

[17] Ibid. P. 201.

[18] Corpus Christianorum. Series Latina. Vol.36. Aurelii Augustini Opera. Brepolis. Belgium. 1955. P.602.


Опубликовано 13.11.2015 | Просмотров: 304 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter