Архимандрит Софроний (Смук). Урок впавшего в разбойники

Архимандрит Софроний (Смук). Урок впавшего в разбойники

Один человек исходил из Иерусалима в Иерихон, и на него напали разбойники, которые избили его, изранили и оставили еле живого на обочине дороги. И тут же приводит Господь ветхозаветных действующих лиц. Проходил сначала священник иудейский, и даже не посмотрел в сторону несчастного, а прошел себе мимо по своим делам. Также был на том месте и любопытный левит, который, как сказано в Евангелии, посмотрел на лежащего, но прошел мимо. И лишь только некто самарянин проезжал мимо на своем осле этим путем, спешил по своим делам, по-видимому, вез, наверное, какой-то груз на осле и остановился, сжалился над несчастным и, как принято было в то время на Востоке, обвязал раны несчастному, возливая маслом и вином – самыми первыми врачебными средствами.

Потом посадил его на своего осла, привез в ближайшую гостиницу и оказал ему внимание. Когда же уходил, дал хозяину гостиницы два динария и сказал: поухаживай за ним, посмотри, окажи ему внимание, а когда я буду возвращаться, если ты что-то больше потратишь, я тебе возмещу – и пошел по своим делам. Господь спрашивает законника: как ты думаешь, кто из этих всех встретившихся несчастному, попавшему к разбойникам, ближний ему? Тот сказал: тот, который оказал ему милость. И поэтому Господь говорит ему: иди и ты твори также.

Братья и сестры, среди нас, особенно в наше жестокое время, найдутся такие рационалисты, которые скажут,  что мы уже столетиями слышим этот рассказ о милосердном самарянине. Какие разбойники? Кто там может валяться у дороги на обочине? Да еще больше валяются сейчас! Еще больше разбойников нападает на людей, не только ранят, уязвляют, но и убивают.  Опять скажет этот рационалист: ну кто там сейчас ходит путем и будет смотреть, кто там лежит на обочине, чтобы оказать ему внимание? Ведь все сейчас проносятся на иномарках мимо: и священники, и левиты, и другие сильные мира сего – и им никакого дела нет до лежащего на обочине, истекающего кровью человека. Это правда, в этом вы все убеждаетесь.

Остановимся на нашем отношении друг ко другу. Если позволите, я расскажу, что произошло прошедшим летом со мной на Юге. Однажды, мне стало плохо на улице – начинался жаркий день, и я подошел к перекрестку, достал валидол, который всегда при мне, принял таблетку и прислонился к рекламному столбу и стал потихоньку приходить в чувство. Мне было плохо, поэтому я не дерзал переходить, а мне нужно было перейти улицу, чтобы есть в троллейбус. По одной улице трамваи носятся, автотранспорт по другой – троллейбусы, машины, мимо меня народ снует (проход довольно узкий, потому что такая структура города). И время было ранее, девять часов утра, еще не было ни стариков, ни детей. Потому что дети, по-видимому, спали, а старых не было. Народ рабочий, трудящийся проходил мимо. И что же, я стал рассуждать. Вот мимо меня прямо впритык проходят люди и никто даже не то, чтобы приостановился, никто и не смотрит в мою сторону. Я, конечно, не ожидал, что кто-то сразу подбежит и будет меня спрашивать: старик, тебе что плохо? Нет. Меня удивило другое. Ведь у нас принято сейчас, особенно в эти жестокие времена, когда увидят какого-то человека, которому плохо или он пьян, выпивший, еще, не дай Бог, лежит на земле, то что в первую очередь какой упрек издают? «О, пьяница напился с утра и валяется здесь!» Я, слава Богу, стоял на своих ногах, но прислонился к столбу и никто даже этого мне не сказал, никто не попрекнул. Поэтому я стал рассуждать – какое безразличие в народе, какое жестокое, можно сказать отношение людей друг ко другу. И у меня мелькнула мысль. Думаю: если бы в это время дети проходили мимо? А дети, вы знаете, народ любопытный, наверное, бы подскочили и спросили: дедушка, тебе что плохо? Они бы, конечно, мне никакой помощи не оказали, но хотя бы обратили внимание. Но время было, как я сказал, раннее, и детей не было. И я вот этой мыслью возрадовался, думаю – дай Бог, чтобы дети, нынешние дети не были такими жестокими, такими, как их родители, безразличными к чужому горю.

Поэтому, братья и сестры, конечно, главная христианская заповедь – это любовь к Богу и любовь к ближнему. Если мы любим ближнего, значит мы любим Бога! Кто сказал? Апостол и евангелист Иоанн Богослов. Поэтому, этот отрывок и другие назидательные чтения должны послужить нам уроком, чтобы мы относились друг ко другу с сочувствием. Никто не требует чрезмерной жертвенности, а просто – вот, видишь нуждающегося человека, особенно старого, слабого, больного -подойди, хотя бы словом, как-то утешь или помоги перейти дорогу, улицу. Вот так я полчаса стоял у столба и рассуждал и лишь когда я почувствовал, что мне уже как-то полегчало, дерзнул перейти одну линию трамвайную, потом другую улицу и тогда лишь сел в троллейбус и поехал домой.

Поэтому, братья и сестры, этот урок и другие уроки, которые преподает нам Святая Церковь, должны приносить нам пользу, а не так, чтобы мы свыкались с евангельскими отрывками. Вот мы этот отрывок хорошо знаем, а что предшествует этому рассказу Спасителя о милосердном самарянине? А что за ним последует? Спросите, хотя бы каждый десятый знает, что в Евангелии написано? Поэтому, братья и сестры, и апостол Павел сегодня говорит, что всякий, преданный раб Христов должен носить язвы Христа Спасителя на своем теле, потому что каждый из нас может попасть в разбойники, каждого из нас может постигнуть горе, каждого из нас могут изранить. И вот тогда, конечно, мы вспомним, как мы жестоко поступили вот в каком-то случае, потому что все быстро всплывает в памяти. Вот, когда-то ты прошел мимо несчастного человека и никакой помощи ему не оказал, а сам теперь оказался на его месте. Поэтому, братья и сестры, пусть милосердный Господь укрепляет нас в нашей земной жизни, чтобы мы назидались с пользой евангельскими повествованиями, и вообще Священным Писанием, и опытом церковной жизни, и наставлениями Святых отцов, и преподаваемыми предметами, уроками, которые преподают нам преподаватели. Ведь ни один из них не учит нас плохому, может быть сам по немощи где-то и поступает не так – одно проповедует, а сам другое исповедует, но это уже ему вменяется, а нам-то все говорят хорошо. Остается нам все это принять, переварить, как пчелка внутри себя, и изливать нашу любовь к Богу и любовь к ближнему нашему. Аминь.

Проповедь  архимандрита Софрония (Смука), преподавателя Санкт-Петербургской православной духовной академии, произнесенная 24 ноября 2013 года в академическом храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова за воскресной Литургией


Опубликовано 24.11.2013 | Просмотров: 262 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter