Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев). Крещение Иисуса (2-я беседа на Евангелие от Марка)

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев). Крещение Иисуса (2-я беседа на Евангелие от Марка)

1. Крещение Иисуса (Мк.1:9–11) (Мф.3:13–17; Лк.3:21–22)

9И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане. 10И когда выходил из воды, тотчас увидел [Иоанн] разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него. 11И глас был с небес: Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение.

Среди тех, кто приходил на Иордан, чтобы послушать Иоанна и принять от него крещение, был также «Иисус из Назарета Галилейского». Он, очевидно, разделял убеждение Крестителя и тех многих, которые толпились вокруг Иоанна: Больше никого из них не удовлетворяла та религиозность, то благочестие, какое бытовало до сих пор. Поэтому Иисус тоже крестился. И этот акт публичного согласия и жертвенной преданности не остался без ответа: Когда Иисус «выходил из воды, он тотчас увидел разверзающиеся небеса и Духа, как голубя, сходящего на Него. И глас был с небес: Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволе­ние» (Мк.1:10–11).

Надо сказать, что оба стиха о крещении Иисуса Христа вызывают немало вопросов: Происходило всё именно так, как об этом здесь рассказано? Действительно ли Иисус видел разверзшееся небо и Святого Духа, спускающегося как голубя? Действительно ли Он слышал голос с неба? Был ли Иисус помазан как Мессия Святым Духом в момент Его крещения или вообще впервые тогда принят Богом как «Сын Божий»? Желая ответить на эти вопросы, мы должны тщательно рассмотреть наш текст:

Во-первых, мы замечаем, что по сообщению Марка только Иисус (наш перевод искажён*) видел отверстое небо, сходящий на Него Дух и слышал небесный голос. Иоанн не был свидетелем этого события! То, что здесь изображено, происходило только между Иисусом и небесами, миром Божиим.

Во-вторых, нам надо про себя отметить, что Дух сходил с небес не как (в смысле «в виде») голубь, а как (в смысле «наподобие») голубя, т. е. Он спускается в таком же лёгком парении. Кстати, речь в греческом тексте идёт не о голубе, а о горлице. Символическое уподобление Духа (ветра) птице – обычный библейский мотив.

И третье наблюдение: Тому, кто знает Библию Израиля, слова небесного голоса невольно напоминают о знаменитых личностях из истории избранного народа. Это цари из дома Давида, которые точно так же во время церемонии своей интронизации во Имя Божие слышали: «Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя» (Пс.2:7). Это и отрок Божий, о котором у пророка Исаии Сказано: «Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к которому благоволит душа Моя. Положу дух Мой на Него» (Ис.42:1). И когда Иисус называется здесь «Сыном возлюбленным», то это напоминало людям, знакомым с греческим переводом Библии** (а таковыми и были в основном читатели нашего Евангелия), это напоминало выражение «возлюбленный сын», появляющееся в истории жертвоприношения Авраамом Исаака. В греческой Библии слово Бога к Аврааму гласит: «Возьми сына твоего возлюбленного, которого ты возлюбил» (Быт.22:2). И ниже: «Ты не пожалел сына твоего возлюбленного для Меня… Так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего возлюбленного для Меня, то Я благословляя благословлю тебя» (Быт.22:12, 16–17).

Когда обдумываешь всё это, то приходишь к такому выводу:

Принимая всё это во внимание, мы делаем следующий вывод: используя символы, библейские цитаты и намёки, Марк пишет для нас словесную «икону», а не протоколирует событие крещения. Он уже в самом начале своего Евангелия открывает нам глаза на то, кем был (и кто есть) Иисус. Он – помазанный Мессия, Царь. Он – не такой мессия, какого ожидали иудеи, но Мессия, подобный «Рабу Господню» из Исаии, т. е. Мессия, страдающий за людей. Он – возлюбленный Сын Божий, приносимый в жертву, о чём напоминает история Авраама и Исаака. Сцена крещения у Евангелиста Марка (и у других Евангелистов) отвечает не на вопрос, как всё происходило, а на вопрос, чтò по глубинной сути произошло в крещении Иисуса.

Марк вовсе не имел цели запротоколировать в своём рассказе факт и ход крещения. Не желал он также изобразить лишь некое особенное событие в жизни Иисуса. Нет, Марк с самого начала желает открыть нам глаза на то, Кем был (и пребывает) Иисус: возлюбленным Сыном Божиим, Который всё дальнейшее, о чём пойдёт речь в Евангелии, совершил в силе Святого Духа!

Текст в истории и краткие экзегетические дополнения

История толкования показывает, насколько в древности был жгучим вопрос о крещении Иисуса Христа от Иоанна и о сошествии на Иисуса Духа Святого. Сцена Крещения часто повергала в смущение. Павел Самосатский: «Помазание требуется человеку, Слово в помазании не нуждается». Кальвин: «Почему Дух сошёл на Христа, если Он всегда покоился на Нём?». Для гностиков в Крещении духовный Христос, пришедший свыше, внешне соединился с телесным Иисусом (докетизм). Для адоптациан человек Иисус в Крещении стал приёмным Сыном Бога. Православные же полагали, что Иисус был вечным Логосом, воплощение Которого произошло задолго до Крещения, и Который не имел нужды в даровании Духа. Так что для них вопрос приобретал особую остроту и разрешался различными путями в более поздней «высокой» христологии.

а) Акт Крещения рассматривался как свидетельство Троицы: глас Отца, послушание Сына и помазание Духом. Это так называемая «гипотеза манифеста­ции» (классический представитель – Феодор Мопсуэстский). Провозглашение Иисуса Сыном Божиим происходит «не столько ради Него, сколько ради других» (Кальвин).

б) Акт Крещения – материальное обоснование христианского таинства крещения. В Древней Церкви доминирует мнение, что Иисус Своим Крещением очистил стихию воды (Ign Eph 13,2; Cl Al Proph 7; Tertullian, Adv Iud 8). Крещение Христа – прообраз христианского крещения (Theod Mops Fragm Dogm VIII). Крещение показывает тесную связь воды и Слова (Aug In Joh Ev Tract 15,4). В восточной традиции главным содержанием праздника Богоявления стало Крещение, и в этот день, как в Пасху, происходило массовое крещение оглашенных

в) Многочисленными уже в Древней Церкви были попытки понимать Крещение в связи с искупительной смертью или с воплощением. При этом Крещение Иисуса могло пониматься прямо как искупительное Крещение (Ephr Nat 3,19). Или своеобразно толковалось слово «правда». Правда Иисуса состоит в том, что Он в Крещении по Своей милости солидаризировался с грешниками (Иоанн Златоуст, 12,1).

г) Чрезвычайно распространён был историко-сотериологический тип толкова­ния: Адам своими грехами затворил небо, Христос вновь его отворил (Rabanus 777; Евфимий Зигабен 172; Фома Аквинский № 298). Христом и со времени Христа небо открыто для нас (Лютер).

Все эти толкования пытались объяснить текст Матфея исходя из более поздней, развитой, «высокой христологии» Церкви. В действительности же в тексте такой «высокой» христологии ещё нет (в отличие, скажем, от Павла или Иоанна). Иисус из Галилеи приходит к Иоанну как один из многих, и Иоанн крестит Его. Что это означает для христологии? И почему именно в момент крещения звучит с неба провозглашение Иисуса Сыном Божиим?

Мф.3:16: Самому акту крещения Матфей уделяет столь же мало внимания, как и Марк. Только более поздние предания украшают эту сцену всякими чудесами, например, великим светом над водой (в некоторых латинских рукописях). В формулировке Матфея «отверзлись небеса» иногда усматривают намёк на Иез.1:1, 3–4: «И было в тридцатый год,.. при реке Ховаре, отверзлись небеса, и я видел видения Божии… Было слово Господне к Иезекиилю… И я видел, и вот, бурный ветер (дух) шёл от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него». Матфей, как и Лука, изображает при этом всё случившееся не как видение, но как реально видимое событие, хотя рукописный материал здесь имеет расхождения. Дело в том, что в древнейших рукописях (и в критических изданиях) стоит: «отверзлись небеса». А в более поздних рукописях (и у нас в Синодальном переводе): «отверзлись Ему небеса» (Мф.3:16).

Иисус – Сын Божий

Обозначение «Сын Божий» встречается как в иудейской, так и в греческой письменности – разумеется, с очень различающимся смыслом.

Греки употребляли слово «сын» почти исключительно в смысле физического происхождения. Иначе говоря, если в мифах о богах и героях говорилось о каком-нибудь «сыне бога», тем самым подразумевалось, что некий бог – чаще Зевс – отец того или иного персонажа. (Без слов понятно, что такого рода «материальное» представление о божественном зачатии Библии абсолютно чуждо). И только врачи, как «сыны» бога Асклепия, а также владыки назывались «сынами божьими» без связи с прямым божественным зачатием.

И в иудейском словоупотреблении слово «сын» выражало ту или иную принадлежность. Только при этом необязательно понималась принадлежность через физическое зачатие. Слово «сын» здесь могло означать не только плотское происхождение или родство, но также принадлежность к определённой группе, к определённой профессии или народу, впрочем, также и принадлежность Богу. Так, например, «сынами Божиими» называются ангелы как члены небесного царственного двора (Быт.6:2, 4; Иов.1:6, 38:7; Пс.89:7). Бог называет Израиль как «сын Мой, первенец Мой» (Исх.4:22; ср. Ос.11:1). «Сыном Божиим» мог называться также царь или (страдающий, праведный) мудрец (Пс.2:7; 2Цар.7:12–14; Сир.4:11; Прем.2:13–18; JosAs. 6:2–6, 13:10). Наконец, из рукописей Кумрана мы знаем, что во времена Иисуса титул «Сына Божия» носил также царственный Мессия (4 Qflor 10–14).

Итак, если христиане, которые первоначально все вышли из иудейства, называли Сыном Божиим Иисуса, то тем самым они, прежде всего, выражали принадлежность Иисуса Богу; ибо после события Воскресения в таковой принадлежности ученики Иисуса уже не сомневались (ср. Рим.1:4; 1Сол.1:10).

То, что раннее христианство принадлежность Иисуса Богу обозначало именно словом «Сын», имело две причины. Во-первых, Сам Иисус постоянно называл Бога Своим Отцом (ср. Мк.14:36; Мф.11:25; Лк.11:2 и т.д.). Во-вторых, Мессия уже давно считался Сыном Божиим, а Иисус был признан Мессией.

Для Марка Иисус заведомо был Сыном Божиим (ср. Мк.1:1, 11), хотя мысль о девственном рождении у него, по-видимому, не играет никакой роли (ср. Мк.6:3). Гораздо важнее для него было то, что под Крестом признать и открыто исповедать Иисуса Сыном Божиим посмел только римский сотник (Мк.15:39). Только в свете Креста мы можем по-настоящему постичь, что означает, когда мы говорим об Иисусе: «Он был Сыном Божиим!».

Искушение Иисуса (Мк.1:12–13) (Мф.4:1–11; Лк.4:1–13)

12Немедленно после того Дух ведет Его в пустыню. 13И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, и был со зверями; и Ангелы служили Ему.

В Евангелии от Марка Иисус – не только Сын Божий, но и новый Человек. С Мф.и Лк.совпадает только указание на сорок дней (Исх.34:28 и 3Цар.19:1–8). Сорок дней в Библии означает хорошее, отмеренное Богом время. Не сказано, в чём состояли искушения. К тому же, кажется, они приходятся не на конец 40 дней, а происходят на протяжении всего срока. При этом все сорок дней Иисусу служат ангелы. Примечательно замечание, что Иисус «был со зверями». Служение ангелов и дикие звери дают ключ к пониманию рассказа. Всё это напоминает об Адаме в раю.

В одном иудейском рассказе о жизни Адама и Евы говорится, что когда они были изгнаны из рая, они девять дней искали, чего бы поесть.

«Но они не нашли ничего из того, что было у них в раю, но только звериную пищу. Тогда сказал Адам Еве: Это Господь дал в пищу зверям и скоту, а у нас была пища ангельская».

В этом рассказе подразумевается, что звери до грехопадения жили с людьми. Когда один из зверей нападает на Сета, сына Адама и Евы, Ева бранит его:

«Ты, злой зверь, ты не страшишься нападать на образ Божий? Зачем отверзаешь ты свою пасть? Зачем точишь зубы?».

 А зверь возражает Еве:

«Ева, не против нас обращай свои несправедливые упрёки и рыдания, но против себя. Ведь господство зверей возникло только из-за тебя. Зачем отверзла ты свой рот, чтобы есть от дерева, от которого Бог запретил тебе есть? Из-за этого изменились и наши природы».

До грехопадения люди, звери и ангелы жили в мире и общении. Неудивительно, что Израиль ожидал от Мессии восстановления этого райского порядка. Об этом мы читаем у пророка Исаии:

«И произойдет отрасль от корня Иессеева, и ветвь произрастет от корня его; и почиет на нем Дух Господень,.. Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи» (Ис.11:1–2, 6–8).

В Завещании Неффалима (8,4) содержится следующее обетование для «последних времён»:

«Если вы творите благое, то вас будут благословлять люди и ангелы, и вами среди народов будет прославлен Бог, и диавол будет бежать от вас, и звери будут бояться вас, и Господь будет любить вас, и ангелы будут заботиться о вас».

У Марка Дух, погнав Иисуса в пустыню, фактически привёл Его в рай. В отличие от Адама, Иисус его не утратил. Он – Новый Адам.


Примечание: 

* Речь идёт о синодальном переводе. Слово «Иоанн» в нём даётся курсивом (или в скобках), как вставка переводчика. В церковнославянском тексте слова «Иоанн» тоже нет. – Редакция «Азбуки Веры»

** как и с церковнославянским переводом с греческого. – Редакция «Азбуки Веры»

Беседы на Евангелие от Марка, прочитанные на радио «Град Петров»


Опубликовано 13.11.2017 | Просмотров: 195 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter