Архимандрит Августин (Никитин). Полумесяц против креста

nikitin

ИРАК

Курдский счет для Саддама

Несмотря на то, что в мусульманских странах преследуют христиан и других «неверных», в Ираке жертвой агрессии явились курды, в своем большинстве исповедующие ислам (гораздо реже встречаются курды-йезиды). «Артиллерия бьет по своим»…

Курды – разделенная нация. Они издавна боролись за свою независимость, сражаясь против правительственных войск Ирака, Ирана и Турции. В 1975 году было подавлено очередное восстание в провинции Барзан в Иракском Курдистане, после чего многие барзанцы эмигрировали в Иран. Те же жители, что оста­лись на родине, поверив провозглашенной Саддамом амнис­тии, были изгнаны с родных мест и поселены сначала на юге, а потом под Эрбилем, в трех ох­раняемых палаточных лагерях. В ночь на 30 июля 1983 года у лагерей появилась армия. На рассвете, когда люди собирались на рабо­ту, солдаты ворвались в палатки и увели всех мужчин старше 13 лет. Вот рассказ одной из «барзанских вдов», приведенный в тексте доклада «Хьюман Райтс Уотч» по геноциду в Ираке 1995 года: «Я пыталась удержать сво­его младшего сына, который был тяжело болен. Я просила: «Вы увели троих, оставьте мне одного!» Они сказали: «Еще од­но слово, и мы убьем тебя» — и ударили в грудь прикладом. Они забрали моего мальчика. Он учился в пятом классе».

Всех барзанских мужчин — около 8000 человек — посадили в автобусы и увезли на юг. С тех пор их никто никогда не видел. В 1993 году Саддам наконец внес ясность в их судьбу: «Они предали свою страну — и мы их сурово наказали; все они теперь в аду». В 2004 году барзанцы были опознаны среди погребенных в массовых моги­лах, найденных в пустыне у ку­вейтской границы. В Барзане очень мало муж­чин, а все женщины ходят в чер­ных траурных платьях. Их на­зывают «барзанские вдовы».[1]

Уничтожение барзанцев бы­ло лишь прелюдией к гораздо более массовой операции по ге­ноциду курдов — «Анфаль» («Добыча» — название суры Ко­рана, призывающей воевать с «неверными»), проведенной в несколько этапов в 1987-1988 годах. В конце апреля 1987 года двадцать четыре деревни в долине Балисан (провинции Эрбиль), в рай­оне Карадаг (на юге Сулеймании) и Яхсомер в Иракском Курдиста­не дважды за менее чем 48 часов подверглись химической бомбар­дировке из-за открытой оппози­ции их населения режиму Багда­да. Жертвами бомбежек стали со­тни жителей этих деревень. Это были первые жертвы чудовищно­го по своей циничности плана «Анфаль», проводившегося режимом Ирака против курдов. В соответствии с этим планом с ап­реля по сентябрь 1987 года было уничтожено более 4 тысяч курд­ских деревень, а более 180 тысяч их жителей угнаны в неизвест­ном направлении. Большинство из них погибли или пропали без вести. Судьба многих до сих пор неизвестна. Возможно, что их жизнь закончилась в одном из концентрационных лагерей багдадского «гуманиста».[2] В 2003 году под Киркуком нашли мас­совое захоронение детей. Всего во рву было 300 детских тел, сре­ди которых лежали игрушки…

17-ого марта 1988 года началась кровавая бойня ни в чем не повинных жителей небольшого курдского города Халабджа. В этот день иракский режим совершил одно из самых ужас­ных преступлений против собственного народа, подвергнув бомбардировке этот непримет­ный населенный пункт, большин­ство населения которого состав­ляли женщины, старики и дети. Более двадцати раз военные са­молеты иракских ВВС вновь и вновь возвращались, неся на сво­их крыльях мучительную смерть с запахом весенних цветов — спе­цифическим запахом отравляю­щих веществ. Против мирного на­селения использовалось химиче­ское оружие — иприт, зарин и фосген — запрещенные международной конвенцией.

Уже в полдень масштабы зло­деяний иракского режима по­трясли мир. На улицах и переулках Халабджи повсюду лежали мертвые тела — группами и пооди­ночке. Десятки детей, игравших перед своими домами, даже не успели понять, что с ними случи­лось, и погибли прямо на месте. Невинные дети даже не имели времени, чтобы убежать под защиту родителей. Некоторых, спасавшихся от бомбардировок, смерть застала в пути, а неко­торых — на пороге собственного дома. Двери большинства домов были открыты и в каждом из них находились убитые или раненые люди.

Весь цивилизованный мир содрогнулся от ужаса содеянно­го иракской военщиной, не знаю­щей жалости по отношению к собственному народу. Это преступ­ление — химическая бомбардиров­ка Халабджи — действительно беспрецедентно в истории войны режима против курдского наро­да. В Халабдже погибло более пя­ти тысяч человек, и более семи тысяч получили ожоги и ране­ния различной степени тяжести. Скорбная статистика такова, что женщины и дети составили 75 процентов всех пострадавших в эту кровавую пятницу.

Ужасающие своей жестоко­стью фотографии жертв этой трагедии обошли страницы всех ве­дущих газет и экраны телевизоров всего мира. Все цивилизован­ные люди выступили с гневным осуждением преступления против курдского народа. Эту бесчеловеч­ную акцию осудил Европейский парламент и международные пра­возащитные организации.[3] Тем не менее, в марте 1991 года режим Хусейна в очередной раз попытался задушить курдское восста­ние, вспыхнувшее после войны в Персидском заливе в 1991 году.

В конце 1990-х гг. началось массовое бегство населения из иракского Курдистана. Уничтожение 5 тысяч курдских деревень привело к принудительному перемещению 2, 5 миллионов иракских курдов на юг страны, либо в большие города Курдистана. Большинство крестьян, изгнанных из деревень, пополнили ряды обездоленных и безработных.[4]

В конце 1990-х гг. США не смогли урегулировать отношения между противоборствующими пар­тиями Иракского Курдистана во многом из-за того, что отдали главенствующую роль в этом процессе Турции, которая боль­ше всего была заинтересована в претворении своих планов и за­мыслов. Вполне справедливы слова замечательного русского писателя А.И. Солженицына о политике двойного стандарта по отношению к курдам, когда с од­ной стороны с помощью США была создана Зона безопасности, защитившая Иракский Курди­стан от репрессий Саддама Ху­сейна, но с другой стороны они закрывали глаза на постоянные вторжения турецких войск в эту зону, и таким образом Зона без­опасности превратилась в Зону смерти.[5]

Арабские националисты должны, наконец, излечиться от уверенности, что все страны, в которых они живут и в которых являются большинством, цели­ком принадлежат к «арабской нации». В них живут и другие нации, исконные жители этих стран, имеющие многотысяче­летнюю историю. Особые выводы должны сделать для себя арабы Ирака. Из семи основных пунк­тов обвинения, предъявленных Саддаму, четыре (уничтожение барзанцев; кампания «Анфаль»; резня 1991 года; газовая бомбардировка Халабджи) касаются кур­дов. Это показывает среди про­чего значение курдского вопро­са в иракской истории и политике.

Джихад против «неверных»

Несмотря на религиозную войну, в Ираке по-прежнему проводится эксперимент по демократизации мусульманского общества. В Соединенных Штатах, ини­циировавших иракский проект, первоначально доминиро­вал оптимизм, согласно которому «строительство демокра­тии в Ираке, хотя и нелегкое само по себе, может оказаться не столь тяжким, как предупреждали критики войны».[6]

Иракское общество ока­залось весьма пассивно, не говоря уже о встречной тенденции — росте сопро­тивления внешним инициаторам демократизации и, что особенно опасно, исламизации этого сопротивления. В постсаддамовском Ираке американцы поэтапно создавали и продолжают создавать демократическую инфраструктуру, од­нако эта работа, особенно в условиях этноконфессиональных особенностей страны, продвигается с колоссальным трудом, и, похоже, эффективного реше­ния задачи демократического обустройства Ирака в ближайшее время ожидать не приходится.[7]

Господствующая религия Ирака — ислам. Его исповедует более 95% населения (из них 60% — мусульмане-шииты, жи­вущие преимущественно на юге страны, а 35% — сунниты). После свержения режима Сад­дама Хусейна роль ислама в общественно-политической жизни страны значительно возросла. Религиозные лидеры мусульман, прежде всего знаменитый предводитель шии­тов Муктада ас-Садр, замени­ли собой политических лидеров. Пользуясь отсутствием сильной государственной вла­сти, они пытаются прибрать Ирак к своим рукам.

В стране идет наступление на светскую культуру. Так, министерство просвещения Ирака запретило с 2011 года преподавание театрального дела и музыки в Багдадском институте изящных ис­кусств. Преподаватели и студенты института опасаются, что запрет может распространиться и на другие дисциплины, в частности живопись и скульптуру. По словам иракских политологов, в стране доминируют религиозные партии, ко­торые «управляют из мечетей». В Ираке, по его словам, идет планомерное наступление на светскую культуру, и то, что случилось в Институте изящных искусств в Багдаде, может произойти повсюду. Под давлением ряда исламских партий в сентябре 2010 года не состоялся Международ­ный фестиваль культуры в Вавилоне. В Ба­сре в ноябре того же года исламисты не разрешили гас­троли цирка из Монте-Карло. Ранее решением багдадского муниципалитета в иракской сто­лице были закрыты общественные клубы.[8]

Измене­ние политической ситуации в стране плачевно отразилось и на положении религи­озных меньшинств, прежде всего христиан (на 2011 год — около 700 тысяч иракцев, что составляет 3% населения). По некоторым данным, с 2003 по 2010 гг. Ирак уже покинула половина 1,4 миллионного христианского населения.[9]

Во время правления Хусей­на Ирак был светским государ­ством, и «диктатор» предоставлял христианам значи­тельные по сравнению с други­ми арабскими странами рели­гиозные свободы. Но при Хусейне христиане стали залож­никами внешней политики Ирака. От них требовались ло­яльность и участие в создании положительного образа страны на международной арене. Наиболее видные деятели иракских христианских общин, Патриарх Халдейской Ка­толической Церкви Рафаил I Бидавид (умер 7 июля 2003 г.) и бывший вице-премьер, христианин Тарик Азиз, представляли во время зарубежных ви­зитов политическую линию партии «Баас».

После падения режима Ху­сейна положение христиан значительно ухудшилось. Те­перь они стали заложниками внешней политики США — их рассматривают как союзников Запада, врагов Ира­ка и ислама. Экстремисты час­то нападают на дома и магази­ны христиан.[10]

Крупнейшая христианская община Ирака – Халдейская католическая Церковь (униаты); ее последователи составляют в стране 70% христиан. К концу 2002 года в ней было около 185 тысяч человек.[11] В 2006 году учебные заведения Халдейской Церкви были вынуждены перебраться из Багдада на север Ирака. Они переместились из квартала Дора, традиционно хрис­тианского района Багдада, на восток иракской столицы и, наконец, в Курдистан. Таким маршрутом проследовали некоторые крупные учебные заведения иракских христиан, чтобы уцелеть в сложившихся условиях.

Похищение священников, нападения и угрозы вынудили Халдейский Патри­архат в Багдаде перевести в окрестности города Эрбиль Вавилонский колледж — единственный христианский богословс­кий университет в стране, а также семи­нарию святого Петра. Переезд планировался уже давно; в городе Анкава были выбраны и арендо­ваны здания, в которых разместятся на­званные учебные заведения. Однако офи­циальное решение было принято лишь в январе 2007 года, о чем агентству Asia News со­общил епископ Эрбиля Раббан аль-Кас. До завершения подготовительных работ епископ разместил студентов в своем доме.

Первым толчком к вынужденному переезду Вавилонского колледжа и глав­ной халдейской семинарии из багдадско­го квартала Дора стали события 1 авгус­та 2004 года. В этот день халдейская цер­ковь святых Петра и Павла, расположен­ная рядом с семинарией, оказалась в чис­ле четырех столичных храмов, рядом с которыми были одновременно взорваны бомбы, заложенные в автомобили. Зда­ния церкви и семинарии были повреждены; пятнадцать человек погибли. С тех пор христиане не чувствовали себя в безопасности и начали спешно перебираться в более безопасные райо­ны, такие как Багдад Джадида (Новый Багдад).

Семинария была закрыта с начата лета 2006 года. В сентябре проректор священник Салем Базель Ялдо был похищен, решившись выйти из здания семинарии (что он делал лишь изредка). В декабре был похищен ректор священник Сами аль-Раис — похи­тители удерживали его в течение недели. Месяцами был закрыт и Вавилонский колледж. Возобновление занятий отло­жили в очередной раз после похищения отца Сами, который, как предполагалось, должен был открыть новый учебный год. Ректор пропал по пути к церкви Map Хорхис (св. Георгия) в районе Багдад Джадида, в который предполагалось перевести колледж и семинарию. Однако, ввиду крайней опасности, было принято окончательное решение переехать на север страны.[12]

Произошедший переезд стал очеред­ным подтверждением того, что север Ирака, контролируемый курдами, оста­ется в настоящее время единственным безопасным местом для иракских хрис­тиан. В середине ноября 2006 года в городе Бахдида (также на севере Ирака) была откры­та сирийская католическая семинария. Из центра Ирака в курдские районы на севере стра­ны перебираются также армяне.

В начале 2007 года положение христиан в Багдаде стало еще более тяжелым: иракские исламисты потребовали убрать кресты с христианских храмов. «Снимайте крест, или мы сожжем вашу церковь», — угрожала неизвестная вооруженная исламистская группиров­ка приходу халдейской церкви святых Петра и Павла, расположенной в Дора — старинном христианском квартале Багдада. В стране развернулось масш­табное преследование христиан. Даже в Мосуле, оплоте суннитов, христианское присутствие оказалось под, угрозой, исламисты заставили убрать кресты с куполов многих церк­вей. В церкви святого Георгия исламис­ты «взяли ситуацию в свои руки»: сами забрались на кровлю и выломали крест. В халдейской церкви святого Иоанна в Дора прихожане после неоднократ­ных угроз были вынуждены перенести крест в более безопасное место.

Аналогичные угрозы продолжали по­ступать и в адрес церкви святых Петра и Павла, однако верующие этого храма по-прежнему не уступали требованиям экстремистов — крест оставался на подобающем ему месте. «Христиане устали, — заявил монсеньер Шлемон Вардуни, халдейс­кий викарный епископ Багдада. — Мы слишком долго страдали. Обстановка стала невыносимой, мы просим Бога послать нам мир. Хри­стиане точно так же, как мусульмане, хотят восстанавливать Ирак. Мы не хо­тим, чтобы нас заставляли убегать, ведь мы здесь родились и здесь прожили свою жизнь».

Похоже, исламисты, действующие в Дора, предъявили проживающим в рай­оне христианам ультиматум: либо обра­щение в ислам, либо смерть. Есть све­дения, что радикалы издали фетву, запрещающую христианам носить крест или совершать любые религиозные те­лодвижения. В фетве разрешается так­же конфискация имущества христианс­ких церквей, которые принимают реше­ние о переезде в более безопасное место.

Тревоги христианской общины Баг­дада усугубило решение американских военных о захвате здания Вавилонского колледжа, принадлежащего Халдейской Церкви. Колледжу — единственной выс­шей богословской школе страны — при­надлежит одна из древнейших религи­озных библиотек региона, в которой бо­гато представлены бесценные старин­ные манускрипты.

Из-за ухудшения обстановки в горо­де и повторявшихся случаев похищения верующих колледж в январе 2007 года перебрался в город Анкава в Иракском Курдистане. Пустующее здание в Багда­де используется теперь военными США как наблюдательный пост, так как оно расположено на стратегическом пере­крестке: внутри суннитского анклава и перед шиитским районом города.[13]

В Ираке особой дискри­минации подвергаются жен­щины-христианки, которые выходят на улицу без мусуль­манских платков и становятся объектом насмешек и угроз. Во многих больницах отказыва­ются лечить женщин, не оде­тых в хиджаб. Осенью 2007 года в городе Басра на юге Ирака полиция обнаружила более сорока искалеченных женских тел. Несчастные были убиты религиозными фанатиками за то, что «не так были одеты». В совершении жестоких преступления полиция подозревала представителей местных фундаменталистских группировок, особенно строго трактующих законы ислама. Члены этих банд патрулируют улицы на мотоциклах и машинах с затемненными стеклами. Они отлавливают женщин, которые не носят традиционную одежду и хиджабы.

Как заявил представитель полиции Джалал Халаф, «женщин из Басры убивали жестоким образом, а тела отвозили на мусорную свалку. Рядом с изуродованными телами находили записки, в которых говорилось о том, что такова расплата за «неисламское поведение». По его словам, мужчины, носящие западную одежду или стрижку, также подвергаются нападению. Большинство женщин в Ираке носят головные платки, а некоторые даже чадру, полностью закрывающую лицо, хотя сторонницы светского образа жизни пытаются противиться этим обычаям. Нарушительниц в некоторых частях страны принуждают облачаться в традиционную одежду и могут подвергнуть наказанию. В ряде областей шиитского юга, даже женщины-христианки были вынуждены носить головные платки.

Перед вводом в Ирак американских войск в 2003 году Басра, второй по величине город страны, был известен своим смешанным населением и оживленной ночной жизнью. Теперь на стенах домов можно встретить надписи, в которых женщинам, которые пользуются косметикой и ходят с непокрытой головой, угрожают смертью.

Халаф уточнил, что на найденных в свалке мусора телах были пулевые отверстия; некоторые были обезглавлены. В найденных рядом записках говорилось, что жертва наказана за прелюбодеяние или за нарушение исламских канонов. Среди страшных находок — обезглавленные тела 40-летней женщины и ее 6-летнего сына. По мнению полицейских, число убитых значительно больше, поскольку не все семьи решаются рассказать о случившихся трагедиях, боясь репрессий со стороны экстремистов.

Один из приближенных консервативного шиитского лидера Муктады аль-Садра заявил, между тем, что религиозные деятели не одобряют убийства и обвиняет в них банды, пользующиеся иностранной поддержкой. По его мнению, эти преступления совершаются для того, чтобы дестабилизировать ситуацию. «Существует вполне определенный религиозный принцип, который учит, что ношение нетрадиционной одежды, использование косметики и отказ от ношения хиджаба — это грех, однако еще больший грех — убийство».[14]

Осенью 2008 года сотни курдов вышли на улицы в знак поддержки христиан Ирака. Более двухсот курдов вышли на улицы североиракского города Киркука в знак солидарности с христианами стра­ны, которые подвергаются гонениям со стороны исламских радикалов. Митинг прошел неподалеку от ста­рейшей христианской церкви Киркука. Демонстранты призвали правительство оказать христианам помощь, в частности, выплатить компенсации поте­рявшим жилье. Один из митингующих держал плакат с надписью «Остановите геноцид хрис­тиан». Только за один месяц из своих до­мов бежали более 10 тысяч иракских хри­стиан.[15]

В феврале 2010 года в иракском городе Мосуле за две недели было убито более 800 христиан. Местные христиане-ассирийцы потребовали для защиты от нападений на них «создать международную зону защиты христиан от геноцида». После чего Европейский союз решил заняться защитой христиан в тех странах, где они подвергаются гонениям. Как заявил 1 марта в интервью газете Awenire министр иностранных дел Италии Франко Фраттини: «Мы создали рабочую группу и вырабатываем механизм двусторонних действий Европы и отдельных стран, в которых ущемля­ются права христиан», планируя уже к концу апреля 2010 года составить специальное руководство для посольств стран ЕС в тех государствах, где происходят гонения на христиан.[16]

В октябре 2010 года в центре иракской столицы произошел инцидент с захватом заложников в католи­ческой церкви. В результате нападения вооруженных бое­виков из организации «Исламское государство в Ираке», связанной с «Аль-Каидой», в заложниках оказались около ста человек, большинство из них — женщины и дети. После первой попытки штурма, которая была неудачной, удалось освободить 19 заложников. Экстремисты отказались выпустить остальных людей и сдаться. Тогда было принято решение провести спецоперацию с подклю­чением вертолетов иракских и американских ВВС. Все пять боевиков были ликви­дированы. По данным министерства внутренних дел Ирака, в результате штурма 52 человека по­гибли, 67 были ранены. Кроме того, в ходе боя погибли семь спецназовцев, два полицейских и два охранни­ка.[17]

В своих антитеррористических операциях в мусульманских странах американцы и их союзники должны постоянно учитывать религиозные факторы. Но это бывает не всегда, что порой приводит к международным скандалам. Так, 19 января 2010 года американская газета Daily News поместила материал о громком скандале, начатом со­общением телекомпании АВС о том, что американская компа­ния Trijicon, производящая оп­тику для армий США, Велико­британии, Австралии и Новой Зеландии, наносит на прицелы снайперских винтовок кодифи­кацию из библейских цитат. На­пример, JN8:12, что соответст­венно означает: Евангелие от Иоанна, 8 глава, 12 стих («Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни»). Или: 2COR4:6 — Второе послание апо­стола Павла коринфянам («Потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божьей в лице Иисуса Христа»).[18]

Беспокойство представителей вооруженных сил США и Новой Зеландии понятно — их части, во­оруженные винтовками с таки­ми прицелами, находятся в том числе в Ираке и Афганистане, что дало бы возможность мест­ным исламистам представить их как новых крестоносцев, а воен­ные действия — как религиозную войну. Представитель вооружен­ных сил Новой Зеландии майор Кристиан Данн сразу же заявил, что новозеландские военные не будут использовать американ­ское оружие до тех пор, пока Trijicon не уберет с него грави­ровку. О решении пересмотреть контракт с поставщиком заяви­ли и представители корпуса мор­ской пехоты США. В ответном заявлении оружейная компания из Мичигана подчеркнула, что новозаветные коды наносятся на ее изделия уже более тридцати лет по решению ныне покойно­го владельца фирмы, и теперь от их нанесения они откажутся, для устранения уже сделанных они направят клиентам специальные наборы инструментов.

Многие расценили этот скандал как религиозный, хотя скорее наоборот — западные военные всеми силами стараются избежать придания вооружен­ным конфликтам в странах с преобладанием мусульманского населения, в которые они вовле­чены, религиозного характера, так как это наверняка приведет к увеличению их потерь. Так, аме­риканским военным в Ираке и Афганистане строжайше запре­щено заниматься проповедью своей веры местным жителям. [19]

ИРАН: Преследование «неверных»

После изгнания шаха Хомейни был объявлен пожизненным факихом (религиозным руководителем). Исламский революционный суд приговорил к смерти многих представителей и сторонников Иранской монархии. В рамках радикального преобразования общества в соответствии с принципами фундаменталистского ислама политическое руководство страны начало репрессии против религиозных и этнических меньшинств, а также оппозиционных течений.

В Исламской Республике Иран (ИРИ) со времени победы Исламской революции в 1979 году, вера не является сугубо личным делом, графа «религия» есть во всех официальных анкетах, а в Конститу­ции черным по белому написано, что она создана «на основе ислам­ских установлений». Статья 2 пер­вой главы Конституции ИРИ на­чинается такой фразой: «Ислам­ская Республика — это система правления, основанная на вере в единого Бога, в то, что Он уста­навливает законы шариата и что человек должен покоряться Его воле».

Про отношение к другим рели­гиям в той же главе, но в статье 13 сказано следующее: «Иранские зороастрийцы, иудеи и христиане являются единственными религи­озными меньшинствами, кото­рые могут свободно осуществ­лять свои религиозные обряды в рамках закона и поступать в граж­данских делах и в сфере религиоз­ного воспитания согласно своему учению».

Несмотря на то, что христианство признается иранским правительством, уже в начале 1990-х годов западные христиане, особенно миссионеры, были вынуждены покинуть страну. Многие здания церквей были закрыты, а ведущие иранские христиане арестованы. Так, над Меди Дибаем, который с 1984 года по причине своей христианской веры находился в тюрьме, неожиданно навис смертный приговор. Через месяц, в январе 1994 года, он должен был быть повешен. После протестов Запада Дибая неожиданно освободили, но спустя 6 месяцев он все же был убит. В 1994 году были убиты еще двое известных иранских христиан: Хаик Ховсепиан Meep и Тетеос Михаелиан. Весьма вероятно, что оба погибли от рук исламских экстремистов, которые действовали по указанию правительства.[20]

В сентябре 1996 года из-за своей веры был убит христианский пастор Мохаммед Юсефи. Многие руководители общин получали угрозы со стороны полиции, а некоторые под страхом смерти вынуждены были покинуть страну. Верующих мусульманского происхождения регулярно допрашивали и избивали. Некоторые конфессии были запрещены, а оставшиеся общины находятся под строгим наблюдением иранских органов безопасности. Каждый, кто переступает порог христианской церкви, должен предъявить документы и зарегистрироваться. Мусульманам вход туда строго запрещен. Христианские бизнесмены должны сообщать клиентам о своей религии, потому что мусульман убеждают ничего не покупать у христиан. Несправедливые и жестокие нападения на иранских христиан привели к открытой ненависти местных мусульман к христианской вере.[21]

На протяжении ряда лет режим Хомейни поддерживал терроризм и распространение радикальных исламских убеждений. Свидетельством нетерпимости иранского исламизма стал призыв Хомейни в 1989 году к убийству проживавшего в Британии индийского писателя Салмана Рушди: этой фетвой писатель приговаривался к смерти за публикацию книги «Сатанинские стихи». Такое решение вызвало бу­рю протестов в международном сообществе и до сих пор препятствует развитию отношений Ира­на с другими странами, в том числе с Англией. В январе 1993 года глава правительства Рафсанджани подтвердил провозглашенный в 1989 году смертный приговор автору «Сатанинских стихов» Салману Рушди.[22]

После смерти Хомейни исламисты продолжали активно влиять на политику. Весной 2000 года по настоянию исламистов были закрыты 17 газет, которые обвинялись в клевете на ислам. В феврале 2000 года было совершено покушение на президента Хатами, сторонника реформ. В результате этого нападения один человек погиб, а пятеро были ранены. В марте того же года был убит Сайед Хаджарин, один из доверенных лиц президента, — в знак протеста против либеральных политических идей. Министр внутренних дел Абдулла Нури был приговорен к пяти годам заключения за «осквернение ислама». Приговоренный к смерти бизнесмен Гельмут Гофер после двухлетнего пребывания под арестом, в январе 2000 года, был выкуплен за сумму, которая соответствовала 5 тысячам долларов США. Его обвиняли в сексуальной связи с мусульманкой, за что первоначально его приговорили к смертной казни.[23]

Осенью 2001 года мировое киносообщество было возбуждено процессом, затеян­ным иранскими фундаменталистами против женщины-режиссера, Таминех Милани (Taminekh Milani), кото­рую обвинили в антиисламской пропа­ганде. Понятие, под которое ничего не стоит подвести любое кинопроизведе­ние, где есть хотя бы робкие попытки со­циальной критики.[24]

В 2005 году датская провинциальная газета Jyllands-Posten опубликовала серию карикатур, высмеивавших терроризм на исламской почве. В начале следующего, 2006 года, захлестнувшая почти весь мир волна протестов в связи с появлением карикатур нача­ла постепенно утихать. По край­ней мере, прекратились погромы и беспорядки. Свою пози­цию мусульмане стали демонстрировать более мирными способами. Так, один из ведущих иранских ежедневников «Хамшахри» (Hamshahri — «Земляк») официально открыл обещанный ранее конкурс сатирическо­го рисунка на тему Холокоста. А вскоре на сайте «Хамшахри» появилась ссылка на английском языке: «Международное карикатурное состязание». Конкурс проводился под лозунгом «Где у Запада границы свободы само­выражения?». На фоне пересека­ющей пограничную линию перьевой ручки было изложено обосно­вание проведения мероприятия и условия участия в нем. «Мно­гие ученые выражают сомнение в действительности Холокоста, однако выражение этих сомне­ний жестко осуждается. Теперь, в контексте публикации бого­хульных карикатур в ряде евро­пейских газет, «Хамшахри» собирается проверить святость свободы самовыражения на За­паде», — говорилось на сайте.[25]

И вот в редакцию газеты «Hamshahri» со всего мира на­чали поступать карикатуры на тему Холокоста. Газета объяви­ла и начала конкурс. В августе 2006 года в Палестинском музее современного искусства в Тегеране открылась выставка карикатур на тему Холокоста. Ее организаторы не отрицали, что цели мероприятия провокационные — проверить терпимость Запада, который высмеивал пророка Мухаммеда.[26] Один из сюжетов: статуя Свободы в левой руке держит книгу о Холокосте, а правая вскинута в нацистском приветствии.

Среди работ одна была подписана российским автором Игорем Иванковым. На ней — шляпа с амери­канским флагом, из которой выскакивает рав­вин с табличкой «Холокост». Художник Майк Флугеннок (США) вспомнил об Ариэле Шаро­не. Над 4 картинками, изображающими уни­жение палестинцев, стоит вопрос: «Это и есть то, чему Ариэля Шарона научил Холокост?»

Выставка продлилась до середины сентября; было отобрано 204 работы. Во всех карикатурах прослеживалось влияние позиции Ахмадинежада, назвавшего Холо­кост «мифом». С февраля 2006 года жюри получило 1200 карикатур. На февраль пришелся пик протестов мусульман в связи с перепечаткой рядом европейских изданий изображений пророка Мухаммеда.

Эту выставку иранцы назвали ответным жестом. Но как будто со­знательно упускались из виду три сущест­венных отличия. Первые карикатуры, по­явившиеся в датской газете в конце 2005 года, не были частью государственной кампании, направленной против какой-либо страны. Карикатуры на пророка, очевидно, не являлись результатом заведомо оскорбительного замысла их автора. Наконец, высме­ивание Холокоста — это надругательство над трагедией реальных людей, переживших ужасы нацизма. «Выставка карикатур. Иран-2006» — сигнал о том, что обстановка на Ближнем Востоке продолжает накаляться.[27]

Депутат Кнессета от партии «Ликуд» Натан Щаранский так прокомментировал эту ситуацию: «Речь идет об открытой, крайней форме проявления антисемитизма. Война против из­раильтян ведется не только с помощью ору­жия, но и на идейном уровне. Этой выставкой Ахмадинежад хочет превратить в посмешище историю трагедии еврейского народа. Посла­ние Западу следующее: вы не принимаете на­ши ценности и культуру, тогда и мы не будем принимать ваши. Для всего свободного мира выставка должна напомнить, что он имеет де­ло с фанатичным режимом, который вот-вот может обрести ядерное оружие».[28]

В январе 2007 года в иранском столице прошла скандальная конфе­ренция, где был подвергнут ревизии исторический взгляд на Холокост. В эти дни улицы Тегерана были увешаны порт­ретами Эйнштейна с призывом к евреям «научиться считать у своего лучшего ученого». Мах­муд Ахмадинежад постоянно призывает стереть с лица земли Государство Израиль. Однако в Тегеране живет немало евреев. Они пришли в Персию 2500 лет назад, задолго до рожде­ния ислама. Недавно евреев в Иране было 100 тысяч, в 2007 году из-за массовой эмиграции осталось 20 тысяч.

Посещать Израиль им запре­щено, хотя каждый верующий трижды в день молится в сто­рону Иерусалима. В парламенте Ирана за евреями (точнее, иуде­ями) закреплено одно место. Имеются гарантированные места и у других религиозных меньшинств: 2 — у армян, 1 — у католиков-ассирийцев, 1 — у огнепоклонников. Служить в армии или в государственных учреждениях евреи не могут.

— В Иране всем живется несладко, — говорит раввин крупнейшей синагоги Араш Абие. — Вне зависимости от религиозной конфессии сво­боды не хватает всем. Много наших уехало после исламс­кой революции, — врачей, на которых держалась медицина в Иране, почти не осталось. Но в Иране никогда не было еврейских погромов, на быто­вом уровне мы не чувствуем антисемитизма. Нас не причис­ляют к израильским евреям, на фарси даже называют иначе — «калими». Единствен­ные евреи из-за рубежа, кото­рых правительство встречает с удовольствием, — хасиды. Они отрицают Государство Израиль и приезжают на все конферен­ции, где критикуется сионизм.[29]

Семейной трагедией завершился поцелуй для раввина Моше Арье Фридмана. Его супруга посчитала себя опозоренной — Моше на людях обни­мался и целовался с Махмудом Ахмадинежадом. Раввин Моше Арье Фридман приехал на форум из Вены в составе делегации (всего шесть человек) иудейского ультраортодоксального тече­ния «Нетурей Карта», высту­пающего не только против сионизма, но и против самого существования государства Израиль. Секта насчитывает около 5000 членов, которые компактно проживают в Иеру­салиме, Лондоне, Нью-Йорке и одноименном американском штате. Члены «Нетурей Карта» («стражи города» — перевод с арамейского) не ставят под сомнение катаст­рофу европейского еврейства, которая произошла во времена фашизма. Однако они полагают, что истребление евреев, в том числе и Холокост, — это наказа­ние еврейского народа за грехи, а создание Израиля считают «восстанием против Бога».

В австрийскую столицу рав­вин, по паспорту гражданин США, вернулся через две недели после завершения тегеранской конференции — все это время он колесил по Ирану и обличал Израиль. Дома его ждали две неприятные новости. Во-первых, как утверждает газета «Едиот Ахронот», от него сбежала жена — в Вильямсбург (штат Нью-Йорк) под покровительство общины сатмарских хасидов. Она посчитала оскорбительным поцелуй ее Моше с иранским руководителем. По совету родителей — ортодок­сальных евреев обиженная женщина подала на развод. Во-вторых, венская еврейская община (заметную роль в ней играют уехавшие из СССР представители бухарских евреев) приняла реше­ние изгнать Фридмана — «за антисемитизм, клевету в адрес Израиля и нарушение шабата» (в одну из суббот, когда работать запрещено, он участвовал в демонстрации). Ранее ему уже запретили появляться в венс­ких синагогах.

Кстати, в Лондоне пострадал еще один член тегеранской делегации «Нетурей Карта»: еврейская община Великоб­ритании объявила ему бойкот. Теперь он вынужден пользоваться услугами телохраните­лей, опасаясь мести.[30]

Похоже, что в Иране власти действуют по принципу: «Бей своих, чтобы чужие боялись». Так, в конце ноября 2009 года был приостановлен выход газеты «Хамшахри», той самой, что в 2006 году организова­ла конкурс карикатур на тему Холокоста. Вместе с тем газета достаточно прохладно относилась к действующему президенту Махму­ду Ахмадинежаду. Эксперты полагали, что газета была закрыта по по­литическим причинам. Однако формальным поводом к этому послужи­ла размещенная в разделе туристической рекламы фотография бахаистского храма в Нью-Дели. (В Иране приверженцы бахаи находятся в меньшинстве и зачастую подвергаются дискриминации по религиозно­му признаку).[31]

Это подтвердилось в очередной раз в августе 2010 года. Семь лидеров бахаистской общины в Иране были приговорены к 20 годам тюрьмы. Они были обвинены в шпионаже, коррупции и сотрудничестве с Израилем. В Иране бахаисты находятся на втором месте по численности после мусульман, однако иранские власти не признают бахаизм, считая его адептов «вероотступниками».[32]

25 января 2007 года Парламентская ассамблея Сове­та Европы (ПАСЕ) 98 голосами против 13 приняла по­правку к резолюции по безопасно­сти журналистов, поддерживающую право СМИ на критику дог­матов различных религий. «Акты насилия и угрозы со стороны ре­лигиозных групп против людей, выражающих свое мнение в уст­ной, письменной речи или при по­мощи изображений, неприемлемы в европейском демократическом сообществе», — говорится в тексте поправки. Европарламентарии, в частнос­ти, были обеспокоены сообщениями о том, что иранский аятолла Мохаммед Фазель Ланкарани издал фетву, призывавшую к физической расправе над азербайджанским публицистом Рафиком Таги и ре­дактором газеты «Senet» Самиром Седагетоглу, опубликовавшими критическую по отношению к исламу статью «Европа и мы».[33]

В силу подозрений в прозелит­ской деятельности протестант­ским Церквам в Иране исповедо­вать и распространять свое веро­учение труднее, чем религиозным общинам, имеющим в этой стране многовековую историю. Персо-язычные христианские сайты, в частности www.mohabatnews.com, сообщают о регулярных гонениях на иранских христиан-евангелис­тов. Арестами, экспроприацией литературы, оргтехники и фильтрацией сайтов иранские власти пытаются сдержать рост протес­тантских общин, который проис­ходит за счет обращенных из чис­ла бывших мусульман. В послед­ние десятилетия в Иране наблюда­ется возросшая активность запад­ных миссионеров, в частности евангелической миссионерской организации «Международное Антиохийское служение», штаб-квартира которой находится в Калифорнии. Эта Церковь основана группой обращенных в христиан­ство мусульман, преимуществен­но иранцев, проживающих в США. Как утверждает руководи­тель этой организации пастор Хормоз Шариат, эффективность его миссии обусловлена еще и тем, что она состоит из бывших му­сульман, прекрасно знающих тра­диции и ментальность своих соотечественников. Некоторые ана­литики даже предполагают, что в Иране насчитывается уже около миллиона последователей этой Церкви. Однако по официальным данным Центра диалога религий Организации культуры и ислам­ских связей, христиане всех конфессий, проживающие в Иране, составляют примерно 215 тысяч че­ловек из 75-миллионного населе­ния ИРИ (меньше половины процента).[34]

В книге «Религии Ирана» (Теге­ран, 2007) местного исследователя Захры Рашидбеги приводятся данные о том, что Евангелистская Церковь ИРИ составляет около 5 тысяч человек и представлена тремя ветвями — армянской, ассирийской, и персидской. В последней богослужения совершаются на персидском языке. Все евангели­ческие общины управляются Единым Советом из 18 человек (по 6 от каждой общины) и имеют в своем распоряжении в общей сложности 14 храмов.

В ИРИ существует также об­щина пятидесятников (2000 чело­век, среди которых 10 пасторов), в их распоряжении три храмовых здания. Число последователей Ан­гликанской Церкви, по этим же данным, не превышает 80 чело­век. На территории Ирана есть три храма Англиканской Церкви — в городах Тегеран, Исфахан и Шираз.[35]

АФГАНИСТАН: Ислам или смерть!

В январе 2001 года режим Талибана ввел в Афганистане смертное наказание для всех отступников от исламской веры. Все немусульмане должны были носить специальную одежду, чтобы их можно было узнать. В июле 2001 года большинство работающих в Афганистане гуманитарных организаций получило от Талибана письмо, в котором был указан запрет на распространение материалов против действую­щего режима, а также попытки миссионерства, употребление алкоголя и свинины, громкая музыка, езда женщины за рулем. Для талибов, считающих себя истинными мусульманами, не может существовать никакой свободы религиозных убеждений. В начале августа 2001 года они арестовали многих людей, принадлежащих к христианским гуманитарным организациям, так как те в своих частных беседах говорили о своей вере.[36]

Афганскими спецслужбами были задержаны сотрудники международной гуманитарной организации «Приют — сейчас» («Shelter Now International») по обвинению в христианском прозелитизме. Министр религиозной полиции талибов Маулави Мохаммад Вали заявил о том, что 24 арестованных, среди которых четыре немца, два американца и два австралийца) будут судить шариатским судом. По уголовному законодательству талибов за проповедь христианства заключенным грозило пять лет тюрьмы, по исламскому же законодательству за обращение мусульман в другую религию их могли приговорить к смертной казни. «Во многих странах существует смертная казнь за государственную измену — заявил в интервью агентству «Рейтер» лидер поддерживающей талибов религиозно-политической группы «Джамиат-Улема-и-Ислам» Маулана Фазлур Рахман. — Между тем, принимая ислам, человек заключает договор с Богом. Почему бы в таком случае не рассматривать переход в другую религию как измену, заслуживающую смертной казни?»[37]

По указанию Талибана религиозная полиция обыскала офис организации «Shelter Germany». При этом они встретили одну афганскую семью, которая будто бы хотела получить информацию о христианстве». «Shelter Germany» не имела права предъявлять упрек Талибану. «Другие страны приходят в ужас от арестов, что же происходит с нами и нашей религией? Они не уважают нашу веру», — заявил Салим Гаккани из «Министерства содействия морали и предотвращения хулиганства» в Кабуле. В офисе организации исламистская полиция нравов конфисковала по некоторым данным кассеты и фильмы о христианстве и Библии на местных языках пушту и дари. Представитель «Shelter Germany» опроверг утверждения Талибана о том, что в офисе организации были найдены доказательства миссионерской деятельности. Не было никаких брошюр с христианс­ким содержанием на местных языках пушту и дари, а найденная Библия была собственностью одного из членов христианской организации. После своего ареста сотрудники «Shelter» на протяжении месяца ожидали смертную казнь по причине запрещенной миссионерской деятельности, не имея возможности отстаивать свои права в независимом суде.[38]

В августе того же 2001 года 16 сотрудников базировавшейся в США гуманитарной организации были арестованы талибами по обви­нению в проповеди христианства среди 65 афганских детей, кото­рые жили в их приюте. Со своей стороны, все арестованные отри­цали факт религиозной пропове­ди среди воспитанников приюта. Религиозная полиция также за­держала самих детей, среди которых якобы осуществлялся прозе­литизм. Поначалу власти заяви­ли, что они будут содержаться в особом исправительном учреждении до тех пор, пока «их умы и сердца не очистятся от христиан­ского влияния», но в дети были выпущены на свободу, а их отцы — арестованы. По сообщению агентства «Бахтар», главы семейств были приговоре­ны к нескольким дням тюрьмы за то, что они не оградили своих де­тей от чуждых влияний.

Руководство талибов также за­явило, что оно намерено провес­ти тщательное расследование де­ятельности других международ­ных гуманитарных организаций, чтобы выяснить, не идет ли речь о широкомасштабном «заговоре» западных христиан против исламского Афганистана. Внимание исламистов привлекла осуществлявшаяся под эгидой ООН «Всемирная продовольственная программа».

Дипломаты из Австралии, США и Германии прибыли в Кабул специальным рейсом самолета ООН для обсуждения с лидерами движения «Талибан» судьбы сотрудников гуманитар­ной организации. Обычно иност­ранцев, нарушивших афганское законодательство, ждет короткое заключение и высылка из страны. Однако неизвестно, что ждало миссионеров на этот раз. Попытки запад­ных дипломатов встретиться с арестованными иностранцами оставались безрезультатными, а Мохаммад Вали отклонил прось­бу прибывших дипломатов о снисхождении к арестованным. Главный же судья Верховного шариатского суда талибов Hyp Мохаммад Сакиб заявил, что «примерное наказание сыграло бы важную роль в прекращении анти­исламской практики всеми зарубежными организациями».[39]

В начале сентября 2001 года в Афганистане были арестованы еще 35 сотрудников христианской гуманитарной организации «Международная служба помощи» (IAM). Судьба всех арестованных «гуманитариев» могла бы стать самой ужасной. Однако после того, как бойцы афганского Северного Альянса при поддержке американских войск в конце ноября 2001 года взяли под свой контроль столицу Кабул, уже отчаявшиеся сотрудники гуманитарных организаций вышли на свободу.[40]

Смертная казнь грозит и местным жителям, перешедшим в христианство. Так, в феврале 2006 года по обвинению в отречении от ислама, был арестован местный христианин Абдул Рахман. По некото­рым данным, во время слушаний дела в суде мужчина сознался в том, что принял христианство 16 лет назад во время работы в международной христианс­кой организации, оказывающей помощь афганским беженцам в пакистанском городе Пешавар. «Мы не против какой-то конкретной религии. Од­нако в Афганистане такой поступок вступает в про­тиворечие с законом. Это атака на ислам», — заявил судья.

Со своей стороны прокурор Абдул Вази сначала предложил смягчить наказание для А. Рахмана, если тот снова перейдет в ислам, но А. Рахман отказался, поэтому обвинитель настоял на вынесении ему смер­тного приговора. Ожидалось, что окончательный вердикт по делу А. Рахмана будет вынесен в ближайшие два месяца. Но поскольку эта история получила широкую ог­ласку и международный резонанс, суд Кабула позволил осужденному покинуть пределы Афганистана.[41]

В январе 2008 года суд афганского города Мазари-Шариф (северная провинция Балх) приговорил журналиста Саида Первиза Камбахша к смертной казни через повешение. Как сообщил председатель суда Шамсур Рахман, основанием для приговора стало «богохульство» репортера газеты «Джахане нау», выразившееся в «оскорблении ислама, Корана и пророка Мухаммеда». По словам Рахмана, решение суда основывается на нормах шариата (свода исламского права), который лежит в основе конституции Афганистана. Шариат предусматривает единственное наказание за оскорбление религии — смертную казнь. Председатель суда добавил, что приговор может еще быть обжалован в вышестоящих судебных инстанциях. Камбахш был арестован в ноябре 2007 года на основании показаний его университетских однокурсников, заявивших, что он «издевался над исламом и Кораном, опубликовал статью, в которой пророк обвинялся в игнорировании прав женщин».

Задержание репортера «Джахане нау» осудил ряд афганских и международных журналистских организаций. В частности, в заявлении Комитета в защиту журналистов говорится об обеспокоенности этой международной правозащитной группы тем, что «правительство Афганистана оказалось не в состоянии провести реформу средств массовой информации в то время, когда их деятельность всемерно ограничивается». Несколько лет назад еще два афганских журналиста были приговорены к смертной казни, однако им удалось бежать из страны и найти убежище на Западе.[42]

20 марта 2001 года американский пастор Терри Джонс сжег копию Корана в одной из церквей во Флориде в присутствии примерно 50 человек, после чего в начале апреля города Афганистана охватила волна беспорядков. Число погибших превысило 100 человек. Первого апреля разъяренная толпа напала на офис ООН в Мазари-Шарифе. Среди погибших — десять сотрудников международной организации. Среди пострадавших — россиянин, руководитель миссии ООН в Мазари-Шарифе Павел Ершов. Ему удалось избежать судьбы своих коллег, растерзанных толпой, только благодаря тому, что он в совершенстве владеет языком и знает местные обычаи. Попав в руки демонстрантов при захвате ими здания миссии, Павел Ершов сумел объяснить ворвавшимся, что он — не американец. (По другой версии, что он – мусульманин). Этого хватило для того, чтобы избежать смерти, но не уберегло от удара тяжелым пред­метом по голове. Позднее потерявшего сознание дипломата вы­ручили полицейские.

По словам временного поверенного в делах России в Афганистане Георгия Мачикидзе, после событий в Мазари-Ша­рифе и Кандагаре и без того хо­рошо охраняемые российские миссии взяты под усиленный контроль. Выезд за территорию осуществляется только в исклю­чительных случаях по служеб­ной необходимости. «У нас нет сомнений, — за­явил дипломат, — что так назы­ваемые стихийные протесты но­сили спланированный характер. Движение «Талибан» уже офи­циально взяло на себя ответс­твенность за эти злодеяния. Це­лью акции стало желание про­демонстрировать, что ситуация в стране не столь благополучна. Талибы все еще сильны и в со­стоянии бороться с властью». Эта версия, по словам дипло­мата, подтверждается и призна­тельными показаниями 17 из 30 задержанных по делу об ор­ганизации беспорядков. Пока­зательно, что большинство из них — это бывшие талибы, кото­рым был предоставлен шанс реинтегрироваться в афганское об­щество.[43]

Мазари-Шариф как цель ак­ции был выбран не случайно. Именно этот город считался на­иболее благополучным, — своего рода финансовая столица Афга­нистана. Де-факто контроль в городе уже давно передан мест­ным силам. Коалиция представ­лена здесь небольшим контин­гентом, в основном германским. Де-юре передача полномочий по обеспечению безопасности в Мазари-Шарифе в числе пер­вых семи городов должна была состояться в июле 2011 года.

По данным российской дип­миссии, в наведении порядка в Мазари-Шарифе и Кандагаре принимали участие исключи­тельно афганские формирова­ния без привлечения солдат ко­алиции. Это стало еще одним признаком становления афганс­кой армии и полиции. Незадолго до трагических событий афганс­кие власти смогли организовать празднование запрещенного во времена талибов праздника Навруз без каких-либо серьезных инцидентов. Тогда Мазари-Ша­риф был окружен плотным коль­цом блокпостов и контрольно — пропускных пунктов.[44]

Президент Афганистана Хамид Карзай призвал конгресс США осудить сожжение Корана пастором и предотвратить подобные акции в будущем. Карзай сделал это заявление в ходе встречи с послом США Карлом Эйкенберри и командующим вооруженными силами США и НАТО в Афганистане Дэвидом Петреусом. В свою очередь посол США передал заявление президента США Барака Обамы, осудившего сожжение Корана.

В 2010 году пастор Терри Джонс уже собирался предать огню священную для мусульман книгу в десятую годовщину терактов 11 сентября в США и призывал своих прихожан сделать то же самое. Его слова вызвали бурную реакцию во всем мире, особенно в странах, где исповедуют ислам. Там выступление пастора расценили как объявление религиозной войны. Между тем, сам Джонс заявил, что не видит за собой никакой вины и заявил, что собирается организовать 22 апреля 2011 года антиисламскую демонстрацию у крупнейшей в США мечети.[45]


[1] Бабакр Хошави. Курдский счет для Саддама // Независимая газета, № 138, 7. 07. 2004, С. 2.

[2] Саид Юлия. 10-летие кровавой пятницы // Новый Курдистан, № 3 (10), март 1998, С. 5.

[3] Там же.

[4] Шехмус Омер. Массовый исход курдских беженцев из Иракского Курдистана // Новый Курдистан, № 3 (10), март 1998, С. 5.

[5] Шорш Халид. Иракский народ между молотом и наковальней // Новый Курдистан, № 3 (10), март 1998, С. 1.

[6] См. A. Dawisha, К. Dawisha. How to Build a Democratic Iraq. — «Foreign Affairs». 2003. May/June.

[7] Малашенко Алексей. Почему боятся ислама? // Свободная мысль, № 3, 2006, С. 79.

[8] Известия, № 245, 29. 12. 2010, С. 7.

[9] Иларион, митрополит Волоколамский. Нарушение прав христиан // Известия, № 50, 24. 03. 2011, C. 7.

[10] Урушев Дмитрий. Заложники политики Хусейна и Буша // НГ-Религии, № 15 (145), 18. 08. 2004, С. 3.

[11] Там же.

[12] Кифа, № 2 (60), январь 2007, С. 2.

[13] Кифа, № 6 (64), май 2007, С. 2.

[14] http://www.messcom.org.ua/2008/02/19/islam-lot/ [10 12 2007]

[15] http://www.sedmitza.ru/

[16] НГ-Религии, № 4 (264), 3. 03. 2010, С. 3.

[17] Кровавый итог спецоперации в церкви // Санкт-Петербургские ведомости, № 207, 2. 11. 2010, С. 3.

[18] Мальцев Владислав. Библию приравняли к оружию // НГ-Религии, № 2 (262), 3. 02. 2010, С. 3.

[19] Там же.

[20] Kotsch Michael. Gewalt im Islam? (Коч Михаил. Насилие в исламе?) Издательство Логос, Германия, 2002, С. 86.

[21] Там же, С. 87.

[22] Kotsch Michael. Gewalt im Islam? (Коч Михаил. Насилие в исламе?) Издательство Логос, Германия, 2002, С. 108.

[23] Там же, С. 109.

[24] Коммерсантъ, № 215, 23 ноября 2001, С. 14.

[25] Грошков Иван. Датчане боятся терактов // Независимая газета, № 30, 14. 02. 2006, С. 8.

[26] Терехов Андрей, Грошков Иван. Тeгepaн применил идеологическое оружие // Независимая газета, № 171, 16. 08. 2006, С. 1.

[27] Там же, С. 2.

[28] Там же, С. 2.

[29] Лесков Сергей. Тегеран 2007 // Известия, № 5, 16. 01. 2007, С. 9.

[30] Явлинский Игорь. От раввина сбежала жена // Известия, № 5, 16. 01. 2007, С. 9.

[31] НГ-Религии, № 21 (259), 9. 12. 2009, С. 3.

[32] НГ-Религии, № 14 (274), 18. 08. 2010, С. 2.

[33] Станислав Минин. Уроки «карикатурного скандала» // НГ-Религии, № 2 (196), 7. 02. 2007, С. 3.

[34] Соболева Аида. Христиане под властью шариата // НГ-Религии, № 5 (287), 16. 03. 2011, С. 4.

[35] Там же, С. 4.

[36] Kotsch Michael., указ. соч., С. 71.

[37] Бурдюков Игорь. Талибы готовы рубить головы американцам // НГ-Религии, № 16 (87), 22. 08. 2001, С. 3.

[38] Kotsch Michael., указ. соч., С. 71-72.

[39] Бурдюков Игорь. Талибы готовы рубить головы американцам // НГ-Религии, № 16 (87), 22. 08. 2001, С. 3.

[40] Kotsch Michael., указ. соч., С. 72.

[41] Газета «Кифа» (Москва), № 6 (44), март 2006, С. 2.

[42] http://www.messcom.org.ua/2008/02/19/islam-lot/ (23.01.2008)

[43] Баев Алексей. Талибы пощадили русского // Известия, № 57, 4. 04. 2011, С. 5.

[44] Там же.

[45] http://www.newsazerbaijan.ru/conf/20110411/295 876296-print.html 11.04.2011


Опубликовано 31.01.2012 | Просмотров: 241 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter