Архимандрит Августин (Никитин). Очаг православия в Голландии

Православие в Голландии

В истории русско-голландских связей имя Нидерландской королевы Анны Павловны (1795-1865) занимает особое место. Шестая дочь императора Павла I и императрицы Марии Феодоровны, она была сестрой будущего монарха Александра I. Когда он взошел на российский престол (1801 г.), влиятельная княжна стала желанной невестой для ряда европейских дворов. Ей шел всего 15-й год, когда Наполеон, решив развестись с императрицей Жозефиной (Богарне), поручил своему послу при русском дворе Коленкуру просить руки Анны Павловны.

Это было в ноябре 1809 года, когда русско-французские отношения еще не были омрачены наполеоновской агрессией. И вполне возможно, что Анна Павловна могла отправиться в Париж, как это сделала дочь киевского князя Анна Ярославна, в 1049 году вышедшая замуж за французского короля Генриха I. Но император Александр I дал Наполеону уклончивый и неопределенный ответ, сославшись на завещание Павла I, в силу которого распоряжаться судьбой дочерей было всецело предоставлено императрице Марии Феодоровне (1).

Православие в Голландии

Княгиня Анна Павловна. Источник: LiveInternet.ru

В декабре 1815 года в Петербург для бракосочетания с великой княжной Анной Павловной приехал наследный принц Вильгельм Оранский. К этому времени у Вильгельма за плечами был большой жизненный опыт. Он учился в военной академии в Берлине, был на английской военной службе, во время войны в Испании был адъютантом Веллингтона.

После разгрома наполеоновских войск Бонапарт в 1814 году был свергнут с престола и сослан на о. Эльбу. Но в 1815 году он вернулся во Францию и, объединив вокруг себя остатки старой гвардии, вновь стал угрожать Европе. Герцог Веллингтон, принявший под свое командование объединенную англо-голландско-ганноверско-брауншвейгскую армию, 18 июня 1815 года разбил Наполеона при Ватерлоо. Так закончились «сто дней» французского диктатора, и он был сослан на о. св. Елены.

В сражении при Ватерлоо (бельгийская провинция Брабант, в 15 км к юго-востоку от Брюсселя) кронпринц Вильгельм командовал нидерландской армией, сражаясь бок о бок с армией Веллингтона.

В бою кронпринц Вильгельм проявил незаурядную храбрость, был ранен, что и дало повод Пушкину написать такие строки:

Пред ним мятежных гром гремел,
Текли во след щиты кровавы;
Грозой он в бранной мгле летел
И разливал блистанье славы.

Обручение великой княжны Анны Павловны с наследным принцем Оранским
Вильгельмом состоялось 28 января 1816 года, а 9 февраля того же года в церкви Зимнего дворца было совершено их бракосочетание. Вот что сообщалось по этому случаю в газете «Северная почта» 11 февраля 1816 г.: «Члены Святейшего Синода, члены Государственного Совета, чужестранные министры, знатнейшие обоего пола особы, также гвардии штаб и оберофицеры, и прочих полков штаб-офицеры приносили поздравления их высочествам новобрачным, государыне великой княгине Анне Павловне и кронпринцу Нидерландскому Вильгельму… Во весь тот день продолжался при всех церквах колокольный звон, а ввечеру весь город был иллюминован» (2).

Каждый из супругов сохранял принадлежность к своему вероисповеданию, и великая княгиня, будучи православной, как и прежде соблюдала церковные установления. В том же 1816 году великая княгиня Анна Павловна с принцем Вильгельмом посетила Троице-Сергиеву Лавру. Высокопоставленной чете было преподнесено историческое описание Лавры, которое инспектор Московской Духовной Академии архимандрит Гермоген перевел на французский язык (3).

До 10 июня 1816 года новобрачные прожили в Петербурге и Павловске, ведя «рассеянный образ жизни», — в увеселениях и празднествах. Незадолго до отъезда из России в их честь было дано роскошное костюмированное представление. Об отъезде великокняжеской четы из Петербурга в Голландию в «Северной почте» сообщалось следующее: «В прошедшую субботу 10 числа Ее императорское высочество, великая княгиня Анна Павловна, с Его королевским Высочеством, супругом своим, изволила предпринять отсюда путь в 10 часов утра, заехав пред тем в Казанский собор для принесения мольбы ко Всевышнему о благополучном путешествии» (4).

О дальнейшем пути Анны Павловны на свою новую родину сообщалось в той же «Северной почте», но уже в разделе «иностранной хроники». «В минувшую пятницу 23 числа (августа месяца), ввечеру Его высочество наследный принц наш прибыл с супругою своею в вожделенном здравии в замок Лоо, где находится ныне вся королевская фамилия, — таковы были новости из Голландии, — В будущий понедельник назначен въезд их высочеств в здешнюю столицу. Великая княгиня любезными качествами своими привлекает к себе сердца всех, и король наш (Вильгельм I – прим. авт.) чувствует себя счастливым в счастии своего сына» (5).

4 сентября того же 1816 года последовал торжественный въезд принца Вильгельма с супругой в Гаагу. «Изъявлений радости здешних жителей при сем случае описать невозможно», — уведомляла читателей «Северная почта», добавляя при этом, что праздник был отменен из-за плохой погоды (6).

Но через неделю, 11 сентября, торжество «имело быть» в Гааге, о чем российские читатели смогли узнать в конце того же месяца: «Дано было от здешнего города великолепное празднество для королевской, в честь четы, фамилии, а на другой день были разные увеселения для народа» (7).

Обосновавшись на своей новой родине, молодая княгиня ревностно принялась за изучение голландского языка, местной истории, традиций, быстро заслужив любовь и преданность своих подданных. Но она продолжала сохранять верность Православию, и вскоре после переезда Анны Павловны в Голландию, в Гааге было начато устройство домового православного храма.

Православие в Голландии

Храм св. Марии Магдалины в Гааге. Источник severr.livejournal.com

Русский путешественник А. Зилов посетил эту церковь во время своего пребывания в Голландии в 1837 году. «Мы отправились в придворную церковь Оранской принцессы, — вспоминал А. Зилов. — С каким благоговейным умилением я простоял эту обедню! С лишком 5 месяцев, как я не слыхал православного напева. Каждый стих, каждый возглас доходили до сердца! Церковь небольшая, освещена сверху и отделана просто под белый мрамор» (8).

Русские православные христиане, бывавшие в эти годы в Голландии, считали своим долгом посетить домовую церковь Анны Павловны. К их числу принадлежит Н.А. Корсаков, посетивший Гаагу в 1839 году; он упоминает об этом храме в своих записках. «В следующее утро, — писал он, — пошли мы помолиться Богу и посмотреть нашу церковь, для чего и обратились с просьбой к священнику, весьма любезному человеку; он одет был в гражданское платье; церковь невелика, снабжена хорошей ризницей, и более половины оной — трудов нынешней королевы Нидерландской. Над местом, где она становится, висит лавровый венок, поднесенный голландцами супругу ее за главноначальствование над армией во время войны с Бельгией (1830 г. – прим. авт.)» (9).

В том же 1839 году в Гааге побывал знаменитый русский поэт В.А. Жуковский. Его дневниковые записи отличаются краткостью, но, тем не менее, они ценны тем, что содержат сообщение о домовой церкви княгини Анны Павловны. В.А. Жуковский провел в Гааге предпасхальную седмицу, постоянно бывая в храме за богослужениями: «Великий Понедельник. 20 марта /1 апреля/. Пребывание в Гааге. Обедня. Обед у короля (10). Вечерня. Вечер у великой княгини… 23 марта /4 апреля/. Великий Четверг. Причащение. Вечерня и 12 Евангелий… 26 марта /7 апреля/. Светлое Воскресенье. Розговение у Анны Павловны» (11).

Вернувшись в Россию, В.А. Жуковский продолжал поддерживать переписку с великой княгиней Анной Павловной. В одном из писем, отправленных к нему из Гааги 21 ноября /З декабря/ 1839 года Анна Павловна благодарила поэта «за доставление стихов, Вами сочиненных в полях Бородинских, за стихи, внушенные любовью к отечественной славе». «Эти стихи, — продолжала княгиня, — глубоко отзываются в моей душе, коей чувствования к родине неизменны; благодарю Бога за счастие быть русской и помнить дни незабвенной и неизгладимой славы» (12).

25 августа 1830 года, под влиянием Июльской революции во Франции, началась бельгийская революция, которая привела к отделению Бельгии от Голландии и образованию бельгийского государства. Лондонская конференция послов пяти великих держав (Великобритании, Франции, Австрии, Пруссии и России) специальными протоколами в декабре 1830 — январе 1831 годов санкционировала создание Бельгийского государства. Великобритания закрепила свои позиции в новом государстве продвижением на вакантный бельгийский престол родственника английской королевы принца Леопольда Саксен-Кобургского, протестанта по вероисповеданию, который воцарился в Бельгии под именем Леопольда I. «За последовавшим в 1830 году восстанием бельгийского народа, Бельгия отделилась от Голландии и избрала себе короля. По этому случаю учреждены были народные празднества, продолжающиеся ежегодно в октябре целую неделю» (13), — писал отечественный публицист Н.И. Тарасенко-Отрешков.

В те дни Нидерландский король Вильгельм I делал все возможное, чтобы предотвратить разделение страны на два государства. Во время революции 1830 года Анна Павловна обратилась к митрополиту Московскому и Коломенскому Филарету (Дроздову) с просьбой, чтобы насельники Троице-Сергиевой Лавры молились о ней и о ее супруге. Митрополит Филарет удовлетворил просьбу Анны Павловны, поскольку считал, что разделение страны не принесет счастья ее населению. «Вы знаете нынешние обстоятельства Голландии, защищающей права свои справедливо и благородно против насилия Англии и Франции за мятежную Бельгию» (14),- писал митрополит из Петербурга в Троице-Сергиеву Лавру.

Но при этом митрополит Филарет проявил благоразумие и не допустил вовлечения Церкви в сугубо политические дела другой страны. Поскольку, исполняя просьбу Анны Павловны и митрополита Филарета, «Лавра поусердствовала через меру», то владыка был вынужден отправить насельникам письмо, в котором призывал их к умеренности в этом вопросе. «Молебное пение, по желанию великой княгини Анны Павловны, писал я, совершить однажды, — разъяснял митрополит Филарет свою позицию. — Не надобно по лености делать меньше, нежели требуют; но не надобно делать и больше по произволу. В келии можно молиться сколько угодно; для Церкви есть порядок более строгий. Как могут спросить: «зачем не молятся?», так могут спросить: «зачем молятся?». Может быть, я вам сказывал, что в 1821 году я просил у покойного государя позволения по всей России совершить панихиду по убиенном (турками – прим. авт.) Патриархе Григории, но не позволено. Прекратите то, что не предписано» (15).

В конце концов королю Вильгельму I пришлось примириться с утратой Бельгии, и в 1840 году он отрекся от престола в пользу своего сына Вильгельма II, женатого на княгине Анне Павловне, ставшей королевой Нидерландской.

По словам биографа великой княгини, «благородство ее души особенно ярко проявилось в событиях 1830 года и позднейших, имевших следствием отделение Бельгии. Для всех воинов, раненных в борьбе за старинные права Нидерландов, она основала на свой собственный счет госпиталь и инвалидный дом, который часто посещала. Сделавшись с 25 сентября /7 октября/ 1840 года королевой, Анна Павловна была украшением и опорой престола. Она основала в своем королевстве до 50 приютов для бедных детей и поддерживала их образцовое состояние из собственных средств» (16).

Нидерландская королева старалась не терять духовной связи с Россией. По ее просьбе в голландских архивах были отобраны материалы, касавшиеся русско-голландских связей — это были копии с донесений голландских резидентов, посещавших Россию с 1615 по 1780 года (17). Значительная часть этих, написанных на старинном голландском языке документов, снабженная переводами, в 1843 году была отправлена в Петербург. Перевод этих документов на русский язык был поручен секретарю русского посольства в Гааге Беку.

В 1861 году эта бесценная коллекция поступила в Императорскую Академию наук, а в начале 1877 года документы были переданы в Императорское Русское историческое общество. Издание их было поручено тому же Беку, который за истекшие 35 лет дослужился до чина тайного советника. Так в научный оборот были введены материалы по истории русско-голландских отношений, в том числе и церковных.

В 1849 году Вильгельма II на королевском престоле сменил его сын – Вильгельм III (1817-1890). Королева Нидерландская Анна Павловна с этого времени особенно остро стала ощущать тоску по родине, и летом 1853 года приехала в Россию. Вместе со своей свитой она посетила Троице-Сергиеву Лавру и вечером 19 июля присутствовала в Троицком соборе за молебном Пресвятой Троице и преподобному Сергию Радонежскому; на следующий день, 20 июля, молилась за Божественной литургией. «Обедня была торжественная, — отмечал один из участников богослужения. — Королева стала за правым клиросом, а не на место, для нее приготовленное. Богослужение не было поспешным» (18).

После богослужения Анна Павловна осмотрела монастырскую ризницу, лаврские храмы и Московскую Духовную Академию, расположенную на территории монастыря. В Лавре состоялась встреча Нидерландской королевы с митрополитом Московским Филаретом (Дроздовым). «Когда пришел отец наместник, владыка стал говорить о голландцах, о их богослужебной литературе, — сообщалось в записках очевидца этой встречи, — владыка, между прочим, сказал, что любопытно бы знать, какое на них впечатление производит наше богослужение» (19).

В свите королевы находились голландцы; один из них — камергер, — беседовал с ректором Академии и с духовенством. Епископ Леонид, присутствовавший при этой встрече, отмечал, что ему довелось побеседовать с камергером Анны Павловны: во время обеда «я говорил более с камергером, разумеется о Лавре и о его путешествии, — писал владыка. — Он говорил мне, что наши обряды tres imposants, что это путешествие чрезвычайно приятно, потому что Западная Европа и Восточная Европа или Россия — это как будто два мира: все здесь отлично… Он говорил, что о митрополите нашем часто говорят у королевы и уважают его, как замечательного человека, что к королеве присылаются все замечательные русские книги, и она много читает» (20).

В беседе с митрополитом Анна Павловна сообщила, что в ее придворной церкви в Гааге служил священник Александровский; она интересовалась судьбой его детей, спрашивала, где они учатся (ранее она посылала по этому поводу записку митрополиту Филарету) (21). Она сказала также, что всегда и на чужой стороне помнила и любила Россию, и что если не приезжала сюда в течение 28 лет, то виной были ее несчастья. «Вы знаете, — говорила она владыке, — мои обстоятельства: наша страна была разорвана надвое, и я не могла оставить в несчастии тех, с кем жила прежде в счастии: это было бы недостойно русской великой княгини» (22).

Стремясь избежать обсуждения политических вопросов, митрополит Филарет отвечал королеве Анне Павловне: «Мы не смеем входить в причины удерживания Вас от путешествия в Россию, но теперь должны быть благодарны Вам за то, что вспомнили Россию» (23). Поблагодарив владыку Филарета за сочувствие, Анна Павловна сказала: «Я обязана вашему духовенству, что оно молится за меня и напоминает обо мне народу, которому без этого я была бы вовсе чужда, он совсем не знал меня» (24).

Перед отъездом Нидерландской королевы из Лавры был отслужен краткий напутственный молебен. Митрополит Филарет, облаченный в мантию, провожал Анну Павловну с крестом и святой водой. Перед тем как сесть в открытую карету, она поблагодарила владыку за прием, взяла у него благословение и приложилась ко кресту (25).

Связи Троице-Сергиевой Лавры с Голландией не прерывались и в последующие годы. 6 сентября 1855 года обитель преподобного Сергия посетил император Александр П со свитой, а на следующий день члены царской фамилии присутствовали на Литургии. После чего митрополит Филарет «поднес государю императору для препровождения в Севастопольскую армию древнюю походную икону видения Богоматери преподобному Сергию» (26). За этим богослужением присутствовали принцессы Нидерландские Луиза и Мария. А 14 сентября следующего, 1856 года, Троице-Сергиеву Лавру посетил принц Нидерландский Фридрих (27).

Несмотря на долголетнее отсутствие Анны Павловны в России, ее хорошо знали в русских церковных кругах. Об этом свидетельствует, например, название одной проповеди, сказанной в Исаакиевском соборе 7 января 1861 года: «Слово в день святого Иоанна Крестителя Господня и день рождения благоверной государыни Анны Павловны, королевы Нидерландской» (28).

После кончины супруга (1849 г.) Анна Павловна переселилась из Амстердама в Гельдерн, а затем переехала в Гаагу. В 1864 году она принимала в Голландии своего племянника — российского императора Александра II (29).

Великая княгиня Анна Павловна скончалась в 1865 году; по словам ее биографа, «скорбь о кончине Анны Павловны была в Нидерландах глубока и повсеместна, во многих городах жители добровольно носили траур; король Нидерландский Вильгельм III (второй сын Анны Павловны) и другие дети возвестили о кончине своей матери трогательным посланием. Погребение Анны Павловны состоялось не в фамильном склепе Оранской династии в Дельфте, а в православной церкви святой Екатерины в Амстердаме, сооруженной императором Николаем I» (30).

После кончины Анны Павловны ее домовая церковь в Гааге по-прежнему оставалась островком Православия в инославном окружении. По-прежнему этот храм посещали путешественники из России и оставляли о нем свои письменные свидетельства. Еще одно описание православной церкви в Гааге принадлежит Л. Шмеллингу, который осенью 1898 года отправился в Западную Европу по служебным делам, но кроме того получил от обер-прокурора Св. Синода Русской Православной Церкви наказ осмотреть те православные церкви, которые будут лежать на его пути. «В Гааге русская церковь помещается во дворце покойной королевы Анны Павловны, теперь принадлежащем великому герцогу Саксен-Веймарнскому, — отмечал Л. Шмеллинг. — Дворец этот имеет вид очень скромного двухэтажного дома, и чтобы попасть в церковь, надо пройти несколько комнат, частью пустых, частью обставленных мебелью… Церковь имеет вид очень скромный и занимает одну из комнат побольше, чем другие, за нею — ризница, где хранится в больших шкафах дорогая утварь и священные одежды» (31).


Примечания:

(1) См. Татищев С.С. Тайная переписка о предполагавшемся браке Наполеона с великою княжною Анною Павловною. «Русский архив», 1890, кн.9. / Наполеон, тем не менее, развелся с Жозефиной и в 1810 г. женился на Марии Луизе, дочери императора Австрийского Франца 1-го — прим. авт./
(2) «Северная почта»/далее — СП/, №14, 16 Февраля 1816.
(3) Смирнов С..История Московской Духовной Академии до ее преобразования
/1814-1870/. М., 1879. С. 364.
(4) СП, №48, 14 июня 1816.
(5) СП, №72, 6 сентября 1816.
(6) СП, №75, 16 сентября 1816.
(7) СП, №78, 27 сентября 1816.
(8) Зилов А. Дневник русского путешественника по Европе. М., 1843. С. 204.
(9) Корсаков Н. А. Рассказ о путешествии по Германии, Голландии, Англии и Франции в 1839 году. М., 1844. С. 33-34.
(10) Король Нидерландский Вильгельм I /1772-1843 /прим. авт.//
(11) Дневники В.А. Жуковского. Спб., 1903. С. 473-474.
(12) «Русский архив», 1895, №8. С. 447.
(13) Тарасенко-Отрешков Н.И. Записки в поездку во Францию, Италию, Бельгию и Голландию. Спб., 1871. С. 462.
(14) Митрополит Филарет в его письмах к архимандриту Антонию. «Русский архив», 1877, №9-12. Кн. 3. С. 319.
(15) Там же. С. 319. Письмо от 27 января 1833 г. к архимандриту Антонию.
(16) Русский биографический словарь. Т. 2. Спб., 1900. С. 189.
(17) Впервые на эти документы обратил внимание отечественный исследователь А.Н. Тургенев во время своего пребывания в Голландии /прим.авт./.
(18) Королева Нидерландская Анна Павловна у Троицы – Сергия. /Из записок преосвященного Леонида/. «Русский архив», №9, 1905. С. 135.
(19) Там же. С. 136.
(20) Там же. С. 138.
(21) Там же. С. 137.
(22) Там же. С. 137.
(23) Там же. С. 137.
(24) Там же. С. 137.
(25) Там же. С. 139.
(26) Смирнов С. Указ. соч. С. 372.
(27) Там же. С. 373.
(28) «Странник», 1864, январь. Отд. 2. С. 51-55. Проповедник — архимандрит Иосиф.
(29) Русский биографический словарь. Т. 2. С. 189.
(30) Там же. С. 189.
(31) Шмеллинг Л. Русские православные церкви за границей. «Зодчий», 1900, №7. C. 93.


Опубликовано 02.10.2014 | Просмотров: 378 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter