Архиепископ Петергофский Амвросий: Стань хорошим внутренним монахом

Архиепископ Петергофский Амвросий: Стань хорошим внутренним монахом

Дорогой во Христе брат монах Никон!

Бескрайнее Божие человеколюбие сегодня приняло тебя в объятия Отча и поставило перед будущим, которое мыслится верующим умом не как завтрашний день, а как вечность, во врата безвременья которой надлежит войти всякому живущему на земле.

Весь предстоящий тебе земной путь — это временное «сегодня», настоящее, а будущее зрится нами там, куда ушли миллиарды людей, прежде жившие на земле, среди которых маяками вечности, причастными к славе Бога и нетварному божественному свету, являются святые — ставшие по благодати теми, кем и надлежало стать человеку на заре его творения. К этому будущему и мы призваны готовиться каждый день и минуту, всю свою земную жизнь.

Сегодня, на этом пути, который ты сам для себя определил как тропу монашеского бытия, Бог дал тебе помощника, наставника и спутника — гражданина Отечества Небесного — преподобного Никона Оптинского, исповедника двадцатого века. Его имя ты получил в монашеском постриге. Он, как и ты, в Крещении был назван в честь святителя и чудотворца Николая; его мудрыми наставлениями тебе надлежит вразумлять свой ум и согревать сердце.

В мои семинарские годы был издан дневник иеромонаха Никона (Беляева). Содержание его тогда захватило меня настолько, что я несколько раз подряд перечитал его. Жажда духовной пищи в 90-е годы ушедшего столетия была непередаваемой. Описанное в дневнике послушание у старца Оптинского Варсонофия, завещание духовным детям, написанное отцом Никоном на полях книги святителя Игнатия (Брянчанинова), с которой исповедник никогда не расставался — все это ярко отзывалось в сердцах молодых людей, ищущих спасения; особенно полезным становилось в начале монашеского пути для нас, молодых монахов.

Так просто и легко становилось от его слов и примеров о послушании, о смирении, о молитве, о чтении. Это не только не тяготило, но напротив, давало радость, дарило опыт подлинной свободы и счастья в отрешении от земного, мирского, тленного, материального.

Почему так происходило? Наверняка потому, что сам будущий отец Никон ещё послушником совершал все серьёзно и осмысленно, возлагая всю надежду на Господа, а когда пришло время — явил решимость: «Умру, но не уйду» – так писал он в своем дневнике после Октябрьского переворота, будучи еще послушником Оптиной пустыни.

В нынешний вечер, брат Никон, послушай наставление своего небесного покровителя о монахе внешнем и внутреннем:

«Один епископ, приехав в один монастырь, спросил настоятеля:
– Есть ли у тебя хорошие монахи?
– Есть, – был ответ.
– Ну, покажи.
Настоятель вызвал и говорит:
– Вот хороший кузнец, вот хороший мастер и т. д.
Послушал епископ и сказал:
– Я просил тебя показать мне хорошего монаха, т. е. делателя молитвы или смирения, а ты показываешь мне хороших мастеров. Этого и в миру много.
Уехал епископ и сменил потом этого настоятеля.

Святые отцы учат, что внешнего монаха легко сделать, а сделаться монахом по устроению сердца (Бог же зрит на сердца) есть дело великое и трудное. Следовательно, не всякого, кто живет в монастыре и носит монашескую одежду, можно признать монахом, и не всякого, кто живет среди мира, надо признать мирским человеком. Да будет сие инокам ко смирению и во страх спасительный».

Мое пожелание Тебе в сегодняшний вечер — стань хорошим внутренним монахом, не ленись, трудись над своим внутренним человеком, стремись по сути стать таким же, каким был преподобный Никон Оптинский, исповедник, его же молитвами Господь Бог да благословит Тебя, спасет и помилует. Аминь.

Слово ректора Санкт-Петербургской Духовной Академии архиепископа Петергофского Амвросия к новопостриженному монаху Никону (Касяруму) 20 марта 2018 года.


Опубликовано 20.03.2018 | Просмотров: 360 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter