Андрей Ишин. Богословие древнерусской иконы: модель лекционного занятия для студентов духовных школ

Андрей Ишин. Богословие древнерусской иконы: модель лекционного занятия для студентов духовных школ

Работа проректора Таврической духовной семинарии по учебной работе, кандидата исторических наук Андрея Вячеславовича Ишина принимала участие в конкурсе «Духовное образование в XXI веке» и была отмечена конкурсной комиссией.

Богословие древнерусской иконы: модель лекционного занятия для студентов духовных школ

Цель:

Дать определение понятию «икона» и ее разновидностей, разъяснить смысл почитания иконы. Кратко проследить исторический путь православной иконы на Руси, рассмотреть некоторые вершинные произведения древнерусской иконописи, проанализировать творчество великих мастеров – Феофана Грека и Андрея Рублева. Уяснить неизмеримо высокое значение православной иконы в жизни каждого христианина, в отечественной духовности и культуре.

Оборудование:

Мультимедийный проектор для демонстрации репродукций образцов православной древнерусской иконописи.

Ход лекционного занятия:

1. Приветствие.
2. Совместная молитва перед началом занятия.
3. Перекличка и краткий опрос.
4. Изложение лекционного материала:

Икона – в переводе с греческого означает «образ». Иконой мы называем живописное изображение Бога – Святой Живоначальной Троицы, Господа нашего Иисуса Христа, Богоматери, ангелов, апостолов, пророков и других святых, священных событий (Рождество Христово и др.), написанное в соответствии с церковными иконописными канонами и освященное по церковному чину.

В соответствие с догматом иконопочитания, установленным VII Вселенским собором (787 г.), мы чествуем не вещество, посредством которого изготовлена икона – дерево и краски, а личность, изображенную на ней. Православная икона всегда имела огромное значение и для духовного мира человека, и для сокровищницы мировой культуры.

Перед нами – икона из Опочки XVI в. – «Рождество Христово». В центре композиции – лежащий в яслях Младенец – Воплотившийся Предвечный Бог – Слово и Богоматерь – по слову святых отец «Виновница примирения Бога с человеки». Ясли окутывает тихий невечерний свет огромной Вифлеемской звезды – свет веры, надежды, любви. Спасителю мира спешат поклониться ведомые звездой восточные мудрецы…

Мы привыкли воспринимать икону как живописное изображение на доске. Вместе с тем, иконографические изображения получили широкое распространение также в виде фресок – то есть живописи по сырой штукатурке красками, разведенными на воде. Фресковый метод позволяет создавать монументальные образы. О них мы поговорим чуть позже. Иконографические изображения известны и в виде рельефа – изображение является выпуклым (углубленным) по отношению к плоскости, и виде мозаик – изображений, выполненных с помощью цветных камней, керамических плиток и т.п. Мозаики широко распространены в храмовой архитектуре. Вглядитесь внимательно в мозаичное изображение святителя Иоанна Златоуста (Киев, Софийский собор, середина XI в.). Какой глубокий образ! Святитель обращается буквально к каждому из нас, призывая следовать по узкому евангельскому пути.

Возникновение иконописного искусства в Киевской Руси неразрывно связано с принятием христианства, с восприятием и творческим развитием византийских традиций. Вскоре на Руси появляются свои прославленные мастера. Одним из них был преподобный Алипий (?-1114), украшавший своими произведениями Киево-Печерскую лавру.

Со временем, уже после монголо-татарского нашествия, мы можем говорить о развитых региональных школах иконописи, каждой из которых были свойственны свои особенности.

Перед вами икона московской школы – Благовещение (начало XV века). Праздничная цветовая гамма сочетается с глубокими духовными характеристиками образов. С какой силой передано смирение Богоматери, торжественность и внеисторический сакральный смысл Благой Вести, принесенной Архангелом Приснодеве!

Заметим, что о Богоматери свидетельствуют библейские книги и Ветхого, и Нового Заветов. Все евангелисты пишут о Ней. Само Евангелие, что означает «Благая весть», своим истоком имеет благовестие архангельское Деве Марии о рождении Спасителя.

Внимательно рассмотрим икону новгородской школы – Пророк Илия (рубеж XIV-XV вв.). Новгородскую школу характеризует акцентуация простоты и аскетичности образов, устремленности их от суетного мира в горние миры, в сретенье Создателю. Таков пророк Илия – всей своей жизнью засвидетельствовавший неизмеримо высокую любовь к Богу, пламенность служения Ему.

Икона украинской школы – Богоматерь Одигитрия Волынская (греч. «Путеводительница» – перв. половина XIV в.). Украинскую школу отличает неповторимость и красочность цветовой гаммы, проникновенность образов.

Вывод: каждая из многочисленных школ древнерусской иконописи взаимно дополняет одна другую, составляя весьма весомую жемчужину в сокровищнице православной духовности и мировой культуры.

Огромное значение для всего древнерусского искусства имело творчество гениального живописца – выходца из Византии – Феофана Грека (1330-е – ок. 1415). Один из величайших мастеров иконописи и монументальной фресковой живописи, он оставил глубокий след в отечественной и мировой культуре, в значительной мере заложив основы классической русской иконописной школы.

Глубоко символично и знаково, что Феофан расписывал церкви в Византии и Крыму, а именно в Кафе (Феодосии), откуда, очевидно, и пришел в древнерусский Новгород. Очевидно, Крым, имеющий давние традиции православного подвижничества, произвел на живописца неизгладимое впечатление.

Роспись в 1378 г. одного из главных новгородских храмов – церкви Спаса Преображения на Ильине улице – стала первой работой Феофана Грека на Руси.

Фрески с монументальными изображениями Единого Бога – Троицы (смотрим репродукцию), Христа-Судии, Серафимов, ветхозаветных и новозаветных праведников (смотрим репродукцию), православных подвижников – пустынника Макария Египетского (Великого), столпников: Давида, Даниила, Симеона Дивногорца, Симеона Столпника, Алипия, а также других святых являются вполне самодостаточными с точки зрения художественной ценности творениями. Вместе с тем, они образуют единый, целостный и гармоничный композиционный ансамбль. Исполненные духовного порыва, драматизма и экспрессии, могучие образы Феофана глубоко индивидуальны. Они лишены внешней умиротворенности, но при этом исполнены суровой простоты и подлинного величия духа. Лики подвижников несут на себе печать титанической духовной борьбы, постижения сокровенных тайн бытия, соприкосновения «мирам иным».

Несомненно, что созданные Феофаном образы основаны на глубоком знании художником обширной агиографической литературы.

Так, в частности, согласно жизнеописаниям святого Симеона Столпника (Старшего) (IV-V вв.) – смотрим репродукцию фрески – этот подвижник поставил столб, который был твердо укреплен и имел на вершине площадку для стояния и сидения. На этой площадке Симеон совершал непрестанные молитвы, произносил проповеди и вел беседы. Его подвиги казались современникам невероятными. Он клал около 2000 поклонов, а в праздники стоял на площадке от заката до восхода Солнца с простертыми руками (примечательно, что Феофан Грек изобразил Симеона именно в таком молитвенном положении). По одним данным, Симеон Столпник подвизался в этом подвиге свыше 40 лет, по другим – восемьдесят лет и стяжал многочисленные духовные дары.

Другой изображенный живописцем столпник – Алипий (смотрим репродукцию фрески) провел на своем столпе 53 года. Сняв легкий навес, добровольный мученик мужественно переносил стужу и зной, дождь и град, снег и мороз. Последние 14 лет своей праведной жизни св. Алипий уже не мог стоять, так как ноги его были поражены тяжкой болезнью, и лежал на своем столпе на одном боку, не позволяя переворачивать себя. Св. Алипий так угодил Богу, что еще при жизни его озарял небесный свет. Многие верующие видели, как над головой преподобного являлся огненный столп, достигавший облаков и озарявший все место окрест его.

Вообще, феномен столпничества, которое, безусловно, относится к величайшим и наиболее многотрудным монашеским подвигам, занимает совершенно исключительное место в живописи Феофана. Представляется, что это обусловлено глубоко аскетическим мироощущением мастера, непрестанным горением его духа, жаждой преображения (показательно в этом смысле само название расписанного им новгородского храма). По нашему убеждению, столпничество осмысляется Феофаном как зримый образ восхождения человека к Богу.

Здесь представляется возможным высказать гипотезу, что в творчестве Феофана идея столпничества могла быть актуализирована его пребыванием в Крыму, где многие столетия существовала традиция жительства в удаленных от мира горных пещерных монастырях, что было сродни жительству на столпах.

Пожалуй, в истории мировой живописи есть только один художник, который мог бы сравниться с Феофаном в монументальной выразительности образов. Речь идет о выдающемся мастере итальянского Возрождения Микеланджело Буонарроти (1475-1564). Но тут немаловажно отметить, что живописи Микеланджело свойственна устремленность во внешнее, земное измерение Бытия. Образы же Феофана исполнены неизмеримо глубокой внутренней, сакральной, поистине фаворской духовной силы.

Новый этап творчества Феофана Грека связан с Москвой, где выходец из Византии оказал колоссальное воздействие на развитие тут иконописной традиции.

Высокие идеалы христианского смирения, простоты и подлинного духовного величия с потрясающей силой воплощены мастером в образе Богоматери из Благовещенского собора в Кремле, а также в ряде других сохранившихся икон этого величественного храма. Феофан оказал огромное влияние на светлую, гармоничную, возвышенно-умиротворенную, также зримо выходящую за грань обыденности и обыденного восприятия, живопись Андрея Рублева – своего великого ученика и сподвижника.

Преподобный Андрей Рублев (годы жизни: родился между 1360 и 1370 – отошел в вечность в 1430 году) начал монашеский подвиг в Троице-Сергиевом монастыре, а духовным отцом его стал преподобный Никон, настоятель обители, ученик и преемник великого русского святого – Сергия Радонежского.

Это была драматичная, судьбоносная для средневекового русского государства эпоха, когда Русь как никогда остро нуждалась в идее единения, ведя тяжелую борьбу за независимость с ханами Золотой Орды. Возрождалась православная духовность, медленно и трудно преодолевалось наследие внутренних нестроений и междоусобиц. Обитель, созданная подвижничеством Сергия Радонежского, превратилась, без преувеличения, в духовное Солнце и твердыню русского Православия.

Думается, что именно преподобный Сергий и выдающийся мастер монументальной живописи Феофан Грек создали тот духовно-этический и эстетический фундамент, который в решающей степени определил магистраль творчества Андрея Рублева – творчества, устремленного к постижению полноты Премудрости Создателя, преображению души человека в соприкосновении с Христовой благодатью.

Несомненно, очень важное значение имело для живописца его соработничество с иконописцем Даниилом Черным, с которым Андрей Рублев расписывает Успенский собор во Владимире (1408) и Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря (1425-1427). Последние годы жизни преподобный Андрей расписывает храм Спаса в Спасо-Андрониковом монастыре (1427-1430).

К сожалению, время скрыло от нас многие его произведения, включая эту последнюю работу. Но то, что сохранилось до наших дней, позволяет говорить о поистине космическом масштабе творчества монаха-живописца, сумевшего не просто выразить идеал времени, но и проникнуться светлой Божественной гармонией инобытия. Не случайно, о. Павел Флоренский сказал о самой известной его иконе: «Есть “Троица” Рублева, следовательно, есть Бог» (смотрим репродукцию).

Образы Андрея Рублева выступают для нас как Божественные откровения, воззрением на которые побеждается «страх перед ненавистной рознью мира сего». Возвышенной печалью светится образ Богоматери Владимирской (смотрим репродукцию), исполненной полнотой неизреченной любви, которую невозможно выразить никаким человеческим словом или движением сердца.

«Поистине, прекрасное сочетание смирения с послушанием воле Божией, и – можно сказать – единственный пример такой степени совершенства видим мы на Св. Деве!», – глаголет дивный Божий святитель, архиепископ Таврический и Симферопольский Гурий (Карпов).

Спокойствие и неземная мудрость заключены в образе апостола Павла. Радостную благую весть спасения возвещает людям Ангел – символ евангелиста Матфея…(смотрим репродукцию).

Символично, что преподобный Андрей канонизирован в год 1000-летия Крещения Руси. Подобно первым апостолам, он является для нас благовестителем узкого евангельского пути – пути любви, очищения и прощения.

Мы в с вами рассмотрели только очень небольшой сегмент православного иконописного искусства, но этот сегмент позволяет нам по-новому взглянуть и на нашу жизнь, и на мир в целом, и на непреходящее значение в этом мире православной духовности.

Общий вывод: православная древнерусская икона имеет поистине космическое значение в жизни каждого христианина, в отечественной духовности и культуре. Она выступает не просто как священный образ, но и как богословское откровение художника, как мерило совести каждой христианской души.

5. Подведение итогов занятия.
6. Заключительная молитва.

Примечание:

При подготовке данной лекции автор использовал как свои собственные творческие разаботки, так и материалы следующих опубликованных работ:

1. Алленов М.М., Евангулова О.С., Лифшиц Л.И. Русское искусство X – начала XX века. – М., 1989.
2. Великие художники. Их жизнь, вдохновение и творчество. Часть 60. Андрей Рублев и русские иконы.
3. Вздорнов Г.И. Фрески Феофана Грека в церкви Спаса Преображения в Новгороде. К 600-летию существования фресок 1378-1978. – М., 1976.
4. Дмитриева Н.А. Краткая история искусств. Выпуск 1. – М., 1986.
5. Дмитренко А.Ф., Кузнецова Э.В., Петрова О.Ф., Федорова Н.А. 50 кратких биографий мастеров русского искусства. – Л., 1971.
6. Домбровский О.И. Фрески средневекового Крыма. – К., 1966.
7. Жития святых, на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского. – К., 2002.
8. Проповеди архиепископа Луки. – Симферополь, 2003.
9. Священник Сергий Молотков. Практическая энциклопедия. Православие от «А» до «Я». – Спб, 2003.
10. Щенникова Л. Среди иконописцев отменный живописец // Родина. – 2000. – № 4.

Отдельные материалы лекции излагались автором в следующих публикациях:

1. Ишин А.В. Византия, Крым, Русь в творчестве Феофана Грека // Историческое Наследие Крыма. – Симферополь, 2004. – № 5. – С. 62-64.
2. Ишин А.В. Творчество Феофана Грека: таинство и откровение восточно-православной духовности // Крымский пушкинский научный сборник. Вып. 6 (15): Русская культура и Восток. – Симферополь, 2006. – С. 141-146.
3. Ишин А.В. Духовный идеал в творчестве Феофана Грека // Культура народов Причерноморья . – 2007. – № 114. – С. 37-39.
4. Ишин А.В. Преподобный Андрей Рублев // Таврида Православная. – № 13-14 (191-192). – июль 2007 г. – С. 16.
5. Ишин А.В. Божия Матерь в жизни христианина // Таврида Православная. – № 1-2 (251-252). – январь 2010. – С.8-9.


Опубликовано 02.11.2010 | Просмотров: 273 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter