Алексей Подколзин. «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче…»

podkolzin

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сестры! Сегодня на всенощном бдении, за три недели до начала Великого Поста Святая Церковь вводит в свои воскресные службы песнопение Постной Триоди «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче…», напоминая нам о приближающейся поре покаяния. Как после долгой дороги путник чувствует близость воды, ощущает свежесть реки, так и мы с вами приближаемся к очистительному времени Великой Четыредесятницы.

Размышляя над смыслом услышанного песнопения, каждый из нас может задать вопрос. Почему Церковь предлагает нам сегодня именно эти слова? Разве двери покаяния еще для нас не открыты? Ведь Сам Господь призывает нас всех к покаянию — зачем же нужно еще просить и молить Его, чтобы Он открыл нам эти двери? Да и кто мог посметь закрыть их для нас?

Как это ни странно звучит, но ответ на этот вопрос может быть только один: мы сами закрываем их для себя. Своей привязанностью ко грехам, своим упорным противлением Богу, своей самопревозносящейся гордыней, окамененным нечувствием и маловерием, мы закрываем для себя эти спасительные двери покаяния, и покаяние становится недоступным для нас.

Отчего же нам так трудно каяться и ходить на исповедь? Оттого же, между прочим, отчего любые двери могут сделаться тугими, если их долго не открывают. Так бывает и с дверьми покаяния нашего сердца: когда мы долго не исповедуемся, нам становится тяжело даже думать о покаянии.

Если в тот час или день, когда нами был совершен грех, мы не задумаемся и не раскаемся, то через месяц или два мы и вовсе не вспомним о нем, и дверь покаяния будет нам казаться неприступной.

Часто мы откладываем наше покаяние на неопределенное время и говорим, что мы еще не достаточно готовы, чтобы открыть свои грехи, обманывая самих себя.

Однажды преп. Амвросий Оптинский на вопрос, сколько времени нужно для того, чтобы принести Богу покаяние, ответил следующее: «для истинного покаяния не нужны ни годы, ни месяцы, ни недели, а мгновение! Мгновение поворота — решительного поворота от грешной, пустой и легкомысленной жизни к жизни во Христе».

Беда наша состоит в том, что нам все кажется, что мы не так уж и грешны. Что слова о покаянии, об исправлении жизни относятся к каким-то другим отчаянным грешникам, а к нам это не так уж относится — мы себя особенно грешными не чувствуем. Многие ведь, даже приходя на исповедь, начинают ее заявлением: «особенных грехов не имею…». А о том, что его душу связало множество страстей, без которых он уже не представляет смысла своей жизни, человек даже не задумывается.

Нам необходимо помнить о том, что не бывает больших и малых грехов, грех есть грех по своему самоопределению и любой грех, какой бы он ни был, является большой тяжестью для нашей души и может погубить ее, если не будет омыт слезами покаяния. «Ведь только покаяние — учит преп. Исаак Сирин, — является той дверью, которой мы входим в Божию милость и кроме этого входа мы не обретем милости».

Итак — напоминая нам о покаянии, Церковь напоминает и о том, что без милости и помощи Божией мы не можем покаяться, как следует. Нет у нас сил для покаяния, нет и способности для этого, ибо покаяние есть дар Божий. Никто сам, своими собственными силами не может прийти к Богу. «Никто не может придти ко Мне, — говорит Христос, — если не привлечет его Отец…» (Ин. 6, 44).

Призыв Господа обращен ко всем людям: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные…» (Мф. 11, 28). Однако Бог обращает к Себе только тех, кто желает этого обращения и кто ищет Его. И покаяние — это воля Божия о жизни каждого человека: воля, любящая человека и исполненная великих даров.

Встреча воли Божией и воли человеческой и есть покаяние. Это встреча, которая отверзает двери в Царство Божие. Двери покаяния и двери Царства Божия — это одни и те же двери. Покаяние — это не просто воздыхание о наших грехах, исполненное слез и печали. Настоящее покаяние — это то, что делает человека способным принять милосердие Божие, Его непостижимую любовь. Это то, что охватывает ум, сердце и волю человека благодарностью к Богу, изумлением перед тем, что совершает Господь с человеческой жизнью.

Покаяние — это не просто высокий душевный порыв, покаяние, по словам святителя Игнатия (Брянчанинова) «есть сознание своего падения, соделавшего естество человеческое непотребным, оскверненным, и потому постоянно нуждающимся в Искупителе».

Будем же помнить, дорогие братья и сестры, что покаяние — это не то, что относится к покаянным песнопениям, которые мы слышим сегодня, и которые будут звучать в продолжении всего Великого Поста. Покаяние — это не то, что относится к определенному этапу нашей жизни, но то, что обозначает весь жизненный путь человека. Это то, что относится к тайне Креста и Воскресения и этой тайной измеряется. Потому и звучит «Покаяния отверзи ми двери…» после того, как мы воспели: «Воскресение Христово видевше…». Это то, что относится к тайне Бога, ставшего человеком и сделавшего нас способными покаянием быть причастниками Божественного естества. Аминь.

Список использованной литературы

1) Душеполезные поучения преподобного Амвросия Оптинского. Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009.

2) Игнатий (Брянчанинов), свт. Аскетические опыты. – М.: Правило веры, 2009. – Т. 1.

3) Исаак Сирин, прп. Творения. Слова подвижнические. Слово 83. О покаянии. — Сергиев Посад: Типография Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1911

Проповедь магистранта II курса библейского отделения  академии Алексея Подколзина, произнесения в храме св. ап. Иоанна Богослова на всенощном бдении 4 февраля 2012 г.


Опубликовано 04.02.2012 | Просмотров: 232 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter