Алексей Булгаков. Святоотеческие толкования смысла ветхозаветных жертв

Алексей Булгаков. Святоотеческие толкования смысла ветхозаветных жертв

В Священном Писании первые жертвы встречаются в начале ветхозаветной истории — это жертвоприношение Авеля и Каина. Жертва, как движение человеческой души, возникает изначально от первых же людей. У обоих братьев — и у Каина, и у Авеля — есть потребность в приношении, хотя, судя по результату, и различная. С начала земной истории после грехопадения Священное Писание предлагает мысль, что движением сердца можно сделать дар ни в чем не нуждающемуся Богу.

Каин приносит от плодов земли, Авель приносит от стад своих. Первые жертвы совершаются через всесожжение, через жертву полноты, что указывает на совершенство ее среди других жертв. В первой же жертве можно видеть приношение от первых результатов деятельности. «Спустя время» говорится о времени этих приношений в синодальном переводе. Митрополит Филарет Дроздов уточняет, что рассматривая через обычай древнееврейского языка, как «в конце дней»[1] ., т. е. после жатвы, после достижения результатов.

Требуемое духовное состояние, которое показывает нам книга Бытия, это вера и чистота желания его. И Каин имел веру и по тексту Писания он первый приносит жертву, но не явил должной чистоты побуждения.

Послание к Евреям приводит пример жертвоприношения Авеля, как предмет веры: «Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его» (Евр 11, 4). Т. е. изначально Священное Писание ставит во главу духовное состояние приносящего. И тут же в противопоставлении показывает и отвержение даров Каина, по причине, которая была впоследствии явно выражена словами пророков о неугодности жертв. «Жертва нечестивых — мерзость пред Господом, а молитва праведных благоугодна Ему.» (Прем. 15, 8), «Не носите больше даров тщетных » (Ис. 1, 13).

Святые отцы, толкуя это место Писания, обращают внимание здесь именно на нравственное различие жертв Каина и Авеля.

Григорий Нисский, Кирилл Александрийский, Ефрем Сирин замечают различие в приношении, указанное в священном Писании: у Каина, хоть о его жертве и говорится сперва, не сказано, что он принес свои дары от первых и лучших произведений. У Авеля же указано, что от первородных и от тука, т. е. от лучшего. Иоанн Златоуст пишет, «что он принес от плодов земли жертву, что, так сказать, попалось, без всякого старания и разбора»[2]. Говоря о нравственном состоянии приносящих, Иоанн Златоуст отвержение жертвы и зависть в этом к брату Авелю указывает как причину печали Каина.

На нравственное же совершенство приношения Авеля Иоанн Златоуст указывает, изъясняя слова послания к Евреям. Почему верою принес Авель совершенную жертву? «Верою», пишет святитель, так как Авель не видел примера ни в отце и матери, приступивших заповедь, ни в брате Каине. Но собственное его доброе устроение подвигло его к принесению совершенной жертвы от первых и лучший плодов.[3]

В последующей истории жертвы встречаются при различных событиях. Как о решающей и стоящей особо в ряду жертв Ветхого Завета Священное Писание говорит о заклании агнцев при исходе из Египта. Господь совершает десять казней, которые принуждают фараона к согласию, а сам еврейский народ удостоверяет в божественном благоволении к происходящему исходу.

Десятой казнью было поражение первенцев египетских. Казнь сопровождалась указанием еврейскому народу. «Скажите всему обществу [сынов] Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство.» (Ис.12, 3).

Слова эти сопровождается уточнениями, каким образом следует закласть, приготовить в пищу и потребить этого агнца. Житейски это трапеза перед дорогой. Более того — перед бегством. «Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это — Пасха Господня.» Есть полностью одетыми, препоясанными, в обуви, с посохами. И есть надлежало поспешно ради предстоящего бегства. При этом эта трапеза эта имела ряд ритуальных атрибутов, указывающих явно на характер жертвоприношения. Приносится агнец первородный. Т. е. повторяется образ изначального приношения Авелева, какое было принято Богом. Даются явные указания на особый сакральный смысл этой трапезы. Агнец выбирается без порока, мужеского пола, однолетний. Агнец готовится на огне, не варится. Агнец съедается целиком. Не съеденное до утра предается огню, как поступают с принесенным в жертву.

Особенность жертвы, что она приносится всем народом, но по домам. Сам ягненок, запеченный целиком, был символом единства и целостности. Заклается он не на едином для всех жертвеннике, а в каждой семье. Но съедается одинаковый для всех непорочный агнец. Словно подчеркивается единство этого агнеца и крови его. Сам цельный агнец одинаковый во всех дома указывает на воссоединение в нем всего божьего народа. Впоследствии, при установлении празднования уже будет указано единое место для заклания: «И заколай Пасху Господу, Богу твоему, из мелкого и крупного скота на месте, которое изберет Господь, чтобы пребывало там имя Его.» (Втор. 16,1). Т. е. перед скинией или храмом[4] . В приношения этого агнца можно усматривать формы установленных в будущем жертв мирной и за грех. «Пасхальный агнец был жертвой, которая, с одной стороны, кроплением крови свидетельствовала о пощаде, с другой — общим вкушением агнца свидетельствовала об общении с Богом и друг с другом.»[5]

Несокрушение костей, пролитие крови, первородность — намеки на Иисуса Христа. Особое место заняла кровь закланного агнца. Дом, в котором этой кровью помазывался косяк и перекладина, избегал гибели первенца. То есть, первенцы были спасены кровью, о чем впоследствии будет написано в послании к Евреям: «Верою совершил он Пасху и пролитие крови, дабы истребитель первенцев не коснулся их.» (Евр 11, 28).

Святые отцы разбирают указание Божие на календарные дни взятия агнца и его заклания.

Согласно Священному Писанию агнца следовало взять в десятый день. Содержаться должен был до 14 дня и быть заклан в 14 день, в вечер. Кирилл Александрийский изъясняет смысл месяца, в котором происходит исход и заклание. «Время совершения жертвы определяется в начале года, в первом месяце. Ибо начало всего есть Христос (ср.: Кол.1, 18), так как Он не есть во времени явившийся по причине рождения от Бога Отца прежде веков. Освящает же Он Сам во всякое время от начала до конца, но как бы особенное торжество бывает в месяце новых плодов. Древнее прошло, по слову блаженного Павла (2 Кор. 5, 17): се быша вся нова (там же; ср.: Ис. 43, 19; Апок. 21, 5). И естество человеческое снова расцвело в изначальное состояние во Христе» [6] .

Кирилл Александрийский символически толкует 10-й день взятия агнца и 14-й день заклания его как исторические периоды. «Итак, то самое, что агнец берется не в первый, а в десятый день месяца, кажется, знаменует, что много времен прошло, и много веков было прежде нас, в которые всегда был и есть, и будет Бог. Потом наступает непосредственно за ними следующий этот наш век, который, как пятидневный только что пройденный нами путь, делится на пять времен»[7] . И далее Кирилл Александрийский приводит свое деление этих пяти дней как пяти библейских периодов. Первый день — пребывание Адама в раю, второй — время Ноя и его современников, третий — время призвания Авраама, четвертый время Моисея и пророков, и пятый день до вечера его, в который надлежало за- класть агнца, конец времен, призвание Христом язычников.

Святой Кирилл также обращает внимание на состояние лунно- го цикла. В 14 день, по его словам, день полнолуния. «…когда круг луны, — пишет он, — имеет полный свой блеск и как бы ложным светом озаряет вселенную, впрочем так, что уже начинает мало-помалу прекращать этот свет и как бы по необходимости уже сокращает присущую ему честь и благодать.»[8]

Есть мнение святого Ефрема Сирина, что в 10 день первого месяца был зачат Господь. «В десятый день, — пишет он, — агнец заключен, а Господь зачат.»[9]

Во второй части книги Исход Бог дает еврейскому народу заповеди и установления, касающиеся поклонения. Здесь происходит оформление культа для всего народа. Подробное развитие религиозный культ получает в книге Левит.

Первое, что устанавливает книга Левит, это жертвы. Жертвоприношения приобретают определенный порядок их совершения.

Рассматривая развитие культа, то можно увидеть ряд этапов, зависящих от условий его существования и от широты его совершения. Первая принятая с благоволением Божиим жертва — жертва Авеля — приводится Священным Писанием в самом начале человеческой истории и устанавливает саму идею жертвы, как принесение жизни жертвенного животного в замену жизни приносящего. Жертву всесожжения приносит Ной после спасения от вод потопа. Период патриархов характеризуется свободой в поводах приношения жертв и простыми формами совершения. Жертвы, совершаемые патриархами, приурочены к знаменательным событиям. Форма их совершения могла быть совсем простой. Иаков, к примеру, просто поставляет камень и как жертву возливает на него елей.

Во время исхода Бог устанавливает пасхальную жертву, которая становится главной в годичном круге празднований. В книге Исход Пасхальная жертва вполне детально определена, как на момент ее первого совершения, так и для ее ежегодного повторения. В пустыне во время событий исхода устанавливается вся система жертвоприношений для ее использования во всем народе. В этом виде с малыми изменениями еврейский культ жертвоприношения существовал на протяжении дальнейшего периода ветхозаветной библейской истории.


Примечание

[1] Филарет (Дроздов), митр. Записки руководствующие к основательному разумению книги Бытия. М., 1867. С. 81.

[2]  Иоанн Златоуст, свят. Беседы на книгу Бытия // Творения. Т. 4. СПб., 1898. С. 163.

[3] Иоанн Златоуст, свят. Толкование на послание к Евреям // Творения. Т. 12. Кн. 1. СПб., 1898. С. 183.

[4] Вихлянцев В. П. Библейский словарь. Статья «Пасха» https://azbyka.ru/otechnik/ Spravochniki/biblejskij-slovar/3020.

[5] Нюстрем Э. Библейский словарь. Статья «Пасха» https://azbyka.ru/otechnik/ Spravochniki/slovar-nustrema/1712.

[6] Кирилл Александрийский, свят. Глафира или искусные объяснения избранных мест из пятокнижия Моисея // Творения. Т. 2. М.: Паломник, 2001. С. 265.

[7] Кирилл Александрийский, свят. Глафира или искусные объяснения избранных мест из пятокнижия Моисея. С. 266.

[8]  Кирилл Александрийский, свят. Глафира или искусные объяснения избранных мест из пятокнижия Моисея. С. 267.

[9]  Ефрем Сирин, преп. Толкование на книгу Исход // Творения. Т. 6. М.: «Русский Палом- ник», 2014. С. 315.


Источники и литература

1. Вихлянцев В. П. Библейский словарь. Статья «Пасха» https://azbyka.ru/ otechnik/Spravochniki/biblejskij-slovar/3020

2. Ефрем Сирин, преп. Толкование на книгу Исход // Творения. Т. 6. М.: «Русский Паломник», 2014.

3. Иоанн Златоуст, свят. Беседы на книгу Бытия // Творения. Т. 4. СПб., 1898.

4. Иоанн Златоуст, свят. Толкование на послание к Евреям // Творения. Т. 12. Кн. 1. СПб., 1898.

5. Кирилл Александрийский, свят. Глафира или искусные объяснения избранных мест из пятокнижия Моисея // Творения. Т. 2. М.: Паломник, 2001.

6. Нюстрем Э. Библейский словарь. Статья «Пасха» https://azbyka.ru/otechnik/ Spravochniki/slovar-nustrema/1712

7. Филарет (Дроздов), митр. Записки руководствующие к основательному разумению книги Бытия. М., 1867.

Булгаков Алексей Алексеевич — студент Санкт-Петербургской Духовной Академии, аспирантура


Опубликовано 07.06.2017 | Просмотров: 155 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter