Александр Невеев. Подходы к решению проблемы взаимоотношений религии и науки в английской теологии

Александр Невеев. Подходы к решению проблемы взаимоотношений религии и науки в английской теологии

Сегодня в России теология в качестве признанной государством науки находится в начале своего пути. И уже на этом этапе она столкнулась с интенсивной критикой со стороны ряда ученых-естественников. Их критика теологии построена во многом на противопоставлении религии и науки, на сведении взаимоотношений религии и науки к конфликту, на постулировании несовместимости научного метода и религиозной веры. Соответственно, данная критика направлена не на совершенствование теологии, ее методологического инструментария, не на вскрытие неких ошибок, недочетов, неточностей, а на полную дискредитацию теологии как науки. Но действительно ли религия и наука несовместимы? Сводятся ли взаимоотношения религии и науки к конфликтам?

Для поиска ответов на эти вопросы нам представляется возможным обратиться к опыту, накопленному в английской теологии, которая заслуживает особого внимания по следующим причинам.

1. Английские теологи фактически первыми столкнулись с наукой и ее отношением к религии: фактически именно английские ученые во многом породили Научную революцию XVII века. В подтверждение этого тезиса достаточно вспомнить таких английских ученых, как Фрэнсис Бэкон, Исаак Ньютон, Роберт Бойль, Эдмунд Галлей, Роберт Гук. С эволюционными идеями, оказавшими на науку огромное влияние, англичане также, по понятным причинам, столкнулись первыми.

2. В то же время английская теология не имела, в отличие, например, от теологии католической, мощных административных инструментов воздействия на ученых: Церковь Англии не могла издавать нечто подобное Индексу запрещенных книги или подключать к работе с неверующими учеными Святую Инквизицию1. Поэтому английским теологам приходилось, прежде всего, полемизировать с оппонентами, искать весомые аргументы в пользу своей позиции.

3. К тому же английская теология развивалась в обстановке религиозного плюрализма, постоянно вовлекающего богословов в острые дискуссии. Речь тут идет и о противостоянии протестантизма и католицизма, и о возникновении в Англии множества форм христианства (пуританство, методизм и пр.), между которыми велась постоянная борьба.

Эти особенности английской теологии, с нашей точки зрения, делают ее опыт, аргументы и концепции весьма ценными для современной российской теологии.

Условно и достаточно грубо можно разделить историю полемики английских теологов с учеными, стремящимися использовать научные данные для критики христианства, на два периода:

1. Период механистической вселенной. Этот период начался, фактически с гелиоцентрической модели Коперника и продолжился открытиями Галлилея и Ньютона. В результате возникла научная картина мира, в соответствии с которой Вселенная представлялась сложным и точно настроенным механизмом. При этом основным вызовом для христианства оказывался не атеизм, а деизм. Наиболее ярким событие этого периода мы предлагаем считать деятельность Роберта Бойля, которому удалось соединить механистическую картину мира с христианским миропониманием. В этот период в Англии интенсивно развивается естественная теология, апогеем развития которой можно признать деятельность Уильяма Пейли с его знаменитой «аналогией часовщика» (watchmaker analogy). Аргументы английских теологов, сформулированные на этом этапе, представляют, большей частью, лишь исторический интерес.

2. Период эволюционирующей вселенной. Этот период характеризуется эволюционным переворотом в науке, который, если понимать его наиболее широко, возвел идею самопроизвольного развития материя в Абсолют. Началом этого периода можно считать работы Пьера-Симона Лапласа, показавшего, как могла самопроизвольно возникнуть Солнечная система, и как движения планет по орбитам, фактически, взаимно корректируют друг друга, а также работы Чарльза Лайеля, показавшего, как самопроизвольно развивалась Земля в течение геологических эпох. Ключевым событием этого периода, безусловно, является выход в свет книги Чарльза Дарвина «Происхождение видов». В этот период была фактически разгромлена естественная теология, построенная на «аргументе о замысле» и «аналогии часовщика». Вершиной этого периода можно считать деятельность английских теологов XX – начала XXI веков, которую мы рассмотрим детальнее.

В настоящей статье мы рассмотрим таких английских теологов, как Чарльз Коулсон, Артур Пикок, Джон Полкинхорн и Алистер Макграт. Этих авторов объединяет то, что они, одновременно, обладают серьезной естественнонаучной подготовкой и являются христианскими священниками и/или теологами. По сути, это позволяет перечисленным авторам рассматривать взаимоотношения религии и науки не только со стороны, но и изнутри.

Чарльз Коулсон (1910 – 1974), который хронологически является первым и, соответственно, старшим из рассматриваемых теологов, в строгом смысле слова профессиональным теологом не является: он не получал специального теологического образования. В то же время, он был истово верующим христианином, являлся активным членом Методистской церкви. А вот компетентность Ч. Коулсона в науке не вызывает сомнений – он занимал должности профессора теоретической физики в Королевском колледже Лондона и первого профессора теоретической химии в Оксфорде, являлся членом Лондонского королевского общества.

Одной из основных идей Ч. Коулсона, которая может быть признана достаточно важной в свете взаимоотношений религии и науки, была идея о том, что верующим не стоит пытаться объяснять то, что пока не может объяснить наука, вмешательством Бога. Чарльз Коулсон считал такой подход, условно обозначаемый термином «Бог белых пятен» (God of the gaps), вредным как для религии, так и для науки [2].

Действительно, если наука в дальнейшем все-таки находит объяснение того, что раньше не могла объяснить, то получается, что религия теряет очки и терпит поражение. Трудно не согласиться с этим мнением Чарльза Коулсона.

Но означает ли это, что христиане должны перестать интересоваться научными достижениями, что естественная теология более не нужна? С точки зрения Ч. Коулсона, ответ на этот вопрос отрицателен. Христиане должны интересоваться научными данными о природе, о мире, о Вселенной. Вот только искать Бога следует не в белых пятнах, не в пробелах, имеющихся в научном знании, а в тех красоте и порядке, которые обнаруживают ученые-естественники при исследовании мира. Именно эти красота и порядок являются, с точки зрения Коулсона, значимыми свидетельствами существования Бога.

Таким образом, Чарльз Коулсон считал, что религия и наука тесно связаны. И в связи с этим Ч. Коулсон был последовательным противником подхода к решению проблемы взаимоотношений религии и науки, в соответствии с которым религия и наука – это независимые и непересекающиеся области (примером этого подхода является концепция «непересекающихся магистерий» (non-overlaping magisteria) известного биолога Стивена Джея Гулда).

Темы, поднятые Чарльзом Коулсоном, и подходы к решению проблемы религии и науки, которые он применял, мы находим и в работах других английских теологов.

Артур Пикок (1924 – 2006) является ученым-естественником с научной специализацией «биохимик». Кандидатская диссертация А. Пикока посвящена теме подавления бактериального роста рядом химических соединений. С другой стороны, А. Пикок является англиканским священником (рукоположен в 1971 году) и имеет богословское образование, полученное им в Университете Бирмингема. Такая подготовка, безусловно, позволяла А. Пикоку на высоком уровне компетентности исследовать проблему взаимоотношений религии и науки.

А. Пикок утверждал, что сам факт эволюции, факт того, что одни виды живых организмов исчезают, а другие виды появляются, не находится в конфликте с христианской верой. Более того, он называл эволюцию «тайным другом веры». Так, в одноименной работе А. Пикок писал [6, с. 75]:

«Бог участвует в жизни материального мира… целиком, во всех ее возможностях, актуализированных и остающихся только в потенции, и продолжает поддерживать ее в бытии своей волей, реализуя одни потенции, а не другие… Бог продолжает творение посредством развертывания всех возможностей материи, которыми Он наделил ее изначально, по Им же установленным законам, и… эта актуализация возможностей запускается случайными событиями, происходящими на микроуровне».

Артур Пикок, подобно Чарльзу Коулсону, не считал, что религия и наука – это совершенно разные сферы. Напротив, А. Пикок утверждал, что наука и религия (теология) похожи, и, в частности, они описывают мир с помощью моделей. Причем и научные, и религиозные (теологические) модели имеют одни и те же свойства, т.е. являются [2]:

* частичными;

* адекватными;

* корректируемыми (revisable);

* необходимыми (necessary; человек не может не создавать моделей реальности, поскольку не может познать реальность непосредственно).

Такое восприятие человеческого познания, одинаково реализуемого, с точки зрения А. Пикока, и в науке, и в религии, соответствует концепции критического реализма (мы познаем мир опосредованно), противопоставляемого реализму наивному (мы познаем мир непосредственно).

Значимую роль Артур Пикок сыграл и в деле организации исследований взаимоотношений религии и науки. В частности, он внес большой вклад в создание таких сообществ, как «Общество рукоположенных ученых» (Society of Ordained Scientists) и «Европейское общество изучения науки и теологии» (European Society for the Study of Science and Theology), возглавлял несколько религиозно-теологических организаций.

Джон Полкинхорн (р. 1930) – это английский физик, который работал в группе Поля Дирака – одного из создателей квантовой механики. В 1968 году Дж. Полкинхорн занял должность профессора математической физики в Кембридже. А в 1979 году он оставил этот пост, чтобы стать англиканским священником. Основной сферой интересов Дж. Полкинхорна как теолога была естественная теология, которую он считал важным связующим звеном между религией и наукой.

Как и Чарльз Коулсон, Джон Полкинхорн особое внимание уделял той упорядоченности мира, которая выявляется естественными науками, и считал эту упорядоченность проявлением Божественного присутствия в мире. Подобно Ч. Коулсону Дж. Полкинхорн отвергает концепцию «Бога белых пятен».

Одним из ключевых понятий для Дж. Полкинхорна является антропный принцип (anthropic principle), в соответствии с которым слишком много параметров этого мира (физические константы и пр.) как бы специально созданы так, чтобы человек мог возникнуть. Причем дело не только в том, что этих параметров очень много, но и в том, что вариантов развития Вселенной было огромное количество. В частности, если бы в первые три минуты существования Вселенной пропорция гелия и водорода была бы иной (водорода образовалось бы меньше), вероятность возникновения не только жизни, но даже воды, была бы намного ниже [2].

С точки зрения Дж. Полкинхорна антропный принцип допускает две интерпретации [7, с. 48]:

1. Существует огромное множество Вселенных, и в одной из них множество физических параметров случайно приняли такие значения, при которых смогла возникнуть жизнь, а позже – и человек.

2. Существует всего одна Вселенная, и параметры, необходимые для возникновения жизни и человека, заданы специально Творцом – Богом.

При этом Дж. Полкинхорн подчеркивает, что первое объяснение, выглядящее, казалось бы, более научным, в действительности, ничуть не более научно, чем второе [там же]:

«Оба эти объяснения – метафизические по сути. Они идут дальше того, что наука сама по себе могла бы нам предложить. Объяснение «множества миров»

иногда преподносится как чисто научное, но на самом деле набор этих миров может быть только умозрительным, а это значительно больше того, что с чистой совестью одобрила бы здравомыслящая наука».

Джон Полкинхорн утверждает, что именно религия дает ответы на целый ряд вопросов, которые возникают в результате появления новых научных данных. В частности, это вопрос о том, почему Вселенная упорядочена, причем эта упорядоченность познаваема.

Алистер Макграт (р. 1953) по образованию является химиком. Это образование он получил в Оксфорде. Его кандидатская диссертация посвящена биофизическим свойствам клеточных мембран. А. Макграт – англиканский священник и профессиональный теолог.

Как и Джон Полкинхорн, Алистер Макграт основной областью своих исследований сделал естественную теологию. Важный вклад А. Макграта в эту область знания состоит в том, что он предложил новую, альтернативную версию естественной теологии.

Так, в соответствии с подходом, который предложил и развивает Алистер Макграт, природа – это во многом человеческий конструкт, и мы не должны искать в природе доказательств присутствия Бога, доказательств его существования, мы лишь используем естественную теологию, религиозные взгляд в качестве рамки для восприятия природы, Вселенной.

В своих работах Алистер Макграт показывает, что восприятие природы, Вселенной, через призму Откровения ничем не хуже восприятия через призму научного подхода. Действительно, можно интерпретировать антропный принцип и тонкую настройку Вселенной как уникальную цепь случайностей, как довольно длинную последовательность маловероятных событий, а можно как процесс, цели которого устанавливал трансцендентный и личностный Бог – Троица.

Из рассмотренных английских теологов Алистер Макграт является, пожалуй, наиболее ярким и публичным. В частности, он принимал активное участие в полемике с так называемыми «новыми атеистами» и, в том числе, участвовал в непосредственных дебатах с такими представителями этого мировоззрения, как Ричард Докинз и Кристофер Хитченс.

Итак, можно констатировать, что рассмотренные английские теологи, фактически, предложили альтернативный подход к интерпретации данных современных естественных наук, показали, что теологические, теистические, христианские интерпретации этих данных ничуть не менее экономичны, элегантны, непротиворечивы, чем интерпретации атеистические, по сути, возродив английскую естественную теологию в новом качестве и с учетом современного состояния естественных наук. При этом взаимоотношения религии и науки с точки рения рассмотренных английских теологов, во многом, укладываются в следующую схему: наука раскрывает ранее не известные природные явления, раскрывает законы, устанавливает факты, а религия предлагает один из способов объединения этих явлений, законов, фактов в целостное мировоззрение.


Примечание:

Показательным тут является, пожалуй, случай Исаака Ньютона: для продолжения преподавания в Тринити-колледже Кембриджа Ньютон должен был стать священником и подтвердить свою верность «Тридцати девяти статьям религии» (ключевые элементы англиканской веры), но, когда выяснилось, что целого ряда из этих статей Ньютон не разделяет, ему просто разрешили продолжать преподавание без рукоположения [5, с. 120]

Список литературы

1. McGrath, Alister E. Historical Theology: An Introduction to the History of Christian Thought, Wiley-Blackwell, 1998, 416 p.

2. McGrath, Alister E. Science and Religion: A New Introduction, 2nd Edition, Wiley-Blackwell, 2010, 262 p.

3. The Oxford Handbook of the Epistemology of Theology / Edited by William J. Abraham and Frederick D. Aquino, Oxford University Press, 2017, 720 pp.

4. Барбур, Иен. Религия и наука: история и современность. — М.: Библейско-богословский институт Св. Апостола Андрея, 2001. — 434 с.

5. Брук Дж. Х. Наука и религия: Историческая перспектива. — М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2004. — 352 с.

6. Пикок А. Эволюция — тайных друг веры. — М.: Издательство ББИ, 2013. — 375 с.

7. Полкинхорн, Дж. Наука и богословие. Введение. — М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2004. — 153 с.

Невеев Александр Борисович — студент общецерковной аспирантуры и докторантуры
им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия


Опубликовано 07.05.2018 | Просмотров: 87 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter