А.А. Федотов. Черный карликовый тигр (Часть 2)

А.А. Федотов. Черный карликовый тигр

Часть 1

Что сделал со Зверландией
Древний змей

Вскоре после выборов в стране начались перемены. Не то чтобы они произошли в один день. Но каждый день происходило что-то, изменявшее до неузнаваемости некогда прекрасную страну.

Коренным зверландцам пришлось привыкать к совершенно новой жизни. Раньше они знали, что есть Царь, который заботится о том, чтобы им было что есть и пить, во что одеваться и где жить, а все возникающие между ними недоразумения и ссоры разрешались им по справедливости без формального судопроизводства. Полицейских было очень мало, они в основном оформляли документы приехавшим из других стран; иногда им приходилось вмешиваться в конфликты граждан, но это было очень редко. Преступности почти не было; самым крупным происшествием могла стать небольшая потасовка между подвыпившими приятелями. Но ни краж, ни грабежей, ни тем более убийств или изнасилований Зверландия, находясь под властью Крылатого Льва, не знала.

Теперь же никому не стало дела до того, сыты говорящие звери или умирают с голоду. Бывшую символической плату за жилье начали поднимать понемногу, но каждые два месяца, и уже через год она стала ощутимой. Через полтора года почти никто из обычных жителей страны не мог себе позволить купить новую одежду. Зато появилась масса полицейских, прокуроров и судей. И нужно сказать, что они не зря ели свой хлеб: преступность в Зверландии благодаря массе эмигрантов из Гоблинландии, Лепреконии, Скотострании не просто появилась, а расцвела пышным цветом. А Древний змей внешне ее не одобрял: наоборот, в первый же год своего президентства он построил в стране более десяти тюрем. Правда, наполняли их в основном несчастные говорящие звери, которые из-за голода украли какую-нибудь еду в лавке, открытой приезжим лепреконом или троллем, а то и просто долго не платившие за жилье.

Ранее зверландцы были очень целомудренны. Но министр Фунь Поц по поручению президента организовал в стране работу телевидения. Особенно он придавал значение раскручиванию телепроекта под названием «Нора». Суть его была в том, что из Гоблинландии и Скотострании привезли полтора десятка полностью аморальных зверей разных пород, уже утрачивающих способность говорить и превращавшихся в бессловесных животных. Но их поселили в роскошнейшем жилье, бесплатно кормили, а их задачей было просто спариваться друг с другом, причем чем более виды зверей не подходили друг к другу, тем больше радовался Фунь Поц. Все это безобразие круглосуточно снималось на видеокамеры, и наиболее аморальные моменты транслировались на всю страну. А преподносилось это так, что любовь шире межвидовых границ, и если, например, бык и мышь полюбили друг друга, то они должны отдаться своему чувству, сметая все запреты, и неважно, если мышь умрет при этом…

Зверландия никогда не знала о проституции. А сейчас гоблины-сутенеры заманивали красивых кошечек и лисичек обещаниями шикарной беззаботной жизни в самые страшные бордели Гоблинландии, где эти несчастные умирали в среднем через полгода, но сама смерть была избавлением по сравнению с тем кошмаром, который им приходилось там пережить.

Кроме того, через два года такой жизни, сопровождавшейся постоянной телепропагандой, очень много молодых зверландок не хотели больше рожать детей, некоторые из-за того, чтобы не обрекать их на страдание, а некоторые – чтобы они не мешали их красивой жизни. И правительство Древнего змея всячески это приветствовало: стерилизация была не просто бесплатной, но прошедшие через эту операцию получали определенные и вполне существенные льготы. Как говорил в узком кругу академик Фунь Поц, его задача – чтобы через тридцать лет от прежних зверландцев осталось не более тридцати процентов.

При Крылатом Льве мало кто из зверландцев выпивал или курил. Бывали, конечно, исключения, такие, как кот Фул Энимал, но их были единицы. А по приказу правительства Древнего змея алкоголь, никотин и кокаин были объявлены социальными товарами, цены на которые регулируются правительством и которые должны быть общедоступны. Но при этом коренные зверландцы, попавшие в какую-либо зависимость, всячески просмеивались, чтобы вселить в населявший Зверландию народ чувство собственной неполноценности. По телевидению многократно транслировался сюжет, в котором кот Фул Энимал, у которого не хватило денег даже на самые дешевые сигареты, схватил в рот кусок своих засохших экскрементов и бегал с ним, уверяя, что, по крайней мере, на вкус это практически то же самое, что и его обычное курево. После этого телевидение выдало ему годичный купон на бесплатные выпивку и сигареты, и он по телевизору заявил, что наконец-то у него настала чудесная жизнь.

Древний змей придавал также большое значение тому, чтобы в Зверландии сформировалось гражданское общество. А смысл в этот термин вкладывался следующий. Помимо разветвленной сети государственных силовых структур, возникла такая же разветвленная сеть негосударственных организаций, имеющих в своем распоряжении отдельных вооруженных солдат, а иногда и целые формирования, которые использовались при переделе собственности, сфер влияния. Как говорил академик звероящер Фунь Поц, это показывает высокий уровень культуры и гражданственности новых зверландцев, которые без вмешательства государства решают порой самые сложные вопросы. Жертвы, которые этому сопутствуют – просто издержки, неизбежные в таком важном проекте, как строительство нового мира свободы и процветания.

К концу третьего года правления Древнего змея казалось, что Зверландия скоро погибнет и дни ее сочтены.

Каким стал Черный карликовый тигр

За эти годы Черный карликовый тигр сильно изменился. Он почти не расставался с фляжкой с разбавленной водой валерьянкой, из которой через небольшие промежутки времени делал небольшой глоток. Первые два года ему платили приличную зарплату, поэтому нужды, в которую оказался ввержен народ, бывший премьер-министр на себе не ощущал. Но со стороны он видел, что все делается совсем не так, как мечталось ему. Черный карликовый тигр пытался встретиться с Древним змеем, но тот его не принял. Тогда он попробовал ему написать и получил издевательский ответ, что еще один подобный глупый совет – и советника придется уволить, естественно, без содержания. От бессилия Черный карликовый тигр начал все больше выпивать.

Желтая Кошка теперь уже с тоской вспоминала времена, когда ее муж был постоянно на работе и постоянно кому-то помогал. Тогда ведь они не знали ни в чем нужды. Более того: тогда Желтая Кошка имела практически все, что хотела, только не умела этого ни ценить, ни даже замечать. А сейчас ей приходилось нелегко. Когда-то она целыми днями пилила мужа, не стесняясь в выражениях, а теперь он, напившись, начинал говорить ей всякие гадости. Про каждый недостаток жены пьяный Черный карликовый тигр находил что сказать. Он сравнивал ее с ее же подругами и говорил, что жалеет, что связался с ней и прошел мимо таких красавиц. Он обвинял ее в неумении вести хозяйство, отобрал все деньги, которые тратил на дорогую выпивку, а Желтой Кошке теперь порой не хватало не только на украшения или наряды, но и на самую простую еду. Когда же она пыталась об этом сказать, муж кричал, чтобы «негодяйка не смела считать чужие деньги в чужом кармане». Черный карликовый тигр постоянно попрекал жену тем, что она не работает.

Он пристрастился смотреть телевизор; особенно ему стала нравиться программа «Нора». Чем больше времени продолжалась такая жизнь, тем более бывшему Черному Коту она нравилась. Ему стало казаться, что и вокруг все хорошо, что говорящим зверям так и надо, они сами выбрали такую жизнь.

А Древний змей с огромным удовольствием наблюдал за тем, как исчезает день за днем защита, данная Крылатым Львом тому, кого он, Крылатый Лев, назвал надеждой на спасение Зверландии.

Через два года, несмотря на советы осторожного Фунь Поца не делать этого, президент уволил Черного карликового тигра с должности советника.

– Не стоит так поступать, – говорил звероящер. – Сейчас он не имеет ни в чем нужды, он постоянно находится в измененном состоянии сознания, и ему кажется, что все так и должно быть. Но стоит ему прочувствовать на своей шкуре, как плохо живется другим, да если еще он при этом протрезвеет, то не захочет ли он изменить себя? Не опасно ли это будет для нас?

– Глупости! – отмахнулся Древний змей. – Не в моих правилах покупать за рубль того, кто стоит копейку. Он уже дошел до черты, возврата из-за которой нет. Но ты прав, что отбирать выпивку у него не стоит. Нельзя и лишать его крыши над головой и телевизора, а то вдруг он задумается.

И лишенному зарплаты Черному карликовому тигру согласно подготовленному Фунь Поцем указу о котоскотах стали выдавать бесплатную выпивку в любом количестве, но больше ничего. Этот указ предусматривал, что коты, которые допились до того, что их больше уже ничего не интересует, имеют право на государственную поддержку в виде бесплатного спиртного и оплаты жилья. Их жены в случае, если они не могли работать, получали звание «чмошных кошек» и право жить на подаяния. Чтобы указ не был накладен для казны, в список котоскотов, прилагаемый к постановлению правительства, вводившему указ в действие, были включены только Черный карликовый тигр и кот Фул Энимал.

Так некогда гордая и заносчивая Желтая Кошка превратилась в чмошную кошку. Ей пришлось просить помощи у тех, кому когда-то помогал ее муж. И к огромному ее удивлению, среди них нашлись те, кто, сам нуждаясь, стал ей немного помогать. И постепенно Желтая Кошка, наконец, узнала, что значит быть благодарной и как можно радоваться самым простым вещам. Ей стало стыдно за прошлое. Ночью перед тем, как заснуть, она со слезами на глазах просила прощения у Крылатого Льва:

– Какая же я была дура! Разве можно было так себя вести! Дорогой Крылатый Лев, если ты слышишь меня, то прости! Мне так хотелось бы вернуть прежнюю жизнь, но я уже не была бы прежней!

А Крылатый Лев, находясь в чертогах Великого Императора, слышал ее и сам плакал от радости. Он знал, что если Желтой Кошке вернуть все, что она имела, то она вновь станет такой же заносчивой, гордой и всем недовольной. Но то, что сердце ее оказалось открытым для благодарности и покаяния, вселяло в Крылатого Льва надежду, что и Черный карликовый тигр сможет измениться, а значит, не все еще потеряно для дорогой его сердцу Зверландии. «Странный все-таки выбор сделал Великий Император, – думал Крылатый Лев. – Поставить судьбу целого народа в зависимость от такого, в прямом смысле этого слова, котоскота, как метко назвал его Фунь Поц!»

А Черный карликовый тигр тем временем беспробудно пил уже целый месяц и ничего бы не ел, потому что на еду денег у него не было, если бы Желтая Кошка не делила с ним пополам то, что ей удавалось раздобыть подаянием. Защита, данная Крылатым Львом, иссякла. Для Черного карликового тигра наступило время последнего и окончательного выбора, от которого зависела не только его судьба, но и судьба Зверландии.

Начало исцеления

Древний змей принял решение, что пора ему добить Черного карликового тигра, чтобы больше никто не стоял на пути к его безграничной власти над Зверландией. Он вызвал к себе Винных змеев – прозрачных существ, которые проникали в мозг, который был для этого достаточно подготовлен употреблением алкоголя или наркотиков, рисовали в этом мозгу нужные им картины, пугали того, кому он принадлежал, нередко доводили до самоубийства. При этом почти никто Винных змеев не видел, большинство зверландцев вообще были склонны считать, что их не существует. Им-то и поручил Древний змей напасть на бывшего Черного Кота.

Черный карликовый тигр накануне первый день почти полностью не пил. Он проснулся глубокой ночью от мерзкой музыки, игравшей в его голове. Страшные рожи носились перед его замутненным взглядом. «Допился!» – подумал он и попробовал опять заснуть. Но видения становились все настойчивее и страшнее.

Одна за другой пролистывались страницы жизни, каждый дурной поступок Черного карликового тигра был ведом Винным змеям, которые следили за ним с того момента, как он первый раз выпил, а теперь по поручению своего владыки предприняли на него открытое нападение.

Перед мысленным взором больного кота вставали губернатор Тигр, говорящий, что ему нет прощения, Крылатый Лев, утверждающий, что Черного Кота больше нет, а Черный карликовый тигр – его враг; смутно мелькал Великий Император, изрекавший, что не видит смысла в такой никчемной жизни… И тут же вставал Древний змей, шипящий, что нужно всего лишь выпить яд, и все будет хорошо. Сразу вставала картина дворца, в котором будет припеваючи жить Черный карликовый тигр, множество слуг, всевозможные почести…

Но больной кот превозмог все это и твердо сказал: «Нет!» Тогда перед его глазами поплыли, как кадры кинохроники, многочисленные картинки самых ужасающих страданий жителей Зверландии. И все они проклинали Черного карликового тигра, говорили, что мучаются по его вине. Все они требовали для него кары…

Но больной кот среагировал не так, как ждал от него Древний змей. Он вдруг почувствовал, будто лопнул какой-то панцирь, сковывавший его душу. В его сердце впервые за последние годы возникло искреннее раскаяние и желание исправить все то зло, которое он совершил. И тогда кот увидел Винных змеев.

Главный из них, заметив это, сказал, что раз он их видит, то не стоит притворяться, каяться коту бесполезно, Крылатый Лев все равно его не простит, защиты у него больше нет, иначе бы он не видел Винных змеев. Он просто закончит свои дни в ветлечебнице, и все… Или, если он хочет доказать то, что предан Крылатому Льву, то пусть сейчас же откажется от имени Черного карликового тигра, выйдет из дома. Во дворе его ждут те, кто хочет его застрелить за то, что он еще не забыл Крылатого Льва…

– Да, я снова Черный Кот! – заявил тот, кто еще минуту назад был Черным карликовым тигром. И я готов погибнуть за моего друга Крылатого Льва!

И с этими словами он выскочил на улицу. Но там сквозь сумрак ночи он увидел не убийц, а почувствовал, что Крылатый Лев со своей защитой вновь рядом с ним. А Винные змеи отошли от него…

… Черный Кот в горячке лежал целую неделю после этого, а жена мужественно его выхаживала. Она поила его водой и бульоном и в первые три дня по совету Фула Энимала, считавшего себя другом Черного Кота и большим специалистом в лечении подобных болезней, давала ему немного вина. И уже на четвертый день ее муж стал приходить в себя, смог что-то поесть и сказал, что больше не выпьет ни капли спиртного. А на пятый день он попросил прощения у Желтой Кошки. Сказал, что вместо того, чтобы быть его Тигряшей, которая ничего не делает и которую балуют, она от его карьеры, о которой мечтала, нажила себе одни несчастья и неприятности. Но теперь все изменится.

А Древний змей страшно злился: Черный карликовый тигр не просто не погиб, а вновь стал Черным Котом и вновь получил защиту Крылатого Льва. А между тем трехлетний срок его президентства подходил к концу.

Новая работа Черного Кота

Протрезвев и начав оправляться от болезни, Черный Кот понял, что им с женой катастрофически не на что жить. Желтая Кошка, отвыкнув от хорошей жизни, надеялась, что стоит мужу придти в себя, как в их семью вернется достаток.

Но все было не так просто. Древний Змей постарался, чтобы Черного Кота не взяли ни на какую нормальную работу, ему приходилось перебиваться случайными заработками, которых кошачьей семье едва хватало на еду и оплату жилья – как только кот перестал пить, сразу же в отношении его перестала действовать льгота, предусмотренная для котоскотов. Работать приходилось за символическую плату с утра до вечера, но Черный Кот не унывал. Он видел в этом не только начало своего исправления, но и свою приобщенность к судьбе народа Зверландии.

Пока ему не приходило в голову, как он может исправить то, что произошло со страной по его вине. Для начала Черный Кот решил облегчить жизнь Желтой Кошке. Она была недовольна тем, что муж работает с утра до вечера, а достаток так и не вернулся в их дом, но вслух этого не высказывала. В конце концов, ей не нужно было больше побираться, и она никогда теперь не голодала: простая недорогая еда в их доме не переводилась, так что кот, к неудовольствию жены, даже немного подкармливал голодных соседских котят.

– Нам самим нечего есть! – недовольно говорила она ему. – Мы сами нищие, это нам должны помогать! Не мы этих котят наплодили, с какой стати я должна отдавать им последнюю еду?

– Не последнюю, – мягко поправлял ее кот. – И когда ты была действительно нищей, то тебе помогали – вспомни, ты сама мне об этом рассказывала. А сейчас у нас есть не излишки, но все же хоть что-то, чем мы можем поддержать тех, кто в отчаянном положении.

Желтая Кошка надувалась, но не знала, что возразить. Действительно, к ее большому удивлению, совсем бедные по ее понятиям говорящие звери много раз помогали ей в благодарность за то, что раньше делал им Черный Кот.

– Вот видишь, – дождавшись, когда жена успокаивалась, заключал он, – ничто доброе, сделанное нами, не пропадает. Но, к сожалению, и ничто злое… – тут он горестно вздыхал. – Поэтому мы должны спешить делать добро, пока у нас есть к этому возможность.

Сначала соседи и те, с кем приходилось выполнять нехитрую работу, а затем все больше зверландцев стали замечать перемены, происходившие в Черном Коте. Он не мог помогать им так, как делал это, когда был заместителем губернатора, но все знали, в каком отчаянном положении он совсем недавно находился и как до сих пор ему сложно жить. Поэтому самая небольшая помощь, которую кот оказывал им сейчас, воспринималась как что-то особое. В Зверландии уже почти разучились поддерживать тех, кому плохо. Нужно сказать, что Желтая Кошка не зря удивлялась тому, что ей помогали. Зверландцы становились жестокосердными, неблагодарными и оправдывали это тем, что плохо живут. А сейчас Черный Кот начал давать им пример того, что можно даже среди жизненных трудностей помогать тем, кому еще хуже.

Это совпало с тем, что близился конец президентства Древнего змея. И в народе стали поговаривать, что, возможно, скоро вновь в страну вернется Крылатый Лев. Разумеется, все это не могло понравиться президенту. Но сделать коту прямо он ничего не мог, потому что к тому вернулась защита Крылатого Льва. Поэтому решено было действовать по-другому.

Однажды в дом Черного Кота постучали. Когда он открыл, то увидел какого-то непонятного, но очень важного зверя.

– Меня зовут господин Бобровыхухоль, – представился тот. – У меня к вам важный разговор.

Кот с подозрением относился к таким непонятным зверям, происшедшим от скрещивания разных видов. Они не вызывали у него доверия, так как он считал, что им передались пороки их родителей, пошедших вопреки установлениям природы.

– Вы считаете, что дети ответственны за ошибки своих родителей? – поймал его взгляд Бобровыхухоль. – Поверьте, я не только не разделяю их отношения к подобным экспериментам, но даже сам не завел семью, чтобы не заставлять явиться в этот мир новых невинных страдальцев…

О том, что главной причиной отсутствия семьи было пристрастие к экспериментам намного худшим, чем тот, результатом которого он стал, Бобровыхухоль промолчал, поэтому Черный Кот проникся к нему сочувствием, хотя сочетание слова «господин» со словом «Бобровыхухоль» и казалось ему необычайно смешным. Но это ладно, а как можно осуждать кого-то за поступки другого?

– Я являюсь представителем одной транснациональной корпорации в этой стране. Мы с интересом следим за вашей деятельностью – политической и общественной. Зная, в каком отчаянном положении вы сейчас оказались, руководство нашей корпорации хотело бы поддержать вас, чтобы вы имели возможность не растрачивать свои силы на бесполезную неквалифицированную работу. Я имею поручение предложить вам сотрудничество.

– В чем оно будет заключаться?

– Нас интересовал бы ваш взгляд на причины современного кризиса в стране и пути выхода из него. Это просто анализ, который, может быть, будет выпущен в виде книги за границей. Одновременно для вас это возможность сформулировать ваше видение этого вопроса, ведь вы наверняка об этом думаете. Мы готовы очень хорошо оплатить вам эту работу, – и Бобровыхухоль назвал сумму, которая Черному Коту и не снилась, даже когда он был премьер-министром.

– А не будет проблем с президентом? – спросил он, уже прикидывая, как мог бы с пользой употребить эти средства.

– Нет, он считается с нашим международным статусом, мы полностью независимы от местного правительства.

– Кому я буду подчиняться?

– Никому, естественно. Лишь раз в месяц вы будете передавать мне то, что успели написать, и получать ту сумму, которая была озвучена.

– Так это не за всю работу, а ежемесячно! – чуть не сказал вслух кот, но сдержался и произнес только, что согласен, но его интересует, кто стоит во главе корпорации.

– Вам это так важно? – улыбнулся Бобровыхухоль. – Я знаю не больше вас. У меня также есть контакт только с одним представителем из Скотострании. Знаю только, что председатель правления корпорации – исключительно влиятельное лицо, но и все. Знаю, что они всегда вовремя платят и не спрашивают ничего сверх того, о чем договорились. Разве этого не достаточно?

– Действительно, достаточно, – согласился Черный Кот и, не раздумывая больше ни минуты, подписал контракт.

… Бобровыхухоль не врал, что ничего не знает о руководстве корпорации, имевшей отделения в пятидесяти странах. Он был в самом низу пирамиды, во главе которой стоял Древний змей. Зачем в стране, находившейся под его непосредственным контролем, было держать представителя, который бы что-то собой представлял? И, разумеется, решение о поддержке Черного Кота было принято не из соображений жалости. Через три месяца заканчивался срок его президентства, поэтому Древний змей хотел досконально знать, что на уме у того, кого опять начал считать главной угрозой своей власти.

Благодаря придуманному ходу с работой в корпорации не нужно было ни шпионить, ни выдумывать хитростей: зная Черного Кота, можно было быть уверенным в том, что он сам добросовестнейшим образом все о себе подробно распишет. Была надежда и на то, что, впервые став богатым, кот привяжется к материальным благам, и ему будет не до нужд зверландцев.

 Кот-обличитель

У Черного Кота после встречи с Бобровыхухолем появились деньги, на которые он мог удовлетворить любую прихоть жены, но мог и помочь сотням нуждающихся зверландцев. Кот решил, что нужно поступить так, как он поступал всегда раньше. В течение дня он купил домой все необходимое на месяц и несколько недорогих подарков Желтой Кошке, а остальные деньги направил на помощь горожанам, находившимся в самом отчаянном положении.

Сотни благословений, которые Черный Кот услышал за это день, уравновесились сотнями проклятий Желтой Кошки, которыми она его осыпала, узнав, какие средства прошли мимо нее. Впрочем, подумав, она успокоилась: во всяком случае, сейчас ей было все же неплохо жить, тем более, что впервые за последние годы муж купил подарки.

А кот привык не обращать внимания на вопли жены: если бы он вслушивался во все то, что она говорила, то давно сошел бы с ума. Его волновало теперь, как лучше исполнить работу, аванс за которую был уже потрачен.

Черный Кот сел с пером над стопкой листов белой бумаги и задумался. Страна действительно гибла на глазах. Ему все это было известно не понаслышке: последние годы он тесно общался с простым народом и видел конкретное горе многих сотен семей. Алкоголизм, наркомания, проституция, воровство, грабежи, изнасилования и убийства стали обыденным явлением в стране, когда-то не знавшей ничего подобного. И кто виноват в этом? Конечно же, Древний змей и назначенное им правительство.

Кот с жаром начал описывать те ужасы, которые творятся в Зверландии, бесчинства власть предержащих и пользующихся их покровительством эмигрантов из других стран. Он ярко описывал сломанные судьбы, растоптанные жизни, украденное счастье. Какой же выход из всего этого? Ответить на этот вопрос было еще труднее.

Черный кот прекрасно понимал, что выборы при существующем режиме – всего лишь фикция: слишком прочно врезался в его память рулон туалетной бумаги, на котором он подписал выборное законодательство. Но если не выборы, то какой же есть вариант сменить преступную власть? Революция? Но именно она и была нужна Древнему змею, чтобы он мог с полным на это правом открыто применить вооруженную силу для уничтожения очень многих зверландцев.

Кот задыхался от бессилия, не видя выхода из сложившегося положения. Но тут ему пришло в голову, что напрасно винит во всем Древнего змея и его приспешников. Разве не он сам отдал им власть? Разве не он стал причиной того, что умер от горя губернатор Тигр, а Крылатый Лев добровольно отправился в изгнание? Так, может быть, не вне, а внутри себя необходимо найти причину постигших Зверландию бед?

В этот вечер, когда к нему пришли несколько десятков говорящих зверей еще раз поблагодарить за помощь, Черный Кот обратился к ним со следующими словами:

– Какая мне может быть благодарность?! Ведь это я виновник того, что происходит со страной. Но от того, что я это признаю, ничего не изменится. Народ имеет ту власть, которую он заслуживает. Наивная Зверландия однажды позволила мне сделать выбор за нее. Но сейчас ее жители уже не наивны. Нам пришлось увидеть много плохого, узнать настоящее горе и понять, что на свете есть вещи, которые хуже смерти. Но причина всего этого не только в моей ошибке, не только в произволе Древнего змея и его правительства. Каждый из вас, если заглянет в свою душу, увидит, что в ней тоже есть то, что вызвало к жизни все это зло. Нам нужно всем покаяться в том, что мы натворили за эти годы. Но не просто покаяться, а изменить свою жизнь, безжалостно выкорчевав из нее все то, что ведет нас в сторону зла. Мы должны попросить прощения у Крылатого Льва за то, как все мы поступили с ним тогда на площади, и попросить его вернуться. Это единственный шанс вернуть счастье для нашей страны.

Зверландцы слушали его смущенно. Почти никто не воспринимал серьезно то, что говорил Черный Кот. Конечно, возражать они не осмеливались, но думали, что все эти речи – просто последствие резкого прекращения пьянок и обычного в этих случаях самобичевания. Но двое из собравшихся все же подошли к коту. Это были те, кому он не просто помог, а фактически спас их – молодая лисичка, которую за долги ее родителей хотели забрать в рабство к старому Лепрекону и пожилой леопард, которого Черный Кот выкупил из долговой тюрьмы.

– Я не помню Крылатого Льва, но я вижу вас, вы меня спасли, и я вам верю, – сказала Лиса. – Если вы говорите, что нужно просить прощения у Крылатого Льва, то я готова это сделать. Я еще молода и не успела совершить в реальности ничего особенного. Но в своих мыслях я очень завидовала старшим подружкам, ставшим содержанками богатых лепреконов. И только оказавшись на грани того, чтобы упасть в эту пропасть, я одумалась и всем сердцем захотела вернуться к спокойной и чистой жизни. Мне не нужно богатство – чистая совесть и свобода дороже любого золота.

– Девочка хорошо сказала, – добавил Леопард. – Нет ничего дороже свободы. Но я не ценил ее. Когда-то я служил в полиции у Крылатого Льва, потом недолго послужил Древнему змею. Но этого «недолго» хватило, чтобы навсегда омрачить мою совесть несмываемым позором многих плохих дел. Я уже был за них наказан – умерли все члены моей семьи, и если бы не вы, господин Черный Кот, я сгнил бы в долговой тюрьме. В отличие от Лисы мне есть в чем каяться, но надеюсь, что я уже изменился. Я всем сердцем мечтаю о том, чтобы Крылатый Лев вновь царствовал над нами, и прошу его об этом.

Глядя на Лису и Леопарда, и некоторые другие – кто робко, а кто смелее – начал называть то, что тяжелым камнем уже много лет лежало на душе. И, высказав это, они чувствовали удивительное освобождение и обновление. Лишь некоторые из тех, кто собрался в этот день у Черного Кота не присоединились к всеобщему порыву покаяния, а предпочли потихоньку уйти. Но в сердце они завидовали тем, кто остался, потому что тяжесть в их душе стала еще нестерпимее.

А Крылатый Лев в этот самый момент вместе с Великим Императором видел все это, и по глазам его текли слезы.

– Могу ли я уже вернуться в Зверландию? – спросил он.

– Можешь, но пока скрытым образом, чтобы никто тебя не видел, – ответил Великий Император. – Им предстоит еще путь, который они должны пройти сами, но ты отныне получаешь власть помогать всем в Зверландии, кто призвал тебя на помощь.

И преисполненный радости Крылатый Лев полетел в свою любимую страну.

Первый отчет

За месяц уже сотни зверландцев пришли к Черному Коту, движимые желанием покаяться и попросить Крылатого Льва вернуться. Сам Крылатый Лев, правда, пока невидимый для всех, уже находился в стране. И каждый обратившийся получал от него защиту, которую раньше имел один Черный Кот.

Древний змей был в ярости.

– Все рушится на глазах! – кричал он звероящеру Фунь Поцу. – Сделай так, чтобы все считали этого кота и тех, кто к нему ходит, сумасшедшими и асоциальными элементами!

– Мы делаем все, что в наших силах, – отвечал министр. – Но что-то не дает нам причинить им реальный вред. Подосланные убийцы в ужасе бегут и потом не находят от страха слов описать представшее перед ними видение. Попытки экономического воздействия рушатся, потому что они обходятся малым и помогают друг другу. И еще: создается впечатление, что все у них как бы самой собой приумножается… Наши попытки телевизионных обращений и газетных статей становятся все менее эффективными..

– Я чувствую присутствие где-то рядом Крылатого Льва, – с тревогой сказал президент. – Пока он мне невидим, но он где-то здесь. Издалека он не смог бы защищать стольких одновременно. Хоть бы этот Черный Кот допустил какую-то ошибку, чтобы можно было его дискредитировать… Встреться с Бобровыхухолем, пусть он даст ему за этот месяц двойной гонорар, но при Желтой Кошке. Может быть, она сумеет заставить мужа потратить эти деньги на какие-то безделушки – тогда нам, по крайней мере, можно будет говорить, что он ничем не отличается от наших чиновников, да еще подкаблучник. А у народа, который находится в тяжелейшем положении, это вызовет, по меньшей мере, раздражение и недоверие. Заодно посмотрим, что за отчет он составил за месяц.

… Бобровыхухоль пришел к Черному Коту, выждав момент, когда он был вместе с Желтой Кошкой.

– А я к вам с зарплатой. Ваш отчет готов?

– Вот он, – несколько виновато протянул папку кот. К описанию бедствий страны он приписал лишь то, что видит выход из всего этого в покаянии и изменении народа. – Не знаю, насколько он вас устроит…

– Я не имею полномочий оценивать вашу работу, – возразил Бобровыхухоль. – Вот ваш гонорар, вы честно его заработали. И можете подумать еще месяц – возможно, что-то еще напишете, и это будет также оплачено. Кстати, все забываю спросить: почему вы живете в этой хибаре? Ну, впрочем, сегодняшнего гонорара достаточно, чтобы вы могли купить особняк в центре столицы и безбедно жить несколько лет.

С этими словами он пристально посмотрел на Желтую Кошку, передал Черному Коту большой конверт с деньгами и вышел.

В душе кошки происходила огромная борьба. С одной стороны, ей страшно хотелось получить особняк в центре столицы, а с другой – она понимала, что сейчас самое неподходящее время для исполнения таких желаний. Она видела, что происходит вокруг ее мужа и, как ей это ни было непосильно тяжело, считала своим долгом его поддержать.

– Купи продуктов на полгода, потому что я чувствую, что это последний твой гонорар, а остальное трать так, как считаешь правильным, – вслух сказала она и выбежала из комнаты, чтобы хотя бы выплакаться с горя об ушедшем особняке, который она уже начала считать своим, хотя и не видела никогда в жизни.

Черный Кот был очень растроган поступком жены. «Может быть, она навсегда изменилась?!» – думал он. А рядом, невидимый ему, стоял Крылатый Лев и улыбался: «Это вряд ли. Но конкретно для нее вполне достаточно и одного такого поступка в жизни».

На полученные деньги Черный Кот смог сделать столько реальных дел, спасших десятки зверландцев, что еще сотни жителей страны в этот и следующий день почувствовали реальность происходящих перемен, покаялись и призвали Крылатого Льва вернуться в страну.

Древний змей был в еще большей ярости.

– Больше никаких денег этому мерзкому коту! Хотя какое это уже имеет значение… А эта кошка – надо же, какая игра в благородство! Единственное утешение – что, может быть, она надеется, будто ее муж таким образом станет президентом, и она получит еще больше… Хотя – вряд ли. Нам необходимы свежие идеи, – обратился он к Фунь Поцу.

Провокации звероящера

Популярность Черного Кота в народе постоянно росла. А защита Крылатого Льва, невидимо для всех находившегося в Зверландии, не давала причинить никому из призывавших его какой-либо вред. Зверландцы осмелели, их встречи с Черным Котом перетекли на площадь столицы, затем он поехал и в центры других провинций страны, где его во множестве окружали говорящие звери. Они задавали вопросы по тем или иным жизненным ситуациям.

Звероящер Фунь Поц решил этим воспользоваться, чтобы подосланные им агенты-провокаторы задали такие вопросы, любой ответ на которые либо уронил авторитет кота в глазах народа, либо позволил объявить его политическим преступником.

В одном из городов к Черному Коту, продираясь сквозь толпу, подошел Старый Лис. Он сказал, что его внучку продали в один из борделей Гоблинландии. Нашлись десять смельчаков, которые с оружием в руках готовы ее спасти оттуда. Им нужно всего лишь одобрение кота, с ним они смело выполнят задуманное.

Черный Кот задумался. Он много думал о том, что нужно как-то спасти зверландок, попавших в заграничное рабство, но метод ему не нравился. Одобрив его, легко было заслужить славу террориста и международного преступника (на это и надеялся подославший Старого Лиса звероящер). С другой стороны, сказать, что пусть все так и остается, что нужно смириться – было поперек совести кота и совсем не тем, что ожидал от него услышать народ. Поэтому вслух он сказал:

– Я соболезную вам. Но это сложная проблема, которую нужно решить не так, как вы предлагаете. Необходимо спасти не только вашу внучку, но и всех остальных, оказавшихся в такой ситуации. Однако сделать это мы сможем лишь после того, как в страну вновь вернется Крылатый Лев. Его сил будет достаточно, чтобы освободить всех, кто мучается сейчас в рабстве в далеких странах. Наши же силы пока очень малы. Если мы пойдем по предложенному вами пути, то нас просто объявят преступниками и уничтожат.

В другой раз к Черному Коту подошел молодой Сокол.

– Я снайпер, – сказал он. – Ваше слово, и я застрелю Древнего змея. Мне известно место, с которого открывается прекрасный обзор на его резиденцию, он станет легкой мишенью.

Черный Кот знал, что Древнего змея невозможно ни застрелить, ни уничтожить каким-либо еще способом. Да если бы и было возможно – разве допустимо пытаться что-то доброе строить, прибегая к террору? И нужно ли говорить народу о неуязвимости президента, не напугает ли это многих? А без правды невозможна победа.

– Мы не террористы, – вслух сказал он. – И всякий, прибегающий к подобным методам, готовит себе такой же конец. Все возвращается в этом мире. Мы должны понимать, что для всех попыток причинить ему вред Древний змей неуязвим. Попытка сделать то, что ты предложил, только увеличит его силы. Лишь Великий Император и получивший от него силу Крылатый Лев имеют власть заточить его в темницу, чтобы он больше не правил нами. Но для этого мы должны измениться и стать достойными того, чтобы нами правил Крылатый Лев.

В третий раз к Черному Коту уже наедине подошел Бобровыхухоль и сказал, что транснациональная корпорация, которую он представляет, готова полностью профинансировать президентские выборы кота, имеющего в случае мощной финансовой поддержки большие шансы на победу.

– Вы не понимаете простой вещи, – улыбнулся Черный Кот. – В этой стране действуют иные законы. Выбор совершается не на брошенных в урну клочках туалетной бумаги, а в сердцах зверландцев. Мы получим ту власть, которой достойны. И думать, что простой кот вроде меня реально может править страной – наивно и глупо. Я могу лишь выполнять то, в чем чувствую свое предназначение. Но я не могу дать ни счастья, ни мира и безопасности Зверландии. Это может сделать только Крылатый Лев, появления которого в стране я с нетерпением жду, чтобы лично попросить у него простить меня и вернуться править нашей страной!

А Крылатый Лев в это время стоял за спиной Черного Кота и благословлял его.

Возвращение Государя

К моменту окончания президентского срока Древнего змея столько зверландцев получили защиту Крылатого Льва, что Черный Кот смог настоять, чтобы выборы президента прошли на той же площади, где совершилось изгнание Царя. Фунь Поц пытался доказать, что с юридической точки зрения это полностью несостоятельно, но даже Древний змей отмахнулся от него. Жители Зверландии должны были вновь сделать свой выбор, но теперь никто не мог им помешать.

Опять был сооружен большой помост, на котором в этот раз стояли только двое – Черный Кот и Древний змей. Казалось, что на площадь столицы пришли все жители страны, в общем-то, не очень густонаселенной. Но сейчас на площади и в нескольких кварталах от нее невозможно было пройти – десятки тысяч зверландцев стояли, тесно прижавшись друг к другу, и ждали, какой будет их дальнейшая судьба.

Первым к народу обратился президент. Магическая сила его глаз ослабела, но взгляд еще мог вызывать неописуемый ужас.

– Так неужели все считают, что я плохо правил этой страной? Неужели есть те, кто не боится открыто стать моим врагом? Неужели вы не знаете, как я поступаю со своими врагами? – шипел он.

Но Черный Кот смело перебил его:

– Так же, как и с друзьями. Сейчас не время для запугиваний, пришло время каждому сделать свой выбор. И я предлагаю сегодня не выбирать нового президента, а встать всем на колени и попросить Крылатого Льва простить нас и вновь стать нашим царем.

Поднялся неописуемый шум и гвалт, который устроили гоблины и карликовые динозавры. Однако кот, невзирая на это, опустился на колени; его примеру последовали более половины собравшихся. И от их имени он воззвал к Крылатому Льву.

А тот стоял рядом с Черным Котом, невидимый для всех, но оберегающий тех, кто к нему обратился. И когда раздалась нестройная мольба тысяч голосов, зверландцы увидели, наконец, Крылатого Льва. Увидел его и Древний змей. Он был бессилен против этого соперника и мог только молча с ненавистью смотреть на него.

А Крылатый Лев обратился к народу:

– Я рад тому, что вы изменились, дети мои. Вам пришлось пройти через многие испытания и лишения, чтобы вы научились ценить то, что имеете. Сколько тех, кто не дожил до сегодняшнего дня! А сколько тех, кто томится в рабстве в чужих странах! Но многих из первых Великий Император забрал в свои Чертоги, а вторые сегодня стали свободными, потому что благодаря вашей молитве я получил власть помочь им.

При этих словах словно туча накрыла небо. Это сотни огромных орлов принесли на своих спинах освобожденных ими в Гоблинландии, Скотострании и Лепреконии рабов-зверландцев. Сколько тут радости было у их родных!

Затем Крылатый Лев обратился к тем, кто поддерживал Древнего змея:

– Я даю вам выбор – остаться жить здесь по моим законам или перебраться в те страны, где царят законы, более понятные вам.

Большинство лепреконов, гоблинов, мутантов, динозавров, звероящеров, крокодилов и крыс решили стать эмигрантами. Им разрешено было взять все свои сбережения, в том числе продать дома или получить за них денежную компенсацию от государства, но под конвоем огромных орлов они должны были в трехдневный срок покинуть страну. Те же, которые остались, захотели попробовать, как можно полностью измениться и жить по-новому – не в постоянных злобе и страхе, а в спокойствии и радости.

– У вас начинается новая жизнь, – обратился Крылатый Лев к зверландцам. – Вы забудете о голоде, нужде и тяжелых болезнях, о преступности и страхе. Но для этого вы должны будете забыть и о своих пороках, которые овладели вами, а это будет очень сложно. Но сделать это необходимо, потому что третьего шанса начать все сначала может не быть.

Потом Царь повернулся к Древнему змею:

– У нас опять появится единственный политический заключенный.

– А я не могу уйти в другую страну? – спросил тот.

– Нет, потому что и ты и я связаны со Зверландией, ты же знаешь это. Ты мог уйти, пока был президентом, но сейчас опять станешь узником. А очень многих из тех, кого ты бросил в темницы за надуманные преступления, я сегодня же освобожу.

После этого Крылатый Лев пристально посмотрел на Черного Кота. Тот сник под его взором и низко опустил голову.

– Ну, полно тебе, – дружески сказал ему Царь. – Да, ты стал виновником многих бедствий в этой стране, но ты же послужил и ее спасению. Поэтому я не буду тебя ругать. Более того: страна другая, теперь в ней нужен премьер-министр. Ты ведь уже имеешь опыт подобной работы, не правда ли? К тому же президентский дворец теперь стал как бы ни к чему – я не привык к таким жилищам, а Желтая Кошка будет довольна, она ведь всегда мечтала о дворце?

Крылатый Лев испытующе смотрел на кота и на его жену, которая, когда он обратился к ней, вышла из толпы и встала рядом с мужем.

– Я не хочу власти, я хочу только вновь служить народу, как делал это, когда был заместителем губернатора Тигра, – сказал Черный Кот. – Поэтому мне дворец не нужен, я должен не упиваться своим величием, а быть рядом с теми, кому трудно. Впрочем, моя жена должна еще высказаться, ведь это ей дворец предложили…

Но Желтая Кошка обняла Крылатого Льва и заплакала:

– Зачем нам дворец, когда в нашей душе есть мир и счастье! Правда, трехэтажный дом вместо хибары, в которой мы живем, не помешал бы, но ведь не в этом же смысл жизни!

Царь весело засмеялся:

– Я думаю, что уж трех или даже четырехэтажный дом для премьер-министра – это не роскошь, а свидетельство его статуса. Ты что-то хотел спросить? – обратился он к Черному Коту, увидев, что его что-то мучает.

– Не знаю даже… – замялся тот. – Если я буду премьер-министром, то можно я буду носить парик и камзол?

– Ну, конечно, – ответил Крылатый Лев и засмеялся еще веселее.

– Нет, если нельзя, я же не настаиваю, – совсем стушевался кот.

А Царь продолжал смеяться. Перед ним были вновь его милые зверландцы – искрение и забавные в своих недостатках, но любящие и верные, готовые преодолевать свои самые сильные желания, если это будет необходимо. И в Зверландии вновь воцарилось счастье.


Опубликовано 16.09.2015 | Просмотров: 143 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter