«Православия светильник, Церкви утверждение и учитель…»

«Православия светильник, Церкви утверждение и учитель…»

26-27 марта 2016 года, в Неделю вторую Великого поста, которую  Святая Церковь посвятила памяти выдающегося подвижника и богослова Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского, в храмах Санкт-Петербургской Духовной Академии  прошли богослужения. Всенощное бдение и Литургию в храме апостола и евангелиста Иоанна Богослова совершил ректор академии архиепископ Амвросий.

За всенощным бдением Его Высокопреосвященству сослужили: иеромонах Марк (Святогоров), проректор по воспитательной работе; иеромонах Геннадий (Поляков); священники Александр Кузнецов и Глеб Санюк; иеромонахи Сергий (Иванов) и Афанасий (Букин); священник Александр Аникин; иеромонахи Кирилл (Порубаев) и Филипп (Балиниу); протодиаконы Кирилл Журавлев; диаконы Герман Ранне, иеродиакон Димитрий (Кубеция), диакон Антоний Афанасьев.

«Православия светильник, Церкви утверждение и учитель…»

После чтения кафизм с проповедью к присутствующим обратился студент II курса церковно-практического отделения Алексий Колесников.

В воскресный день за Божественной литургией архиепископу Амвросию сослужили: архимандрит Софроний (Смук), протоиерей Дмитрий Мошкин, секретарь Кемеровской епархии, настоятель храма Казанской иконы Божьей Матери города Кемерово; иеромонах Марк (Святогоров), проректор по воспитательной работе; иеромонах Геннадий (Поляков); священник Александр Кузнецов; иеромонах Сергий (Иванов), Афанасий (Букин); священник Александр Аникин; иеромонахи Кирилл (Порубаев) и Филипп (Балиниу); протодиакон Кирилл Журавлев и диакон Герман Ранне; иеродиакон Димитрий (Кубеция); диаконы Антоний Афанасьев и Григорий Борисов.

За богослужениями пели смешанный хор под управлением монахини Ксении (Каньшиной) и женский хор под управлением Лидии Масловой.

«Православия светильник, Церкви утверждение и учитель…»

После запричастного стиха проповедь произнес учащийся II курса церковно-исторического отделения чтец Игорь Коломийчук.

По окончании богослужения архиепископ Амвросий обратился к молящимся с архипастырским словом:

«Бывают в жизни особые, даже святые события, которые совершаются как бы не в свое время. Таким событием было, например, перенесение мощей преподобного Серафима Саровского. В эти дни, по его пророчеству, люди не удержались и среди лета запели пасхальные песнопения – так исполнилось его слово о том, что среди лета запоют Пасху. В нынешний мартовский день мы переносимся к девятнадцатому августа, когда Святая Православная Церковь празднует Преображение Господне. И это мысленное перенесение совершается именно потому, что мы сегодня празднуем день памяти святителя Григория Паламы архиепископа Фессалоникийского.

Святой Григорий был из тех архиереев, которые стремились к уединению, и для которых келья и книга были вожделенными, а общественные амвоны, рукоплескания и слава были совсем уж тяжелыми и трудными. Но именно для того, чтобы исполнить волю Божию, и чтобы принести пользу людям и Святой Церкви, они, вопреки своему внутреннему устроению и желанию, брали на себя это крестоношение. И это крестоношение для них становилось особо тяжким. Но тяжесть эта умножалась еще и тем, что во времена святого Григория Фессалоникийского архиереи часто отправлялись в ссылки, подвергались гонениям и унижениям. Архиерейское служение не образно, а напрямую было настоящим исповедничеством. 

Можно привести много разных примеров из жития святого Григория, которые бы нас удивили и изумили, но главным делом его жизни стало учение о Фаворском свете и о нетварных Божественных энергиях. Мы переносимся на Фавор и соприсутствуем вместе с апостолами Петром, Иаковом и Иоанном там, где Христос открывается человеческому взору так, как обычный глаз даже не может воспринять. Именно событие Преображения стало главной точкой разделения между Западом и Востоком, с его православным пониманием этого события, которое впоследствии сформулировал святитель Григорий Палама и которое всегда существовало в Предании Церкви, но не было никогда зафиксировано, а лишь передавалось из уст в уста как предание, как некий образ жизни. Преображение Господне стало тем местом, вокруг которого впоследствии ломались копья. Варлаам – оппонент святого Григория – говорил о том, что то, что видели ученики на Фаворе был благодатный, освященный Богом, но тем не менее тварный свет, что все то, что они видели есть то же самое творение, которое мы наблюдаем в обычной, земной жизни. Однако святой Григорий говорил по-другому. Он учил о том, что тот свет не есть тварный, что это есть Божественные энергии, исходящие от Самого Бога. 

Для чего ученики Господа видели этот свет? Почему Он преобразился перед ними, а точнее не Он Сам преобразился, но дал возможность ученикам, открыв им особое зрение, увидеть свет и славу Божества? «Слава Божия осветила Иерусалим Небесный и светильник его – Агнец», – говорит, присутствовавший при событии Преображения, святой апостол и евангелист Иоанн Богослов (Откр 21:23). «Есть некоторые, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие», – именно этими словами Господь готовил своих учеников к всеславному Преображению (Лк 9:27). Это событие на Фаворе есть зрение Царствия Божия уже здесь, на земле, но лишь в доступном для человека зачатке. Этого зрения сподобились и преподобный Серафим Саровский, и преподобный Иов Почаевский из пещеры которого, где он молился и совершал свой монашеский подвиг, иногда выходили языки пламени, которые не обжигали. Этого зрения сподобился и преподобный Сергий Радонежский, который стоял в огне и причащался огнем, сходящим в потир во время совершения Божественной Евхаристии. Это зрение, которое дано человеку, чтобы, насколько возможно, уже в этом видимом, земном и временном мире вкусить Царстве Божие, Его благодатью проникающее сюда на землю через чистоту сердца.

Преображение Господне придает смысл всей нашей жизни. Смысл, который заключается в одной единственной цели – обожении. Именно об этом говорил и писал впоследствии святитель Григорий Палама. Святой апостол Петр говорит: «Дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества» (2 Пет 1:4). Присутствовавший вместе с Ним на Фаворе апостол Иоанн говорит: «Мы будем подобно Ему, потому что увидим Его как Он есть» (1 Ин 3:2). И потом, как бы перефразируя его слова, известный подвижник, почти наш современник, архимандрит Софроний (Сахаров) говорил о данной человеку возможности видеть Бога, как Он есть. 

К сожалению, праздник Преображения Господня, который так почитается у нас, в Восточной Православной Церкви, абсолютно сведен на нет в Церкви Западной. Он сведен к чему-то локальному, почти что неощутимому и не присутствующему в литургическом круге жизни Католической Церкви, и тем более в жизни западных протестантских общин. Учение святителя Григория там называется ересью и пропасть в мировоззрениях между Западом и Востоком становится практически непреодолимой. Запад избрал путь интеллектуализма. И именно из этой точки Запад и Восток пошли разными путями. Запад говорит, что благодать Божия есть лишь некое умозрительное представление о Боге. Православная Церковь учит другому: благодать Божия – это реальные нетварные Божественные энергии, которые приходят в этот мир и оживотворяют все вокруг. 

Запад положил главной ценностью своего служения именно рассудок и заменил им веру и благодать. Мы же в течение многих столетий впитывали это западное понимание, которое влияло на наше богословие и на нашу жизнь. Именно поэтому исихия и умное делание не находили себе места в Духовных академиях и семинариях, а ютились, подчас, в скромных обителях, где от поколения к поколению не через книги, а именно от человека к человеку передавался этот опыт обожения, опыт лицезрения нетварных Божественных энергий. Очень печально, но многие столетия выпускники Духовных академий и семинарий, иереи и архиереи исправно праздновали день памяти святого Григория Паламы и ничего не знали о его учении. И тем более —  опытно не прикасались к тому, чем жили монахи в святых обителях. 

Расхождение между Западом и Востоком — это полярность интеллектуализма и праведности, различие между  начатком изменения природы и подлинной святостью. Однако мы должны быть очень осторожными. И если мы критикуем Запад, то прежде всего в самих себе должны изжить влияние Запада и его последствия. Но при этом мы должны хорошо помнить, о том, что, во-первых, не все, кто считает себя православными, причастны Божественной благодати. Исповедание веры – это всего лишь указание пути. Но мало указывать правильный путь, важно идти по нему. И если всего лишь знать, что такое правильный путь, но не идти по нему, то невозможно прикоснуться к Божественной благодати и быть причастником Фаворского света. 

И второе, о чем мы тоже должны знать. Западный путь размышлений, путь предпочтения ума, не есть путь абсолютного тупика. Мы не можем пренебрежительно относиться к знанию.  Святой Григорий Палама, был образованным человеком, изучал Аристотеля. Когда однажды при дворе он выступал со своим пламенным словом, то слушавшие его сказали о том, что сам Аристотель рукоплескал бы этому ритору. Святитель Григорий Палама не отрицал образования, книжности и способности ума приникать в вещи этого мира. Но в отличии от Запада он не делал интеллектуальные способности человека идолом. Согласно восточному пониманию ценности образования и силы интеллектуальных способностей, он говорил о том, что это все нужно, но все это имеет определенные границы. Границы, которые оканчиваются здесь, в этом мире. А за ними начинается все то, что подлежит уже принципиально новому опыту. Опыту, который познается вовсе не умом и перед которым любые интеллектуальные способности просто замолкают. 

Поэтому мы должны помнить о том, что главная наша цель – это обожение. Наша цель – напитаться благодатью Святого Духа, которая приходит в нашу жизнь, и дар прихода которой дается каждому человеку, способному сделать шаг навстречу этой Божественной благодати. А уже в жизни будущего века ее действия откроются так, как мы здесь не можем даже сказать, не можем даже помыслить и представить себе. Но это видение Бога как Он есть, в вечности, обязательно откроется во всей своей полноте человеку, стремящемуся к благодати и к обожению в этом мире».

«Православия светильник, Церкви утверждение и учитель…»

В храме Двенадцати апостолов всенощное бдение накануне воскресного дня совершил священник Андрей Парафенюк в сослужении иеромонахов Варфоломея (Магницкого) и Феодосия (Желновачева), иеродиаконов Владимира (Палибрка) и Алексия (Дурнева).

«Православия светильник, Церкви утверждение и учитель…»

Литургию в воскресный день совершил иеромонах Феодосий в сослужении иеромонаха Варфоломея и священника Бориса Ермакова, клирика Урюпинской епархии, и иеродиаконов Владимира и Алексия.

«Православия светильник, Церкви утверждение и учитель…»

Пел мужской хор под управлением студента 4 курса бакалавриата Марка Качанкина.

О святителе Григории Паламе

Празднуя память святителя Григория Паламы во вторую неделю Великого поста, в то время как на Первой неделе празднуется Торжество Православия, Святая Церковь оценивает деятельность святителя подобно второй победе Православной веры, тем самым свидетельствуя о значении его трудов для Вселенского Православия.

Святитель Григорий родился в конце XIII века в благочестивой аристократической семье. Его отец, Константин Палама, был сенатором императора Андронника II, при дворе которого Григорий получил воспитание и образование. Около 1316 г. Григорий решается оставить мир и стать монахом. Местом подвигов он избирает Афон, который в XIII веке уже стал широко известным духовным центром православного монашества, а также, благодаря научным богатствам монастырских библиотек, одним из важнейших интеллектуальных центров православного мира. На Афоне получил не только духовное воспитание, но и глубокое интеллектуальное образование в патристике и других богословских предметах.

«Православия светильник, Церкви утверждение и учитель…»

На Афоне Григорий следует практике исихастов – делателей Иисусовой молитвы. Традиция Иисусовой молитвы восходила к первым египетским монахам (конец III в.), к Евагрию Понтийскому (IV в.), к преп. Иоанну Лествичнику (VII в.) и к преп. Симеону Новому Богослову (948-1022). Впоследствии она раскрывается в трудах и жизни преп. Никифора Исихаста (XIII в.).

В то время через своих учеников Григорий получает несколько трактатов Варлаама Калабрийца, ученого-богослова, получившего образование в латинских странах, но в противоположность Западному богословию жестко и решительно выступавшего против схоластических методов в богословии и любых попыток рационального познания Божества. Он был приверженцем и проповедником крайнего апофатического богословия, отрицающего любую возможность для человеческого разума постичь Божественные тайн, так как это познание предполагает единение с самой сущностью Божества. Варлаам отвергал способность человека к богопознанию, так как, по его мнению, причастие Божеству невозможно. В своих сочинениях калабриец нападал не только на Западных схоластов, но и на Восточных подвижников, в особенности исихастов, считая их молитвенные практики безумными и бессмысленными, а цель недостижимой.

Однако Григорий решительно восстал против такого взгляда. Опираясь на огромный святоотеческий опыт, он написал несколько трудов, где доказал, что Бог может открываться людям и как человек может стать причастником Божества. Григорий писал, что человек является единым целым, единством духа, души и тела. При этом дух человека неотделим от жизни Самого Бога – от Духа Святого. Если человек отказывается от этого природного, естественного родства с Богом, то он подвергает себя смерти, теряет свою человечность. Ипостась Логоса принимает на себя человеческую природу, умирает, а затем воскресает из мертвых. Человеку открыто и нравственное учение, но достигнуть его человеческими силами невозможно. Спасение дается нам лишь через причастие Христу.

Но что это за причастие? Причастие чему? Божественной природе? Или чему-то иному? Некоторые, отвечая на этот вопрос, утверждали, что человек действительно причащается Божественной природе, Божественной сущности. Св. Григорий Палама отвечал, что мы причащаемся особым Божественным энергиям. Лишь три Ипостаси Божества участвуют в Божественной сущности. Ни одна тварь, по определению, не в состоянии войти в сущность Божества, иначе она перестала бы быть тварью. Следовательно, обожение подразумевает благодать, или энергию Божества. Энергия – видимое проявление всякой природы. Нет предметов, не обладающих энергией; напротив, при отсутствии энергии перестает существовать и сам предмет. Природа Спасителя – Божественна, Его энергии божественны и нетварны. На Фаворской горе нетварный Свет Божества пронзает человеческую природу Иисуса, а после искупительной жертвы Спасителя он становится доступен каждому человеку, обращающему все свое существо, все свои силы к Созерцанию Божества. Божественность и есть нетварность, это качество, способное передаваться от одной природы к другой. Обожение означает процесс, когда тварь, причащаясь Богу, обретает «божественность», становится «нетварной», приобщается вечной жизни. Благодать не является чем-то внешним по отношению к Богу — она есть Сам Бог. Пребывая во Христе, мы тоже приобретаем божественную природу по благодати.

Божественные энергии не сотворены, не сделаны из ничего, но вечно изливаются из самой сущности Пресвятой Троицы. Они являются в какой-то степени «переизбытком» Божественной природы, которая не может ограничить себя, которая больше, чем ее сущность. И стать причастником этой энергии призван каждый из нас.

Впоследствии учение Григория вызвало многочисленные споры в церковной среде, было созвано несколько соборов Восточной церкви, на которых оно разбиралось, и в итоге на соборе 1351 г. в Константинополе было принято.

В мае 1347 г. св. Григорий был хиротонисан в архиепископы города Фессалоники. Как пастырь он отличался добротой и состраданием. Его проповеди отличались ясностью, простотой и глубиной содержания. Святитель уделял много внимания социальным проблемам своей паствы.

Св. Григорий скончался в Салониках 27 ноября 1359 г. Через 9 лет, в 1368 г., он был канонизирован Вселенским Патриархом Филофеем Коккином, его учеником и другом.

В греческой Церкви практика петь службу святителю Григорию Паламе во Вторую неделю Великого поста возникла не ранее 2-й полвины XV века. В России эта практика распространилась после Церковной и богослужебной реформы, проведенной в соответствии с новыми греческими богослужебными книгами в XVII веке.

Таким образом, святитель Григорий внес неоценимый вклад в учение Восточной Православной церкви. Озаренный действием Святого Духа, святитель Григорий сумел постичь и раскрыть для нас великую тайну о том, каким образом человеческая личность, не теряя себя, способна к единению со своим создателем и Богом.

Пресс-служба СПбДА

Фотогалерея


Опубликовано 27.03.2016 | Просмотров: 431 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter