- Санкт-Петербургская Духовная Академия - https://spbda.ru -

Академия отмечает 150-летие со дня рождения митрополита Ленинградского и Новгородского Григория (Чукова)

Высокопреосвященный Григорий (Чуков Николай Кириллович; (1 февраля 1870 5 ноября 1955), митрополит Ленинградский и Новгородский выдающийся иерарх Русской Православной Церкви, многополезная деятельность которого простиралась в различных областях церковной жизни.

Митрополит Григорий (в миру Николай Кириллович Чуков) родился 1 февраля 1870 г. в г. Петрозаводск Олонецкой губернии в семье крестьян. Начальное образование он получил в частной школе, с 1878 г. продолжил учебу в Петрозаводской гимназии, с 11 лет прислуживал в алтаре Успенской церкви при детском приюте, затем в Петропавловском соборе Петрозаводска, где также исполнял послушание иподиакона при Олонецком и Петрозаводском еп. Палладии (Пьянкове) и его преемнике еп. Павле (Доброхотове). В авг. 1884 г. по благословению еп. Павла он оставил учебу в гимназии и перешел во 2-й класс Олонецкой ДС в Петрозаводске, по окончании которой (1889) был назначен надзирателем за учениками и экономом при общежитии Петрозаводского ДУ. В 1891 г. поступил в СПбДА, где совмещал учебу с обязанностями заведующего читальней и участием в работе «Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной Церкви», организовавшего беседы с рабочими на заводах и фабриках С.-Петербурга. В 1895 г. окончил СПбДА со степенью кандидата богословия за сочинение «Образ Мессии по таргумуИоанафана, сына Узиелова» и правом получения степени магистра без нового устного испытания.

8 сентября 1895 г. по представлению еп. Павла и при поддержке бывшего ректора СПбДА архиеп. Выборгского и Финляндского Антония (Вадковского) определением Св. Синода был назначен Епархиальным наблюдателем церковноприходских школ и школ грамоты Олонецкой епархии. 1 мая 1896 г. произведен в коллежские секретари. В том же году женился на выпускнице Олонецкого епархиального училища В.Д. Любецкой (1879–1939), с которой у них было 5 детей. 14 апр. 1897 г. рукоположен во иерея с причислением к Петрозаводскому кафедральному собору, служил в ц. Николаевского приюта для девочек. За 15,5 лет нахождения на должности епархиального наблюдателя добился коренных изменений в системе церковноприходских школ и начального образования Олонецкой епархии: число школ увеличилось вдвое (с 161 по 325), количество учащихся возросло на 82 %. Благодаря о. Николаю в губернии было введено всеобщее начальное обучение, а церковные школы получали такую же денежную дотацию, как земские и министерские. 116 докладов о. Н.Чукова главному наблюдателю церковных школ империи, хранящиеся ныне в РГИА, рассказывают всех сторонах развития церковно-школьного дела в Олонецкой губернии.

В 1899 г. награжден камилавкой, в 1904 г. наперсным крестом, в том же году на Международно-промышленной выставке «Детский мир» в С.-Петербурге удостоен бронзовой медали «За руководительство школами и устройство школьных праздников и чтений». 14 мая 1907 г. о.Н.Чуков  был возведен в сан протоиерея; в 1911 г. избран представителем от губернского земства на 1-й общеземский всероссийский съезд по народному образованию в Москве.

1 февраля 1911 г. он был  назначен ректором Олонецкой ДС в Петрозаводске, с сохранением руководства церковноприходскими школами в должности председателя Епархиального училищного совета. Одновременно являлся председателем совета Олонецкого женского епархиального училища (1911–1915), представителем духовного ведомства в Олонецкомгубернском земском собрании (1901–1917) и Петрозаводской городской Думе (1914–1917). С 1907 г. секретарем и казначеем, а с 1909 по 1917 г. председателем  Олонецкого совета православного Карельского братства по борьбе с панфинско-лютеранской пропагандой. В 1912–1915 и 1916–1918 гг. избирался Св. Синодом кандидатом от белого духовенства в члены Государственного совета. С 1912 г. – учредитель и пожизненный член Общества изучения Олонецкой губернии. Также  о.Николай был  членом Православного Палестинского Общества, Олонецкого управления Российского общества Красного Крести, губернского статистического комитета, губернского попечительства о народной трезвости, и других церковных и общественных организаций губернии. Был постоянным сотрудником по обзору периодической печати и передовицам в «Олонецких ГВ»; с 1898 г. сотрудничал с «Олонецкими ЕВ», указом Св. Синода от 11 апреля 1917 г. был утвержден редактором неофициального отдела. Подготовил проект газеты Карельского братства «Олонецкая неделя» и с апреля 1911 г. возглавил ее редакцию. Награжден палицей в 1916 г.

Был награжден рядом государственных и общественных наград, в т. ч. золотым знаком Карельского братства 1-й степени (1910), орденом св. Анны 3-й степени (1910) и св. Владимира 4-й степени (1914). В январе 1915 г. просветительная деятельность прот. Н. К. Чукова получила высокую оценку от ревизора Учебного комитета при Святейшем Синоде П.Ф. Полянского (впосл. митр. сщмч. Петр, местоблюститель Патриаршего престола).

Протоиерей Н.К.Чуков. 1914 г.

После издания в январе 1918 г. Советом народных комиссаров декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» опубликовал в «Олонецких ЕВ» статью, в которой подверг критике декрет и прямо указал на начавшиеся гонения на Православную Церковь. 7 апреля участвовал в собрании союза городских учителей, на котором поднимался вопрос об отношении к советской власти; 10 апреля арестован в Петрозаводске как «главарь движения против советской власти», через 3 дня освобожден под подписку о невыезде, и  постановлениемгородского исполкома уволен от занимаемых должностей. В мае того же года побывал в Петрограде, где подал прошение на прием в Петроградскую епархию сщмч. митр. Вениамину (Казанскому).

Руководил 25-м чрезвычайным епархиальным съездом духовенства и мирян (28 июня — 5 июля 1918), на котором был избран членом Олонецкогоепархиального совета. 7 июля вновь подвергся аресту, освобожден 12 июля с выдворением за пределы губернии «за недоброжелательное отношение к советской власти». Два месяца проживал в Оятском Введенском монастыре Петроградской епархии, откуда выезжал в Москву на 3-ю сессию Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917—1918 гг., где передал свои проекты реформированной семинарии и пастырской школы Патриарху и участвовал в прениях о реформе духовного образования.

В ноябре 1918 г. подал секретарю Ленина Бонч-Бруевичу «Положение церкви и духовенства в Олонецкой губернии» записку о творившихся   в отношении  духовенства беззакониях.

В сентябре 1918 г. переехал в Петроград, где с 1 ноября (и до 1922 г.) работал на должности научного сотрудника северного отделения Комиссии по исследованию естественных производительных сил России при Академии Наук и служил в различных храмах Петрограда. В 1919 г. вошел в инициативную группу по открытию запечатанного храма свв. апп. Петра и Павла при Петроградском ун-те; в апреле того же года на собрании прихожан избран настоятелем этого храма и 14 апр. митр. Вениамином утвержден на этой должности. С закрытием домового храма при ун-те добился открытия новой университетской церкви Всех Святых в земле Российской просиявших (Биржевая линия д. 8. кв.19), и с 27 августа 1919 по 14 декабря 1920 г. являлся ее настоятелем. 28 декабря 1919 г. избран заместителем благочинного Василеостровского района. В 1919 г. был включен в состав правления, с 17 января 1922 г. – товарищ  председателя  правления «Общества православных приходов Петрограда и его губернии». Совмещал служение в Петроградской епархии с обязанностями члена Олонецкого епархиального совета, помогая митр. Вениамину во временном управлении Олонецкойепархией. Впоследствии консультировал Олонецких епископов Евфимия (Лапина), Венедикта (Плотникова), Феодора (Яковцевского).

В октябре 1919 г. вошел в комиссию по организации Петроградского Богословского ин-та, составил смету, решал организационно-хозяйственные и кадровые вопросы, участвовал в разработке положения, которое было утверждено Св. Патриархом Тихоном. Читал разработанный им курс «Христианская педагогика с дидактикой Закона Божия». С 23.01.1920 – секретарь Ученого совета, с 06.02.1920 — ректор, 28.03. утвержден в этой должности Свящ. Синодом и Высшим церковным советом.

Сто лет назад, 16 апреля  1920 г.,  состоялось торжественное открытие Петроградского Богословского института,  единственного в стране на то время, высшего духовно-учебного заведения. 27 июля прот. Н. К.Чуков был удостоен ученого звания профессора. В том же году он инициировал создание при институте религиозно-философского общества и братства Св. Софии, в собраниях которого принимали участие нмч. Юрий Новицкий, В.Н.Бенешевич, прот. Н. Чепурин, академики Б.А.Тураев и Л. П. Карсавин и др. Постоянно проводил внебогослужебные беседы и публичные лекции в Богословском ин-те, Новодевичьем Воскресенском мон-ре, Казанском и в других соборах, храмах и подворьях монастырей Петрограда.

14 декабря 1920 г. по просьбе приходского совета Казанского собора, митр. Вениамином былназначен его настоятелем. 17 февраля 1921 г. за труды по организации и руководству Богословским ин-том, Патриархом свт. Тихоном награжден правом ношения митры. С началом кампании по изъятию церковных ценностей весной 1922 г. прот. Н. К. Чуков обратился к прихожанам с призывом жертвовать личными драгоценных вещей для выкупа богослужебных предметов и святынь Казанского собора, за что был назван «Мининым». В процессе капании несколько раз вызывался в ГПУ. 30 мая арестован за «противодействие изъятию церковных ценностей» и привлечен как один из главных обвиняемых на процессе Петроградских церковников (Петроградский процесс 1922 гг.). 5 июля Петроградским Губернским революционным трибуналом вместе с митр. Вениамином и 8 обвиняемыми приговорен к расстрелу. 13 июля Политбюро ЦК РКП (б) вынесло решение оставить приговор в силе в отношении митр. Вениамина, сщмч. архим. Сергия (Шеина), нмч. проф. Ю.П. Новицкого, И. М. Ковшарова; прот. Н. Чукову и другим приговоренным к смерти 3 августа постановлением Президиума ВЦИК расстрел был заменен 5 годами лишения свободы. Отбывал срок в Петроградском исправдоме. 24 ноября 1923 г. Президиум ВЦИК постановил считать оставшийся срок наказания условным, и 30 ноября прот. Н. К. Чуков и пятеро  других  узников были отпущены на свободу.

Ввиду захвата Казанского собора живоцерковниками и самороспуска Богословского ин-та (6 мая 1923), 29 марта 1924 г. временным управляющим Петроградской епархией Кронштадтским еп. Венедиктом (Плотниковым) был назначен настоятелем Николо-Богоявленского собора в Ленинграде, с сохранением номинального настоятельства в Казанском соборе. Со 2 апреля того же года заведовал Богословскими курсами центрального района, на которых преподавал апологетику и патристику,  и разработал проект положения о Высших богословских курсах. В августе 1925 г. прот. Н.Чуков посетил в Москве сщмч. Патриршего Местоблюстителя митр. Петра, благословившего открытие курсов, и после регистрации 25 сентября 1925 г. утвердившего положение о курсах, был избран ректором.

25 ноября 1926 г. удостоен ученой степени магистра богословия за сочинение «Мессианские представления иудеев по таргуму Иоанафана, сына Узиелова», 4 февраля 1927 г. утвержден Патриаршим Местоблюстителем архиеп. Угличским Серафимом (Самойловичем).

8 апреля 1926 г. был избран членом Карело-Мурманской комиссии Государственного русского географического общества.

Осенью 1927 г. участвовал в организации Временного Ленинградского епархиального совета, и с ноября того же года вошел в его состав. С 1924 г. еженедельно вел беседы для народа в Николо — Богоявленском соборе («Апологетические беседы об основных истинах христианства» и  «Жизнь Церкви Христовой в век апостольский»).

11 июня 1930 г. прот. Н. Чуков был вновь арестован по «делу академика Платонова» («Всенародного союза борьбы за возрождение свободной России»). Девять месяцев провел в ДПЗ – Доме предварительного заключения. Освобожден «за недоказанностью обвинения» в ночь с 14 на 15 марта 1931 г. 27 апреля 1932 г. указом митр. Сергия был награжден правом служения литургии с отверстыми царскими вратами.

29 марта 1935 г. прот. Н. К.Чуков был в пятый раз арестован и  постановлением ОСО при НКВД СССР выслан из Ленинграда в Саратов, где в течение года безуспешно пытался найти работу. В мае 1936 г. по приглашению приходского совета и с разрешения митр. Сергия возглавил причт церкви Сошествия Св. Духа. В марте 1937 г. по состоянию здоровья вышел за штат, и  занимался литературной деятельностью, составлял и редактировал свои воспоминания  («Мои воспоминания» в 6 ч.), и систематизировал свои богословские труды («Апологетические беседы об основных истинах христианства». «Беседы в Никольском соборе 1925–1928» и др.

В 1939 г. овдовел. 3 января 1942 г. получил предложение митр. Сергия об архиерействе, но отказался, сославшись на возможные проблемы с гражданскими властями из-за бывших судимостей и арестов, а также на желание посвятить остаток жизни своим детям. В середине 1942 г., узнав о гибели  во время блокады Ленинграда троих детей, послал телеграмму заместителю Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергию (Страгородскому) с просьбой благословить принятие монашества.

29 сент. 1942 г. определен быть епископом Ульяновским, 11 окт. назначен еп. Саратовским. 13 окт. во временном Патриаршем Казанском соборе Ульяновска Куйбышевским архиеп. Алексием (Палицыным) пострижен в монашество с именем в честь сщмч. Григория, просветителя Великой Армении. Хиротонию, состоявшуюся в день Покрова Божией Матери, 14 октября, возглавил митр. Сергий. 15 октября (Указом № 594) «Ввиду свыше 45-летнего служения Преосвященного Саратовского Григория (Чукова) в священном сане и в должностях епархиального наблюдателя церковноприходских школ, ректора духовной семинарии в Петрозаводске и, наконец, ректора Богословского института в Ленинграде, при ученой степени магистра богословия», был возведен в сан архиепископа.

5 ноября 1942 г. за всенощным бдением на праздник иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость», перед решающими сражениями Сталинградской битвы, архиепископ Григорий вступил на Саратовскую кафедру. «Помолились — и победы на фронте…» — говорили верующие.

До середины 1943 г. он также временно управлял Астраханской епархией;  8 июля 1943 г. вступил во временное управление Сталинградской епархией с титулом архиепископа Саратовского и Сталинградского; 14 июля награжден правом ношения креста на клобуке.

8 сентября 1943 г. на Архиерейском  Церковном  Соборе,    принимал участие  в составлении,  и зачитал  «Обращение ко всем христианам мира»; к 1 октября  1943 г. по просьбе  Патриарха Сергия представил проект «Положения о духовно-учебных заведениях»  и положения о православном богословском институте и богословско-пастырских курсах, с указаниями смет, учебных планов предметов и учебной литературы,  и сведениями о необходимых для  них помещениях и библиотеке. 22 октября проект и положения были одобрены  Свящ. Синодом, и без преткновений утвержденны Советом по делам Русской Православной Церкви.17 октября — 29 ноября 1943 г. исполнял обязанности управляющего делами Московской Патриархии; с 24 декабря 1943 г. до 15 февраля 1944 г. временно управлял Тамбовской епархией.

Кончина 15 мая 1944 г. Патриарха Сергия вызвала перемещение митр. Ленинградского и Новгородского Алексия, служившего  восажденном городе в течение всей блокады – в Москву,  на  должность Патриаршего Местоблюстителя.

А архиеп.  Григорий 26 мая 1944 г. был  назначен на «родной север», на Псковскую кафедру, с титулом Псковский и Порховский, с поручением управления Ленинградской, Новгородской и Боровичской, и проживанием в Ленинграде; с 5 сентября 1944 г. он также временно управлял Олонецкой и Вологодской епархиями.

На Саратовской кафедре архиеп. Григорий пробыл 1 год и 8 месяцев. Принял  он 4 церкви: 1 в Саратове и 3 в Сталинградской области, а оставил 22: 4 в Саратовской епархии и 18  в Сталинградской.

Вопрос о переводе владыки  в Псков осложнялся для него тем, что на основании  выработанного им,  и принятого Свящ. Синодом и правительством общего Положения о Богословском  институте и Богословско — пастырских курсах, готовился к открытию Богословский институт в Москве, а владыкой было получено разрешение, подготовлены  кадры квалифицированных преподавателей и подходящее здание для Богословско-пастырских курсов в Саратове. Из-за  перевода владыки в Псков,  вопрос о курсах в Саратове был отложен до «более благоприятных обстоятельств», то есть — назначения  туда архиерея, который  захотел  бы  заняться этим непростым делом.

14 января 1944 года началась военная  операция по освобождению Ленинградской области. 20 января 1944 года был освобожден Великий Новгород, 27 января была полностью снята блокады Ленинграда, 23 июля был освобожден Псков, а к 24 ноября — Эстония, Латвия и Литва.

«Ленинград,  по восторженному описанию Пушкина — «полночных стран краса и диво», в дни Отечественной войны действительно показал себя «красой и дивом» и в подвиге перенесенного им мученичества, и в геройской и мужественной самозащите, и в высоком подвиге патриотизма.Занимая исключительно важное стратегическое положение на всем Северо-западе русской земли, Ленинград подвергся особенному натиску неприятеля, мечтавшего овладеть этим прекрасным городом и тем оттеснить нас от берегов Балтийского моря со всеми огромными политическими и экономическими последствиями этой потери», — писал владыка Григорий.

Ленинградская блокада унесла троих взрослых детей владыки – сыновей Бориса и Александра и дочь Веру.

На плечи владыки Григория был возложен нелегкий труд восстановления церковной жизни в разрушенных   городах и храмах  северо-западных епархий после освобождения их от немецко-фашистских захватчиков. Города и населенные пункты лежали в развалинах или подверглись большим разрушениям, население еще не оправилось от тяжелых испытаний вражеского нашествия. В церковных делах во многом царил беспорядок, причина которого была не только в разрухе, связанной с немецкой оккупацией и в многолетних   напряженных  отношениях с советским государством, но и в расколах, с 1922 г. терзавших тело Церкви. Архиепископ содействовал возвращению и регистрации многих репрессированных и заштатных священников, диаконов, регентов, и оказывал им, и всем обращавшимся материальную помощь, в том числе из личных средств.

В Ленинграде и области из 155 «действующих» храмов,  священники  имелись только при 55 (при 47 храмах в районах и при 8 в городе), пастырей на приходах категорически не хватало — священников из зон оккупации власти не регистрировали. Нужно было срочно открывать духовные школы для подготовки священства.

На сессиях Св. Синода 14-18 июля,  3-9 октября, и на Архиерейском Соборе   21-23 ноября  1944 г. владыка активно участвовал в подготовке к Поместному Собору по избранию нового патриарха после кончины  патриарха Сергия и разработке «Положения об управлении РПЦ». Именно он внес в этот документ, устанавливающий устройство церковного управления в пределах Московского Патриархата, пункт 22– об организации при Св.Синоде особых Отделов – Учебного, Хозяйственного и др.

31 февраля 1945 г., в день открытия  ПоместногоСобора,  он выступил с докладом «Положение об управлении РПЦ».    

В марте 1945 г. по поручению Патриарха Алексия Ι совершил поездку в Эстонскую и Рижскую епархии, где воссоединил с РПЦ клириков Эстонской Апостольской Православной Церкви и автономной Латвийской Православной Церкви, неканонично перешедших в юрисдикцию Константинопольского Патриархата во время немецкой оккупации. С декабря 1944 до июня 1945 г. – владыке было поручено  управление Рижской  епархией.

В День Победы 9 мая в среду Светлой седмицы 1945 г. в  1 час  дня в Николо-Богоявленском морском  соборе  владыка  отслужил  торжественный молебен по случаю капитуляции немцев,  и говорил слово.  Он писал в дневнике: «Молебен совершил по чину молебна Филаретовского об избавлении от нашествия галлов. На всех произвело большое впечатление. При возглашении “вечная память” многие рыдали…».

7 сентября 1945 г. владыка был назначен митрополитом Ленинградским и Новгородским, постоянным членом Священного Синода, с оставлением временного управления епархиями Псковской и Олонецкой.

22 ноября 1945 г. митрополит открыл в Ленинграде  в уцелевшей от бомбежек части здания  СПбДС двухгодичные  Богословско-пастырские курсы,  и начал ремонтные работы по восстановлению  всего здания. Позже,  в апреле 1947 г. владыка организовал Строительный комитет по восстановлению здания Духовных школ, который  в 1948 г. был объединен с Епархиальным Строительным комитетом.

В октябре 1946 г. правительство отметило напряженные труды архиепископа Григория и отцов блокадного Ленинграда (о. о. А. Мошинского, В. Румянцева, П. Тарасова, Н. Ломакина, Ф. Полякова, М. Славницкого и др.) на благо Церкви и ее чад в тяжелые годы войны, наградив медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

5 апреля 1946 г. владыка был утвержденпредседателем Учебного комитета при Свящ. Синоде (1946 — 1955). «Положения» о Духовных академиях и Духовных семинариях со сметами и учебными планами, митрополит Григорий составил после того, как 6 июня 1946 г. на совещании у председателя Совета по делам Русской Православной Церкви Г.Г. Карпова было получено разрешение правительства на открытие трех академий (в Москве, Ленинграде и Киеве) и преобразование двухгодичных Богословско-пастырских курсов в семинарии и  на возвращение из — за границы лучших богословов (первоначально  в количестве 5 человек).

14 октября  1946 г. в присутствии  Патриарха владыка открыл Ленинградскую Духовную Академию и преобразовал курсы в семинарию.  Духовные  школы северной  столицы  находились под непосредственным руководством  владыки  Григория.

 

К началу 1948 г. владыка Григорий окормлял  325приходов во вверенных ему шести епархиях: Ленинградской, Новгородской, Псковской, Олонецкой, Эстонской и Финляндии, жизнь в которых постепенно восстанавливалась после войны, и как председатель Учебного Комитета руководил двумя Духовными Академиями и восемью семинариями. Киевская духовная академия будет открыта только к концу XX века.  

15 апреля 1949 г. по представлению совета ЛДА Патриархом Алексием владыка был удостоен ученой степени д-ра богословия honoris causa.

В  своем поздравлении  по случаю празднования 65-летия возрождения Санкт — Петербургских духовных школ, Св. Патриарх Кирилл писал:

«Исключительная роль в возрождении не только Ленинградской академии, но всего духовного образования в нашей Церкви принадлежит митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Григорию (Чукову). Как в свое время святитель Филарет Московский стоял у истоков открывшейся в 1809 году Петербургской духовной академии, так и митрополит Григорий посвятил становлению и развитию богословского образования в возрожденной после Великой Отечественной войны духовной школе всю свою творческую энергию, богатый опыт и знания».

4 марта 1949 г. митрополиту вторично было поручено управление Олонецкой епархией, с 21 октября – Псковской  (до 11 ноября 1954 г.); с 20 декабря – Эстонской епархиями.

Помимо управления Ленинградской и др. епархиями, и руководства Учебным комитетом,митрополит активно участвовал во внешнецерковной деятельности: в апреле 1945 г. возглавил первую заграничную делегацию РПЦ – в Болгарию, на торжества примирения Болгарской Православной Церкви с Константинопольским Патриархатом. В октябре 1945 г. совершил поездку в Финляндию для переговоров с архиепископом Карельским и всей Финляндии Германом (Аавом) о восстановлении канонических связей между Московским Патриархатом и Финляндской Православной Церковью, а также для воссоединения с РПЦ братии Спасо-Преображенского Валаамского и КоневецкогоРождества Пресвятой Богородицы мужских монастырей и находившихся в юрисдикции митр. Евлогия (Георгиевского) 2 русских общин Хельсинки. 27 февр. 1946 г. митрополиту Григорию было поручено управление Эстонской епархией и присоединившимися приходами и монастырями Финляндии.

В мае   1946 г. митрополит сопровождал Патриарха Алексия во время его визита в Болгарию; в августе 1946 г. возглавил делегацию Московского Патриархата на погребении митр. Евлогия(Георгиевского) в Париже, где принял ряд мер для решения проблем, связанных с Западноевропейским экзархатом РПЦ; в ноябре–декабре того же года совершил паломническую поездку по Ближнему Востоку, посетил русские приходы и провел переговоры Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским Патриархами; в мае–июне 1947 г. сопровождал Патриарха Алексия во время визита к Румынскому Патриарху Никодиму (Мунтяну). С июля по октябрь того же года в качестве полномочного представителя Патриарха находился в командировке в США, целью которой были переговоры с Сан-Францисским митр. Феофилом (Пашковским) относительно воссоединения с РПЦ возглавлявшегося им Митрополичьего округа в Северной Америке и нормализация дел экзархата Московской Патриархии в Северной и Южной Америке.

В 1947-1948 гг. митрополит разработал Положение об Ордене Св. Равноап. Кн. Владимира; 8–18 июля 1948 г. участвовал в торжествах 500-летия автокефалии РПЦ и в работах Совещания Глав и представителей Поместных Православных Церквей в Москве, на котором возглавлял комиссию «Экуменическое движение и православная Церковь». Летом 1950 г. он вторично посетил Антиохийский Патриархат, в 1953 г. — Болгарию, где представлял РПЦ на торжествах восстановления Патриаршества и интронизации Болгарского Патриарха. В мае 1952 г. принимал участие в работе конференции всех Церквей и религиозных объединений СССР, посвященной вопросам защиты мира.

7 января 1948 г. указом Патриарха Алексия «Во внимание к понесенным трудам по выяснению положения церковных дел в Америке, положившим основу для дальнейшего их упорядочения, и архипастырским заботам о вверенной епархии», награжден правом предношения Креста за богослужением; в 1950 г. к 80-летию — правом ношения двух панагий. Во время зарубежных визитов владыка был удостоен наград Поместных Православных Церквей: ордена святых апостолов Петра и Павла 1-й степени (Антиохийский Патриархат), ордена св. ап. Марка 1-й степени (Александрийский Патриархат), юбилейных медалей Антиохийского и Иерусалимского Патриархатов и ордена Ливанского кедра 1-й степени. В 1946 г. награжден болгарским правительством орденом «За гражданские заслуги» 1-й степени.

С выходом постановления ЦК КПСС «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения» (7 июля 1954) и усилением антирелигиозных  выступлений в печати митрополит подготовил Патриарху Алексию докладную записку для передачи в Совет по делам РПЦ, в к-рой изложил факты нарушений законодательства при закрытии храмов, увеличения числа хулиганских выходок в отношении духовенства и верующих, вандализма и поджогов церквей и молитвенных домов и др., указав в целом на нежелательные результаты антирелигиозной пропаганды. 9 октября 1954 г. на годовом акте ЛДА  митрополит выступил с речью, резко критикующей действия властей и основные «научные» доводы атеистических публикаций. В результате, ЦК КПСС было принято постановление «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» (10 ноября 1954), осудившее  администрирование в отношении верующих и религиозных  обществ и остановившее дальнейшее развертывание «воинствующей» антирелигиозной  кампании.

Выпускник 1953 г. возрожденной Ленинградской духовной Академии Патриарх Московский и всея Руси Алексий II писал: «Исповедническое служение покойного Владыки митрополита является вдохновляющим примером служения Церкви Христовой в XX веке… Неоценимы заслуги Владыки митрополита Григория по сохранению преемственности богословского образования… Разработанная им система богословского образования выдержала испытание временем и позволила подготовить большое количество священно- и церковнослужителей…Владыка митрополит Григорий успешно совершал архипастырское окормление Саратовской, затем Псковской, Ленинградской, Новгородской, Олонецкой и Таллиннской епархий. Много забот проявлял архипастырь о монастырях Псково-Печерском и Пюхтицком, и о братии Валаамского монастыря. Ответственно выполняя поручения Священноначалия Русской Православной Церкви, он способствовал решению сложных церковных вопросов в ряде зарубежных стран. Приснопамятный Владыка митрополит постоянно заботился о благе Церкви. Он собирал вокруг себя деятельных, верных, преданных церковному делу и духовному просвещению людей. Являясь сегодня одним из немногих среди ныне живущих, кому судил Господь видеть жертвенное служение Владыки митрополита, сохраняю в своем сердце благоговейную память об этом святителе-исповеднике. До конца дней своих буду помнить его вдумчивые, мудрые советы, которые получил в беседе с ним перед началом моего священнослужения».

Митрополит Григорий, архимандрит Пимен (будущий Патриарх) и иподиакон Константин Федоров в Псково-Печерском м-ре. 1953 г.

В октябре 1955 г.  владыка  возглавил делегацию в Румынию на торжества 70-летия автокефалии и канонизации святых, в Румынской Церкви просиявших, где также провел переговоры с представителями КонстатинопольскогоПатриархата относительно статуса Финляндской Православной Церкви. 28 октября, по возвращении в Москву, почувствовал себя плохо, остановился в здании Московской Патриархии с целью отчета о поездке и для участия в намеченной хиротонии его викария Сергия Голубцова. 5 ноября 1955 г. владыка отошел ко Господу. 6 ноября в Успенском храме Новодевичьего мон-ря в Москве панихиду над гробом митрополита совершил Патриарх Алексий I с сонмом московского духовенства.

8 ноября останки владыки на самолете были доставлены в Ленинград. 11 ноября отпевание в Николо-Богоявленском соборе возглавил Минский и Белорусский митр. Питирим (Свиридов) в сослужении 5 архиереев и духовенства епархии. 27 августа 1961 г. по решению городских властейпрах святителя был перенесен из Крестовой митрополичьей церкви в Духовском корпусе, в крипту Свято-Троицкого собора Александро-Невской Лавры.

   Подробная биография митрополита Григория (Чукова)