Великий пост – зачем я его начал

Великий пост – зачем я его начал

Великий пост пройдя до половины, стоит остановиться и задуматься – а зачем я его начал – размышляет Виктор Судариков.

Вопрос только кажется простым – для чего вообще нужны посты, праздники, богослужения? Что они означают не по учебнику, а для меня, в моей жизни? Составляют лишь привычное и красивое бытовое окружение, своего рода ролевую игру в благочестие или это все же значимые события и вехи моей жизни? Они меня меняют или просто проходят мимо?

Где цель, а где средство

Согласиться со словами отца Петра о том, что «Богослужение Великого поста основывается на постулате “человек для субботы”», означало бы признать, что вся – не только великопостная – богослужебная жизнь Православной Церкви противоречит Евангелию. Ведь Христос прямо говорит: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2:27).

И если считать, что «одинаково, по расписанию, не есть, ходить на службы, печалиться, сострадать Христу, а потом радоваться Пасхе» значит превращать пост в самоцель и нарушать свободу человека – то тогда действительно не стоит христианам вместе соблюдать пост, не стоит вместе и праздновать! Итак, мы остаемся и без постов, и без праздников? Или есть в таких рассуждениях какая-то ошибка?

Но если вдуматься: суббота для человека… – она ведь не перестает быть субботой, не упраздняется! Просто она не есть цель, она нужна для чего-то большего. Она – только средство для того, чтобы течение жизни человека не отрывалось от Бога. Так же и гастрономическая, и богослужебная составляющие поста – не смысл, а именно средство, «background», помощь для главного – предстояния церковной полноты Христу и работы каждого христианина над своей душой. Или, согласно приведенной отцом Петром цитате, «не растратить эти силы на что-то побочное и второстепенное, но концентрировать их на главном».

Конечно, можно себя успокоить, что я и без поста могу, но опыт христиан говорит о том, что именно так легче победить свои страсти и «ходить перед Богом».

Другой вопрос, что к пищевым и другим ограничениям стоит правильно относиться – как к средству. Брать на себя подвиги сверх сил и, живя в миру, в полной мере следовать монашеским установлениям – скорее свидетельство ревности не по разуму и самонадеянности.

Трезвость и опыт подскажут меру пищевого поста для каждого – так, чтобы средство не заменяло цель и «background» занял бы необходимое место и не был бы в центре внимания, а как раз помогал бы тому, ради чего пост и существует – и внутренней собранности, молитве, покаянному деланию, осознанию Священного Писания, помощи ближним.

Путь к одинокому Богу

Думаю, что в рассуждениях отца Петра проявилось заметное сегодня движение в сторону индивидуализации веры. Когда Церковь воспринимается не как единство людей во Христе, но просто как некая условная, даже виртуальная совокупность людей, считающих себя верующими, но по сути чужих и не нуждающихся друг в друге. И тогда вера становится только частным делом каждого человека, а ближние в этой системе оказываются второстепенными, если вовсе не лишними.

Но вот вопрос – а соответствует ли Евангелию такое понимание Церкви?

И соответствует ли христианскому благовестию путь одинокого человека к одинокому Богу?

Или все же, исповедуя Самого Бога Троицей, в Которой Божественные ипостаси пребывают в любви, христиане и свой путь понимают как путь любви?

И тогда Церковь – не просто собрание случайных, равнодушных друг ко другу людей, а «единство духа в союзе мира» (Еф. 4:3). И тогда богослужение – не случайное собрание верующих в одном месте, а именно Церковь (экклесия) – собрание братьев по вере перед лицом Божиим.

Великий пост – зачем я его начал

Вхождение в реальность

И еще одна важная мысль в тексте отца Петра – «Христос реально отнимается от нас в нашей внутренней жизни, чтобы по прошествии строго расписанного календарного срока вновь реально воскреснуть? Нет же, наверное».

Думаю, что христиане призваны именно идти за Христом, проживая Его путь, Его чудеса и Его страдания. Предстоять им. Быть все вместе, всей Церковью – свидетелями, присутствующими и в Вифании, и в Сионской горнице, и на Голгофе.

Богослужение – вхождение в реальность совершающегося «здесь и сейчас». Вне быстро текущего времени: «Воскресение Христово видевше…»

Виктор Судариков


Опубликовано 17.03.2018 | | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter