Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной Церкви

Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной Церкви

Небольшой город Сарасота на юго-западном побережье штата Флорида. В городе и ближайшей округе ‒ три православных общины: Греческой Православной Церкви, Православной Церкви в Америке и Русской Зарубежной Церкви.Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной ЦерквиВ приходе во имя праведного Иосифа Обручника (РПЦЗ) православные служат по западному обряду – как это было до Великого раскола (1054 г.) в единой кафолической Церкви. Обычное коммерческое здание, в котором расположены обычные офисы. Поднимаюсь на второй этаж. Налево – помещение для хранения облачения духовенства. Не надо даже присматриваться, чтобы понять, что облачение это отличается от того, что православные привыкли видеть на духовенстве в православных храмах. Хотя и византийские ризы здесь тоже есть. Сейчас сюда – без иподиаконов и помощников – поднимется Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион, сам облачится и пройдет в большую по размеру комнату напротив, где непосредственно и устроен храм. Сразу при входе – православные иконы: греческие и русские. На стуле – аккуратно свернутые облачения. Сегодня здесь – как и вчера, завтра и послезавтра ‒ митрополит будет рукополагать духовенство для приходов западного обряда в США и Швеции. А еще можно будет лично увидеть не только рукоположение, но и принять участие в православной литургии, какой она была несколько столетий назад, когда Римский епископат еще был православным.Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной ЦерквиЭти помещения арендовал для прихода настоятель – протоиерей Марк Роув – благочинный ставропигиальных приходов западного обряда Русской Зарубежной Церкви.

«Мои прихожане молились вместе с сербами»

‒ Это второе место, где служит наш приход с 2012 года, когда я перешел в Православие из англиканской церкви. Перешел вместе со священником, с которым мы вместе служили 15 лет, и с небольшой группой наших прихожан, ‒ рассказывает отец Марк. ‒ По благословению митрополита Илариона мы попросили местную методистскую церковь разрешать нам служить в их здании. Но вскоре методисты церковь закрыли. Встал вопрос: где служить? Тогда же в Норт-Порт, на юге Сарасоты, освободилось место священника в сербском храме св. Саввы. Сербский епископ Митрофан благословил меня там служить, и я взял с собой мой приход. И если к тому моменту, как я приехал в храм, в приходе было всего 15 человек, то спустя четыре года ‒ уже более 100.

Мои прихожане из прихода прав. Иосифа приезжали и молились вместе с сербами, выучили восточное православное богослужение. Им нравились службы обоих обрядов – восточного и западного, особенно совместные великопостные богослужения, на которые вместе и сейчас собирается духовенство и прихожане русских, греческих, сербских приходов в городах Тампа, Форт-Майерс и Сарасота.

Однако в прошлом году в храм приехал священник из Сербии, и я начал искать место для нашего прихода западного обряда. Конечно, два помещения в коммерческом здании, которые мы арендовали, ‒ это не храмовое здание, но здесь мы можем контролировать наше будущее. Мы обустроили нашу малую православную церковь. Здесь мы служим литургию по восточному и западному обряду. Здесь за короткое время митрополит Иларион рукоположил более 20 наших клириков. Сюда мы в этом году приносили Благодатный Огонь, который прибыл в Нью-Йорк из Иерусалима.

Православие западного обряда – это чин, практикуемый каноническими православными общинами и группами, который несет в себе модифицированные формы исторических западных литургических обрядов. Существует в «западных» общинах с середины XX века в Русской Зарубежной Церкви и в Североамериканской архиепископии Антиохийской Церкви.

До Великого раскола (1054 г.) единая кафолическая Церковь объединяла в себе многообразие литургических форм. После раскола употребление западных обрядов в Восточной Греческой Церкви пресеклось.

Современное возрождение западной литургической практики восходит к деятельности немецкого католического священника Юлиуса Йозефа Овербека, перешедшего в Православие в 1865-м году при содействии российского посольского священника Евгения Попова, который принял его как мирянина.Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной Церкви

16 июня 1936 года, в ответ на просьбу группы Луи-Шарля Винара к Московскому Патриархату, Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) издал указ, поручавший желающих присоединиться к Православию с сохранением западного богослужения попечению митрополита Виленского Елевферия (Богоявленского), управляющего Западно-Европейскими приходами Московского Патриархата. Группа была принята под названием l’Église Orthodoxe Occidentale («Западная Православная Церковь») и вскоре оказалась в окормлении Евграфа Ковалевского (впоследствии епископ Сен-Денийский Иоанн-Нектарий) под названием (с 1948 года) Французская Православная Церковь.

С 1959 по 1966 год Ковалевский и его община были в каноническом подчинении РПЦЗ, в которой в 1964-м году он был рукоположен во епископа. В тот период Церковь Франции пользовалась активной поддержкой со стороны архиепископа Иоанна (Максимовича; святителя Шанхайского и Сан-Францисского). Его кончина в 1966-м году стала серьезным ударом по движению западного обряда.

В мае 1958 года Антиохийский Патриарх Александр III благословил митрополиту Антонию (Баширу) учредить приходы западного обряда в США, что он и исполнил в августе 1958 года. В 1977-м году в Антиохийское викариатство западного обряда был принят епископальный приход в Детройте, который первым начал использовать обряд на основе англиканского, одобренный комиссией, назначенной святителем Тихоном (Беллавиным) в 1904-м году, во время его епископства в Америке, и поэтому часто называемый «Литургией св. Тихона». Эта литургия практикуется большинством приходов викариатства Антиохийского и РПЦЗ.

16 лет отец Марк прослужил в англиканской церкви, дослужился до должности заместителя епископа большой епархии в США. Он ждал целых 13 лет, пока сможет перейти в Православие вместе со своими прихожанами. Эти годы не прошли зря. Появился большой опыт общения с духовенством Антиохийской Церкви в Америке, много друзей, сотрудничество с которыми продолжается по сей день.

‒ Признаюсь, что мне по душе больше Русская Православная Церковь, русская духовность, русская концепция подвига, ‒ делится мыслями отец Марк. – Я служу литургию обоих обрядов и в обоих нахожу красоту.

До того как приход начал служить в нынешнем здании по западному обряду, его прихожане ездили молиться к сербам, где по благословению сербского архиерея служил отец Марк.

‒ В Америке нет государственной Церкви, здесь так много различных церквей, приходов разных юрисдикций, и некоторые больше напоминают этнические клубы по интересам, ‒ продолжает отец Марк. ‒ К сожалению, в ряде этнических приходов наблюдается – и некоторым это кажется естественным – некое разделение. В храме св. Саввы я служил по-английски, потом выучил церковнославянский, потом сербский, и это позволяло мне лучше служить Богу, быть более понятным для сербских прихожан. Я был рад, но вот моя семья провела 4 года в церкви, где они были совершенно посторонними ‒ аутсайдерами. По крайней мере так они это ощущали. Они не понимали ни единого слова, и все же они знали и чувствовали, что там была благодать, и со временем полюбили сербскую службу.

США ‒ страна иммигрантов, и может показаться естественным наличие на приходе «клуба по интересам»

США ‒ страна иммигрантов, и может показаться естественным наличие вокруг церкви ‒ на приходе ‒ «клуба по интересам». Это отмечает и приезжающее сюда духовенство, и вновь прибывшие иммигранты. Но большинство верно духовно настроенных пастырей все же стараются собирать прихожан, прежде всего, вокруг Евхаристической Чаши в литургии.

‒ Многие на Западе ищут духовного убежища в Православной Церкви, ‒ рассказывает митрополит Иларион. ‒ Для тех, кому еще не понятен ‒ или пока мало понятен ‒ византийский обряд, сегодня есть две возможности стать православными: посещать богослужения западного обряда на приходе в юрисдикции Антиохийского Патриархата или Русской Зарубежной Церкви. Наши священники, в отличие от клириков западного обряда, находящихся в юрисдикции Антиохийского Патриархата, имеют право и благословение служить в православных храмах восточного обряда.

13 ноября 2008 года Синодом Русской Зарубежной Церкви было принято решение, что все общины западного обряда в РПЦЗ находятся в прямом подчинении ее Первоиерарха ‒ митрополита Илариона. На середину 2010 года в составе Русской Православной Церкви за рубежом было 9 общин, служащих по восстановленному римскому обряду (или чину), практиковавшемуся в христианском общественном богослужении в Англии до XVI века и сильно повлиявшему на форму англиканской литургии. С 2011 года в составе РПЦЗ существует викариатство западного обряда, объединяющее 28 общин в США, 1 ‒ в Канаде, 1 ‒ в Англии и 2 ‒ в Швеции.

Духовенство, служащее по западному обряду в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви, ‒ это бывшие клирики англиканской или протестантской церквей.

«Протестантская церковь сама стала миром»

Отец Серафим Бёрд стал православным священником в пасхальные дни 2018 года. А двумя месяцами ранее, в феврале, митрополит Иларион рукоположил его в диаконский сан в Свято-Николаевском монастыре в городе Форт-Майерс, что также во Флориде.

‒ Богословское образование я получил в баптистской семинарии, ‒ рассказывает о. Серафим. – На последнем курсе, незадолго до получения степени доктора богословия, я изучал церковную историю и тогда впервые прочитал о Православии. Интересно, что до этого, несмотря на то, что Америка – многоконфессиональная страна, я никогда не слышал о Православии. И вот тут сердцем почувствовал, что об этой религии мне надо узнать подробнее.

По окончании семинарии нас с женой отправили баптистскими миссионерами в Польшу, где у меня стало еще больше возможностей узнать как о католицизме, так и о Православии. Позже мы жили в Греции, потом я был направлен миссионерствовать на Кипр. В то же время один из моих коллег ‒ отец Джеймс Ёрли ‒ поехал в Боснию открывать там баптистскую церковь. Он много общался и работал с сербами, и в результате перешел в Православие и сейчас служит священником в антиохийском храме в штате Техас.Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной Церкви

Еще один миссионер, мой подчиненный, учился в Фессалоникийском университете в Греции, и тоже перешел в Православие.

После возвращения из Европы я работал над докторской диссертацией и был баптистским пастором в городе Мемфис, штат Теннеси. Темой моей диссертации было миссионерство и пересечение культур. Изучал церковную историю, читал православную литературу. И вот однажды я обратился к священнику Православной Церкви в Америке о. Марку Саддену, который служил в нашем городе в Георгиевском храме, и попросил о встрече. Но он сказал, что 6 дней в неделю работает на светской работе, и свободного времени у него очень мало. Но отец Марк предложил мне приходить на утреню, которую служил каждый день в 5.30 утра. Так я каждый день стал приходить на утреню, а после службы мы разговаривали, и он учил меня молиться и отвечал на мои вопросы.

Прошло три года. На тот момент о. Серафим уже 20 лет служил баптистским пастором и в то же время каждое утро ездил на православное богослужение. Он учился и задавал много вопросов.

‒ После утрени у нас было 10‒20 минут, ‒ продолжает о. Серафим. – И отец Марк многому меня учил. В моем сердце росла любовь к православное вере, и я молился Божией Матери, чтобы Она ведомыми только Ей путями привела меня в Православие.

‒ Чего вам не хватало в протестантской церкви?

‒ В той Церкви, где я служил, люди любили Христа, но меня очень беспокоило отсутствие у баптистов особой культуры в церкви.

Если вы входите в православный храм, даже в небольшую часовню, то сразу понимаете, что пришли в Царство Божие. Когда вы входите в баптистскую церковь, то приходите непонятно куда: это может быть ковбойская церковь, собрание байкеров, «умирающая традиционная» церковь, церковь современной традиции… Я спрашивал себя: где церковь? Где та культура, которая больше, чем наш мир? И отвечал себе, что мы – наша церковь ‒ сами стали миром. Обмирщились. Люди молятся, но у них нет той полноты, которую я видел в Православной Церкви и о которой говорится в Священном Писании. И во время утренних служб, на которые я ходил, я воспитал вкус к этому Царству Небесному. Все это так запало мне в душу, что я уже не мог более быть баптистом. Я решил принять миропомазание и перейти в Православие.

Во время служб, на которые я ходил, я воспитал вкус к Царству Небесному

Когда Серафим сказал о своем желании быть оглашенным своему наставнику, о. Марк ответил, что он уже три года новоообращенный, хотя и неофициально. Священник ведь знал намерение его сердца, знал его семью.

‒ Я сказал жене, что ухожу из баптистской церкви. Сначала у нее были сомнения, но спустя две недели после того, как я покинул баптистов, в октябре 2006 года, мы вместе приняли Православие.

‒ Однажды рано утром, после миропомазания, Господь «разбудил» жену, и она рассказала Ему о своем беспокойстве, ‒ продолжает о. Марк. ‒ По ее словам, она стала задавать Ему вопросы, и Господь ей все разъяснил и все расставил по местам. С того момента все ее сомнения развеялись, и сердце ее наполнилось миром и тишиной. Она любит храм, богослужения ‒ мы рады быть частью Православной Церкви.

Мой сын стал православным раньше нас ‒ в 24 года. Потом была миропомазана старшая дочь. В этом году, на Вербное воскресенье, новообращенными стали моя младшая дочь с мужем.

‒ А почему вы решили служить по западному обряду?

‒ Так совпало. Изначально я воспитывался в Православной Церкви восточного – византийского ‒ обряда, и приняты мы с семьей были в храме Православной Церкви в Америке. Но в том городе, где мы живем ‒ Маунтин-Хоум ‒ православного храма византийского обряда нет в районе 100 миль. А приход западного обряда находится рядом, и я стал туда ходить, хотя люблю богослужения византийского обряда и русскую культуру. Я был в России, во Владивостоке, учил русский язык.Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной ЦерквиНаш храм св. Фомы – единственный православный храм на севере центральной части штата Арканзас. Он очень красивый, построен из камня и дерева. На приходской территории в 3 акра построен приходской зал, прихожанам есть где отдохнуть после богослужения. В этом году для служения в нашем храме митрополит Иларион рукоположил двух священников и диакона.

В нашем городке живет 50 тысяч человек. Обычно в воскресенье утром люди идут в церковь. Моя жена работает в 10 милях от нашего храма. И однажды мы насчитали между нашим храмом и ее работой ‒ 17 церквей. Баптистские, евангелистские церкви ‒ на каждом углу. Многим в них не хватает истинной веры, истинной культуры церкви – и люди переходят в Православие.

Западный обряд более понятен англиканам и протестантам, стремящимся к Православию

Предки моей жены родом из Польши, и они в семье до сих пор говорят по-польски. Моя семья ‒ с Британских островов: из Ирландии, Шотландии, Британии. Но там старые традиции богослужения ‒ все прекрасное, что было раньше, до раскола, утеряно. Я рад, что через западный обряд мы узнаем о вере наших предков и частично используем старинные церковные традиции в наших богослужениях. Западный обряд более понятен англиканам и протестантам, стремящимся к Православию, и, думаю, у западного обряда большое будушее в Америке.

«Нам предложили служить по-украински»

До недавнего времени два прихода западного обряда находились за пределами США ‒ в Канаде и в Англии. Теперь к нам присоединились еще 2 прихода ‒ в Швеции. Четверо клириков для них были рукоположены после Пасхи в Сарасоте.

Иеромонах Серафим (Фуремалм) 15 лет служил лютеранским священником в Стокгольме, но его всегда привлекала Православная Церковь. В юности он 5 лет жил на Кипре, знал многих православных епископов и священников из Греческой Православной Церкви и знал, что со временем станет православным.Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной Церкви

Но греческий митрополит в Стокгольме придерживался иного мнения: «Чтобы быть настоящим православным, человек должен быть греком, а шведам… лучше оставаться лютеранами».

‒ Через моего друга диакона я наладил контакты с польской старо-католической церковью в США и Канаде, которая открыла свое благочиние в Норвегии и Швеции и обещала, что перейдет в Православие, ‒ рассказывает о. Серафим. ‒ Но слово свое поляки не сдержали. В результате два прихода в Норвегии и один в Швеции ушли под омофор Константинополя и Москвы, а мы, по неведению, пошли на контакт с Киевским патриархатом.

В декабре 2015 года приходы в Швеции вошли в Киевский патриархат как Северное Скандинавское благочиние, с намерением создать Скандинавскую Православную Церковь под омофором киевского епископа. Богослужения на приходах благочиния было решено совершать два раза в месяц по восточному обряду и два – по западному.

‒ Однако с каждым годом мы стали испытывать все большее давление со стороны Киева, ‒ продолжает отец Серафим. ‒ Со временем приход становился все больше «украинским» ‒ с прихожанами-украинцами, приехавшими на работу в Швецию. Но ведь мы, что естественно, хотели сделать нашу церковь в большинстве для православных шведов! В конце концов нам запретили служить по западному обряду и предложили служить только по византийскому и… по-украински. Но наши шведские прихожане не говорят по-украински, и потому часть их ушла к англиканам, другие ‒ к католикам. На украинском мы служить отказались и, как результат, лишились возможности служить вообще.

Отец Серафим стал налаживать контакты с о. Марком Роувом, и шведские клирики решили, что только РПЦЗ может помочь им канонично организовать приходы. В конце 2017 года с этой просьбой они обратились к митрополиту Илариону.

‒ Сейчас мы ‒ часть Русской Зарубежной Церкви, ставропигиальное благочиние в Щвеции. Служить будем на шведском языке, продолжим общаться и сотрудничать с приходами в США и Германии. У нас два прихода ‒ Покровский в Стокгольме и в Гетеборге – во имя древнескандинавского святого Халльварда и святителя Николая.

‒ Какие главные задачи вы перед собой ставите?

‒ Главное, когда Православная Церковь приходит в другую страну, ‒ это обустройство нашей церкви, перевод на местный язык служб, богослужебных и церковных книг, – говорит иеромонах Лазарь (Вилхелмссон), настоятель прихода в Гетеборге. – Сейчас до того или одновременно с тем, как принять Православие, шведы, норвежцы, датчане должны стать, если можно так сказать, частью другой культуры, то есть они начинают ходить в храмы к сербам, грекам, русским. Они ходят туда и… ничего не понимают. Их принимают, но как бы хорошо к ним ни относились, они чувствуют себя чужими, потому что не знают языка. Сейчас мы получили возможность создать шведскую православную миссию. И нам важно, что мы будем служить в соответствии с нашими скандинавскими традициями, на нашем языке, и люди будут чувствовать себя защищенно и спокойно.Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной Церкви

У двух шведских священников и двух диаконов, рукоположенных в храме св. Иосифа Обручника в Сарасоте, есть, как это и принято в зарубежных приходах, светская работа. Шведское духовенство – вообще люди неординарные. Лингвист диакон Андреас Ерайбар из Гетеборга, например, в свободное от работы и служения время занимается поиском и возвращением на родину шведского антиквариата, в разные годы вывезенного в другие страны.

‒ Церковь у нас финансирования не получает, мы сами платим за аренду, коммунальные услуги, ‒ рассказывает отец Лазарь. ‒ В Стокгольме при храме, который мы арендуем ‒ а это большая протестантская церковь вместимостью 200 человек ‒ имеется кафе, в котором по субботам работают о. Серафим (старший офицер финансовой полиции) и диакон Майкл Катеначчи, по светскому образованию психолог, управляющий персоналом и капитан военно-воздушных сил в отставке.

В Гетеборге мы совместно с приходом Корейской Церкви арендуем небольшое помещение католического храма и за аренду платим вместе с моим диаконом ‒ о. Андреасом Ерайбаром. На ближайшие два года в этом помещении места нам достаточно. С ростом прихода мы будем искать средства на строительство собственного храма и надеемся построить его лет через пять.

Православием в Швеции интересуются все больше христиан других конфессий. Пока в Стокгольме 30 прихожан, 10 прихожан ‒ в Гетеборге (приход там основан только в июле прошлого года). С обретением нами канонического стауса в храмах возобновлены богослужения, и мы можем привлечь больше людей, которые проявляют интерес к Православию.

Столетия нашим скандинавским святым никто не молился

‒ Святые князь Владимир Киевский, его бабушка княгиня Ольга, князь Ярослав Мудрый ведь тоже были из Скандинавии, ‒ говорит о. Серафим. ‒ Столетия нашим скандинавским святым никто не молился. Приезжали эмигранты и приносили своих святых ‒ и им молились. А ведь святитель Иоанн (Максимович) Шанхайский и Сан-Францисский говорил: «Ничего не будет хорошего в Западной Европе, пока вы не начнете молиться своим святым». И это ‒ наша главная миссия.

Долгая дорога домой. Как живут православные западного обряда в Русской Зарубежной Церкви

Такие вот православные священники: американские, шведские, английские, немецкие, которые ради Христа служат по западному обряду для своих братьев, желающих приобщиться к Православию, но пока еще не готовых понять и принять близкий и понятный нам византийский обряд.

‒ Мы принимаем службу по западному обряду как миссионерский инструмент, согласно решениям Святейшего Правительствующего Синода, принятым задолго до революции, ‒ комментирует митрополит Иларион. ‒ Уже тогда на Западе были люди, желавшие стать православными верующими, но продолжать служить Богу по римскому (западному) чину.

Некоторые элементы, введенные позже католиками, необходимо было отменить. Так, приходы западного обряда используют для Святого Причастия хлеб из дрожжевого теста, а не опресноки. Еще отсутствовала молитва о сошествии Святого Духа на Святые Дары. Все недостатки были устранены, чтобы западный обряд вернулся к чистой литургической форме. Все наши приходы западного обряда следуют старому календарю. Наша Церковь открыта для всех людей, из всех этнических групп: для американцев, афроамериканцев, европейцев. Молюсь, чтобы люди, которые приходят в нашу Церковь через западный обряд Православной Церкви, достигали духовной глубины через молитву, укреплялись в Православии, стяжали то сокровище, которого собрало Православие за 2000 лет.

Татьяна Веселкина
Сарасота, шт. Флорида
фото автора

Православие.ru


Опубликовано 20.09.2018 | | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter