Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла в праздник Воздвижения Креста Господня после Литургии в храме Архангела Михаила в деревне Белоусово (Новая Москва)

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

27 сентября 2016 года, в праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин великого освящения храма Архангела Михаила в деревне Белоусово Троицкого административного округа (Новая Москва) и Божественную литургию в новоосвященном храме. По окончании Литургии Предстоятель Русской Церкви обратился к участникам богослужения с Первосвятительским словом.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня мы празднуем великий двунадесятый праздник Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста, и всё богослужение, все песнопения и молитвы, которые произносятся в храме, имеют в центре спасительный Крест, на котором распят был Сын Человеческий и Божий Сын, Господь наш Иисус Христос.

Очень многое сказано о Кресте. Святые отцы посвящали ему целые трактаты. Множество замечательных мыслей запечатлено в наших церковных песнопениях и молитвословиях. Но из всего обилия определений того, что есть Крест и каково его значение для человека, я хотел бы привести сегодня лишь одно, которое мы находим у святителя Иоанна Златоуста: «Крест — это свобода наша».

Удивительные слова открывают самую суть того, что произошло на Кресте и что Господь принес людям. Достаточно вспомнить, что до пришествия в мир Спасителя грех действовал в мире с непреодолимой силой — можно сказать, он был включен в основу всех отношений между людьми, общественных отношений, государственных систем. Никакой свободы у человека не было: приходя в мир, он словно вставал на рельсы, которые вели его к духовной погибели.

Да, мы знаем: были великие гении духа, великие герои и подвижники, ветхозаветные пророки, которые, несмотря на непреодолимую силу греха, свидетельствовали о Божией правде. Но к их словам мало кто прислушивался, разве что самые близкие ученики, — но даже среди них порой оказывались те, кто присоединялся к гонителям пророков.

И вот Господь на Кресте побеждает зло. Зло было причиной этой страшной несправедливой казни. Зло торжествовало над Тем, Кто поражал людей Своей чудодейственной силой. Казалось бы, кто может восстать на Иисуса из Назарета, Сына Божиего и Сына Человеческого? Ведь Он бурю останавливает, тысячи людей кормит пятью хлебами, исцеляет глухих, хромых, прокаженных, Лазаря Четверодневного выводит из гроба… Доныне некоторые, слушая о Христе, возражают: «Как во все это можно поверить? Где Бог, мы же Его не видим? А вот если бы Он совершил чудо сейчас, я бы поверил». Это лукавые слова, и, чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить, что и самые великие, потрясающие сознание чудеса, совершенные Спасителем, не остановили непреодолимую, дьявольскую силу зла. Она умертвила Иисуса, Господа и Спасителя нашего, на Кресте, но последовавшее затем Воскресение подвело окончательную черту, свидетельствуя, что непреодолимой силе греха в мире приходит конец.

Что же, зло вообще ушло из мира? Совсем нет, и каждый из нас об этом знает по опыту собственной жизни. Но вместе со злом существует добро, вместе с ложью — Божия правда. Так что же дал нам Крест? А Крест дал нам свободу, о которой с такой силой сказал Иоанн Златоуст, — свободу выбирать между добром и злом, между ложью и правдой, становиться рядом со Христом или с Его гонителями, со светом или с тьмой. Мы свободны, чего не было у наших далеких предков, которые жили в условиях непреодолимости зла.

Эта свобода выбора запечатлена в нашей русской иконографии Креста. Наш русский православный Крест — восьмиконечный. Помимо центральной перекладины, к которой были пригвожден Спаситель, изображается дощечка, которую Пилат повелел прибить наперекор иудеям, свидетельствуя о том, что Распятый есть Царь Иудейский. А нижняя перекладина возносится правой стороной кверху, а левой книзу, потому что справа висел разбойник, который исповедовал Господа и получил спасение, а слева — тот, кто отверг Его и ушел навечно в гибель. Вот это и есть символ нашей свободы, и мы совершаем выбор между добром и злом каждый день.

Никто не может сказать: «Я принужден совершать зло». Даже тех, кто живет в условиях диктатуры, в условиях рабства, никто не может принудить творить зло, — всегда должно хватать ума, воли и сил совершать добро. Но ведь чаще всего никто и не принуждает — мы и без того с легкостью поддаемся соблазну. Хотим жить лучше? Трудись, и то, что тебе приносит твой труд, используй во благо. Но этого кажется мало, человеку хочется иметь как можно больше, и он переступает черту и начинает добывать деньги нечестным способом, хотя никакого счастья они не приносят. Или, например, никто не принуждает нас говорить неправду, а мы все равно говорим, опасаясь за свою карьеру или желая понравиться большинству. Мы боимся сказать правду и лжем. Или мы изменяем своим принципам, предаем близкого человека, проявляем коварство — опять-таки свободно, не по принуждению. И хотя мы всегда находим оправдание, мы сами сознаем, что могли поступить иначе.

Эту великую силу свободы нам даровал Христос. После Воскресения Христова свобода человеческого выбора сохраняется даже там, где узаконено рабство. Раб, если и получал свободу, мог грешить или не грешить, говорить правду или ложь, пресмыкаться или сохранять свое Богом данное достоинство. Крест дал нам свободу, а значит, обострил, подчеркнул нашу личную ответственность пред Богом за то, как мы этой свободой распоряжаемся.

Поэтому, молясь перед крестом и прося Господа защитить нас от всякого зла, будем просить Его, чтобы Он давал нам силы всегда, когда только мы можем и даже когда не можем, оставаться на стороне добра и правды. А так может произойти только в том случае, если мы свои ум и сердце отдадим Господу, и тогда сила Креста будет ограждать нас от искушений, соблазнов и укреплять нас в делании правды Божией.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси


Опубликовано 28.09.2016 | Просмотров: 164 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter