Юлия Гринько. Почему глухие умеют слушать?

Юлия Гринько. Почему глухие умеют слушать?

Не имея возможности услышать шелест осенней листвы, звон капель дождя, смех ребенка, человек при этом становится обладателем слуха сердца. Кажется, что такие люди находятся ближе всех к Богу именно потому, что все воспринимают сквозь призму сердечных переживаний.

 Однажды индеец и американец прогуливались по центральной улице Нью-Йорка. И индеец сказал, что слышит, как в кустах поет сверчок. Американец удивился, что среди такого шума индеец смог расслышать едва уловимый звук. Тогда индеец подкинул горсть монет. Монеты звонко рассыпались по тротуару. И люди начали осматриваться, думая, что это у них посыпались деньги. Вот видишь, – сказал индеец, – люди слышат то, что готовы слушать.

Как тут не вспомнить слова основателя индивидуальной психологии А. Адлера о том, что часто люди особенные, с серьёзными недостатками в физическом и психическом развитии оказывались способными достичь высоких результатов в самых разных областях человеческой деятельности, проявляя при этом трепет и чувственность в отношении к миру.

А глухие выглядят особенными! Действительно, их язык предполагает использование мимики, жестов и эмоций для описания явлений. В жизни нас – слышащих – это редкость. Нам требуется прилагать минимум усилий, чтобы донести друг до друга свою просьбу. Нет необходимости обращаться к глухому, чтобы узнать дорогу. Мы знаем с большой долей вероятности, что каждый прохожий способен нам помочь в подобной ситуации. Тогда как у глухих порой нет другого выхода, кроме как искать глазами такого же, как он, отделяя себя невидимой границей. Часто и мы попадаем в подобную ситуацию, посещая другие страны, где говорят на незнакомом нам языке. И что мы при этом чувствуем? Скорее всего, свою неуместность.

Многие растеряются при обращении глухого, изобразят пару жестов, обозначающих непонимание и пройдут мимо. Нам трудно вникнуть в трудности глухих людей; но и им этот контакт дается не легко. Хотя они в нем более чем нуждаются. Нас большинство, но мы не лучше и не хуже людей, лишенных слуха. И если раньше другими казались они, то сейчас все больше людей, встречая глухих, осознают свое отличие. Благодаря искусству кино, театра, живописи мы узнали о некотором ином завораживающем мире тишины глухих. И он действительно есть. Но и среди нас – слышащих – есть особенные люди, умеющие слушать. Поэтому глухота других в первую очередь заставляет обратить внимание не на них, а на себя: достаточно ли мы внимательны и отзывчивы к людям? Те, кто говорит на языке тишины, возможно больше остальных умеют слушать и больше остальных нуждается в слушателях. Они порой окружают себя пеленой равнодушия и недоверия, чтобы защищаться в мире «нормальных» людей. В России около четырех миллионов людей живут в тишине, но этот факт не дает повода бить тревогу, а скорее дает повод стать более внимательными, начав с самого малого, – понимания. «Чтобы изменить мир, не много нужно – будь добр всегда и ко всем», — сказал герой известного фильма.

Движения человека, как и его глаза, могут говорить за него. Мы любим немое кино, потому что язык тела, жестов, взглядов переносит нас в другой мир, где более ясно выражается вся красочность человеческих взаимоотношений. Герои немого кино вовлекают нас в свою игру, как и глухие невольно вовлекают в свою «святую возню», в которой нет место звукам. Их можно воспринимать как лишенных возможностей, можно и как обладающих особенными возможностями, а можно как равных.

— Скажи, Господи, — спросил глухой, — за что мне такое несчастье?

— Тебе, — сказал Бог глухому, — за то, что ты никого не слушал, кроме себя. Теперь ты никого не слышишь, и ничто тебе уже не мешает слушать собственные речи и мысли. Ты получил всё, — сказал Бог, — что тебе было нужно, так почему же ты не радуешься, а скорбишь?

Уши даны человеку, чтобы слышать и слушать, зрение — чтобы смотреть и видеть, а язык — чтобы общаться, понимать через речь другого и быть понятым. Никто из людей, считающих себя обделенными, не предполагал, что счастье обернётся для них лишением. Но истинное счастье не обретается в комфорте. Истинное счастье живет бок о бок с лишениями, которые ему сопутствуют и порой являются единственным условием к его обретению. Поэтому лишения глухих являются «приоткрытой дверью» в мир настоящей и чистой любви.

Не имея возможности услышать шелест осенней листвы, звон капель дождя, смех ребенка, человек при этом становится обладателем слуха сердца. Кажется, что такие люди находятся ближе всех к Богу именно потому, что все воспринимают сквозь призму сердечных переживаний. Их учат мыслить образно, начиная с таких понятий, как явления природы, мечты, ощущения; такой чувственный опыт подводит глухого к осознанию самого себя и величия Бога. Не слышащий внешних звуков человек опирается на органы зрения, вестибулярный аппарат, мышление, чувственную оценку действительности; направляет мышление в первую очередь внутрь себя и того, с кем он взаимодействует, чтобы лучше его понять. Это умение доказывает обладание ими талантом духовного сопереживания. Когда глухой говорит: «Тот человек, который справа», — он имеет в виду справа относительно собеседника. Тогда как слышащий мыслит того же человека слева относительно себя.

Находясь в среде глухих, невольно задумываешься о том, как они воспринимают пространство. Не оказавшись на их месте нам до конца этого не понять. Они громко смеются и радуются, плачут и расстраиваются совершенно искренне; не слышат шума, а, значит, менее подвержены раздражению. Когнитивные способности их мозга ничуть не ниже слышащих. Но то дело, которое слышащий выполнит с легкостью, может даться глухому сложнее именно из-за физиологических особенностей, а не из-за отсталости, как считает большинство людей.

Мы часто вопрошаем, за что же Бог послал нам беды и горести? Тогда как беды слышащих людей разрешимы, беды же человека, навсегда лишенного слуха, невозможно решить. Но Бог, лишая, не карает человека, а, напротив, с особенной к нему любовью и трепетом дает шанс проявить силу воли и стать к Нему на шаг ближе, увидеть то, что обычным людям видеть не дано.

Так почему глухие умеют слушать? Возможно, причиной тому становятся физиологические особенности, а возможно, воля к жизни, которая дает стимул для преодоления себя и своих слабостей. Ведь им приходится ориентироваться в том же мире, что и нам, испытывая при этом серьезные физические лишения. Но, видя на себе промысел Божий, человек находит радость спасения и безграничную Его любовь. Не это ли есть счастье? Ощущать на себе Промысел, быть этим Промыслом и привносить дарованный свет в жизнь тех, кто совсем глух сердцем и душой. В ответ на наши мольбы нам дается возможность стать счастливыми, внимательными, терпеливыми, мудрыми. И то, как мы распорядимся этой возможностью, целиком Господь оставляет нам. Глухие лишены слуха, но наделены возможностью созерцания окружающего мира в тишине и спокойствии. Но решение воспользоваться ими так же стоит за каждым. И советником в этом выборе являются не органы чувств, а сердце и человеческая душа.


Опубликовано 15.03.2013 | Просмотров: 165 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter