Вадим Лозовский. Образ Божий в лице ближнего

Вадим Лозовский. Образ Божий в лице ближнего

Во Имя Отца и Сына и Святого Духа!

Вот и завершилась первая седмица Великого поста, период, в который каждый из нас, по мере своих сил и возможностей, постом и молитвой, воздержанием от всего мирского и суетного старался приблизиться к тому естественному первозданному состоянию человеческой души, состоянию максимальной свободы от страстей, греха и порока, чтобы подвести для себя некий итог и попытаться честно ответить на вопрос: сумели ли мы в период этих семи дней осуществить на практике то, к чему нас на протяжении подготовительных недель призывала Святая Церковь; смогли ли мы хотя бы на один шаг приблизиться к Богу; сумели ли мы рассмотреть через тусклое стекло наших сердец Христа в нашем ближнем и по примеру милосердного самарянина послужить Ему [10,631-634]?! А между тем сегодняшнее Евангельское чтение поразительным образом перекликается с тем духовным состоянием, которое возникло у нас в первую седмицу Великого поста [3, 154].

Однако сегодняшний воскресный день в сознании каждого из нас запечатлен, прежде всего, празднованием Торжества Православия – события, которое произошло более тысячи лет назад, когда была повержена одна из самых значительных ересей в истории Церкви – ересь иконоборчества.

Но мы можем задаться вопросом: какое же отношением имеет сегодняшнее Евангельское чтение к празднику Торжества Православия? Евангельский отрывок, прозвучавший именно сегодня, по окончании первой седмицы Великого поста, имеет очень глубокий, таинственный и загадочный смысл, напрямую связанный с празднуемым сегодня событием.

В Евангельском чтении говорится о том, как пришедший в Галилею Спаситель, еще почти никем не узнанный и не признанный, встретился с одним из Своих будущих апостолов — Филиппом. Святой апостол Филипп сразу узнал в Нем Мессию – Спасителя, и устремился поделиться этой радостной вестью с одним из своих ближайших единоверцев и единоплеменников, будущим апостолом Нафанаилом. Филипп прибежал к Нафанаилу и торжественно возвестил, что пришел Мессия — Тот, о Ком говорил Моисей в Законе и о Ком писали пророки [3, 154-155]. Реакция Нафанаила удивительна:  из Назарета может ли быть что доброе?

Для Нафанаила предположение, что Мессия, царственный избавитель из рода Давида, который освободит народ Божий от ига римлян и покорит все народы земли, мог придти из Назарета, было непостижимым и недопустимым, поскольку Назарет был всего лишь небольшим селением. Поэтому место жительства Мессии в Назарете являлось, своего рода, безумием, соблазном, камнем преткновения для правоверного иудея, к которым относился Нафанаил [2].

Далее Иисус приветствует Нафанаила как «израильтянина, в котором нет лукавства». Почему «нет лукавства»? Возможно, это отголосок псалма: «Блажен человек, которому Господь не вменит греха, в чьем духе нет лукавства» (Пс 31:2). Нафанаил расценивается Спасителем как благочестивый потомок Иакова-Израиля, который не принимает участие в печально известном обмане своего праотца, который хитростью похитил у своего брата Исава отцовское благословение первородства (ср. Быт. 27:35, Авраам говорит Исаву: «…брат твой пришел с хитростью и взял благословение мое»), но старается жить по правде Божией [2].

На неожиданный вопрос Нафанаила «Почему Ты знаешь меня?» Спаситель отвечает еще более неожиданно: «Прежде, нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя» (Ин 1:48). Он говорил о том, что видел Нафанаила, стоящим под смоковницею еще до их встречи.

И здесь что-то происходит в душе Нафанаила. Стоя под смоковницей, Нафанаил, видимо, переживал в тот момент что-то очень значимое для себя.

Смоковница в иудейской традиции всегда является символом молитвы и чтения Закона Божия (лист смоковницы имеет пять лепестков, что символизирует Пятикнижие Моисея). По всей видимости, будучи ревностным благочестивым иудеем, Нафанаил, следуя Закону Моисееву, трижды уединялся под смоковницей для частной молитвы, для личной беседы с Богом. Возможно, в один из таких моментов он, с особым усердием испрашивая у Господа даровать своему народу Истинного Мессию – Избавителя, пережил особое состояние ощущения близости присутствия Божия, личную теофанию, которая особо запечатлелась в его душе. И именно об этом ощущении напоминает ему теперь Спаситель [5, 207; 7, 40-41]. И это напоминание заставляет Нафанаила в страхе и глубоком благоговении исповедать Иисуса Сыном Божиим и Царем Израиля: «Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев»  (Ин 1:49). По сути дела в Иисусе Христе Нафанаил видит (явление) осуществление спасительной Правды Божией, за которую страдало неисчислимое множество как ветхозаветных, так впоследствии и новозаветных праведников, которые своей стойкостью в вере сохранили чистоту Православного вероучения, оберегая его зачастую ценой своей жизни от ересей и лжеучений [1,380-381; 9, 466-467]!

В своем исповедании, в своем именовании Нафанаил подтверждает в первую очередь пророческое достоинство Иисуса Христа, через Которого и посредством Которого Бог говорит со своим народом. Но Нафанаил признает в личности Иисуса не просто Пророка, ибо здесь Тот, кто больше пророка (Мф 11:9; Лк 7:26), а по сути дела, Сына Божия, Единосущную Царственную Премудрость Божию, превосходящую премудрость царя Соломона, ибо здесь Тот, Кто больше Соломона (Мф 12:42; Лк 11:31) [2; 5, 98-99; 4, 87; 8, 46-47]. Того, Кто наравне с Богом Отцом обладает способностью проникновения в тайну всего сущего, даже в тайну человеческих сердец, ибо здесь Тот, Кто знает Бога, кто видел Бога Отца и получил Свое знание от Него (Ин 6:46; 8:38; 14:9).

Нафанаилу дозволяется увидеть Иисуса в Сыновней Ипостаси, т. е. увидеть Источник, из Которого исходит вся Его премудрость, все Его деяния, Его сила и Его (царская) власть, ибо Он и Бог Отец – одно. Таким образом, Нафанаил видит во Христе не просто пророка, но видит Его единство, Единосущие с Богом Отцом и становится по сути дела свидетелем тайны, которая спустя три века найдет свое догматическое изложение в Никео-Цареградском символе веры [6, 219-220].

Парадоксально, что в параллельном повествовании ап. Лука помещает исповедание ап. Петра Иисуса Сыном Божиим также в контекст молитвы (Лк 9:18). Таким образом, молитва, молитвенно–аскетическое делание является необходимым условием признания, исповедания Христа Сыном Божиим, ибо «никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1Кор 12:3). Удивительно также то, что спустя практически восемь столетий в догмате иконопочитания Отцами Восьмого Вселенского собора, по сути дела, догматизируется, ипостазируется сама область именования, сама область молитвы, молитвенного делания. Ведь именно в движении молитвы, в аскетическом сосредоточии и в его динамике, в молитвенном именовании и заключается та реальная связь между образом и Первообразом. В иконопочитании мы именно движением молитвы, этой реальной связью Человека и Бога и в Боге, связью со святыми в присутствии Благодати Божией, от образа восходя к Первообразу, и осуществляем их реальную связь!

Далее, отвечая на вопрос Нафанаила, Иисус приоткрывает Свою тайну: «отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому». В этом откровении Иисус предстает как Новый Иаков. Сон патриарха, когда ему привиделась доходящая до небес лестница, по которой поднимались и спускались ангелы Божии, — этот сон стал явью, воплотившись в Иисусе. Сам Иисус есть «Врата Небесные». Он – Истинный Иаков, Сын Божий и Сын Человеческий, Родоначальник Нового Израиля. Он — Истинный Посредник, Точка Соприкосновения неба и земли, в Котором благословения небес снисходит на грешное человечество [2; 8, 46-47].

При этом Спаситель обещает, что он, Нафанаил, а вместе с ним и другие Его ученики, увидят больше сего и это большее, по-видимому, начнется в Кане на третий день (Ин 2:1-11), когда Иисус претворит воду в вино, и Его ученики уверуют в Него.

И дай нам Бог, дорогие братья и сестры, в эти поистине святые дни Великого поста также увидеть «нечто большее», а именно, узреть нашего Господа, узреть Христа, узреть Образ Божий в лице своего ближнего и, постепенно совершенствуясь в служении и в братской любви к нему, все выше и выше подниматься, восходить по духовной лестнице молитвенно-аскетического делания к Первообразу, все ближе и ближе приближаясь к Богу, как приблизились к Нему Нафанаил и Филипп в сегодняшнем Евангельском чтении. Аминь.

Список использованной литературы

1. Иоанн (Снычев), митр. Голос вечности (проповеди и поучения). СПб, 2010.
2. George R. John // Word Biblical Commentary, Vol. 36. Dallas Texas, Word Books Publisher, 1987. [Электронный ресурс].
3. Георгий Митрофанов, прот. Проповеди. М.: Издательство Крутицкого подворья Отдела по делам молодежи Московского Патриархата, 2008 г.
4. Джон Брек, прот. Хиазм в Священном Писании. – М.: Издательство Общедоступного Православного Университета, 2004.
5. Иеремиас Иоахим. Богословие Нового Завета. Часть первая: Провозвестие Иисуса. М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999.
6. Антоний (Сурожский), митр. Во Имя Отца и Сына и Святого Духа (проповеди). Клин: Христианская жизнь, 2004.
7. Merrill C. Tenney. The Gospel of John // The Expositors Bible Commentary with the New International Version. Vol. 9. Zondervan, Grand Rapids, Michigan, 1981.
8. Иннокентий (Борисов), архиеп. Пост благоприятный (проповеди на недели Великого Поста). СПб.: Сатис, 2004.
9. Архим. Кирилл (Павлов). Проповеди. Сергиев Посад, Свято – Троицкая Сергиева Лавра «Троицкая Библиотека», 2006.
10. Николай (Ярушевич), митр. Сила любви (избранные проповеди). М.: «Правило веры», 2007.

Проповедь на Божественной литургии в Неделю Торжества Православия.


Опубликовано 13.03.2011 | Просмотров: 187 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter