Тихая Пристань житейского плавания

Тихая Пристань житейского плавания

Неделю назад, братия и сестры, мы слышали евангельское чтение, в котором говорится про апостолов, собравшихся в помещении за закрытыми дверями «страха ради иудейска». Сегодня нашему мысленному взору предстанет совершенно иная картина: утихли народные волнения – распят Возмутитель спокойствия, толпа получила желаемое и уже позабыла о предавших Его последователях. Жизнь продолжается, апостолы успели преодолеть стокилометровый путь от Иерусалима до Тивериадского озера и вернулись к знакомому с детства занятию – спустя долгие три года они вновь отправляются на рыбный промысел. Эта радикальная перемена произошла по инициативе Петра, которому, по всей видимости, просто надоела неоднозначность ситуации, утомило затянувшееся ожидание. Он говорит: «Иду ловить рыбу». Другие апостолы ответили согласием; и вот они в лодке посреди Галилейского моря вновь забрасывают сети. Но что удивительно, мастера своего дела, по словам Евангелия, «не поймали в ту ночь ничего».

Каждому из нас хорошо знакомы досада, недовольство и раздражение, явившиеся следствием безуспешного, безрезультатного дела. Будь то письменная работа, в самом начале которой была допущена ошибка; музыкальное произведение, в момент исполнения которого хор вступил не в тот аккорд; собранный агрегат автомобиля, от которого остались «лишние» комплектующие. И работа не выдержит критики, произведение не прозвучит, автомобиль не сдвинется с места. Долгие часы работы мысли, репетиций, ремонта потрачены впустую. Ко всему прочему апостолы трудились ночью, что требует гораздо больших усилий. И вот на заре они понимают, что сети до сих пор пусты, труд их оказался тщетным – морская пучина осталась равнодушна к их усилиям.

Море является давним и устойчивым образом, олицетворяющим мир вокруг нас, его суету и преходящий характер. Образ этот имеет место и в богослужебных текстах, и в творениях святых отцов. В частности святитель  Игнатий (Брянчанинов), размышляя над словами 103-го псалма, прибегает к аллегорическому толкованию текста: морем назван мир, змием – низвергнутый на землю падший ангел, а «бесчисленными животными и рыбами, которыми наполнено море, названы люди всех возрастов, народностей, званий, служащие греху».

Но среди треволнений окружающего мира мы не оставлены без опоры, без необходимого нам источника стабильности – с образом моря неразрывно связан образ корабля как символа Церкви Христовой. Это сравнение как нельзя более актуально в стенах нашей Академии. И не только потому, что ее эмблемой является парусник – по большому счету, на повседневную жизнь учащихся не имеют влияния ни курсы валют, ни миграции беженцев, ни военные действия. Наглухо отгородившись от окружающего мира стенами с восхитительной живописью и витражными окнами, мы рискуем забыть, что нас ждет за бортом нашего корабля, рискуем разучиться плавать.

Посему важно не терять связь с окружающим миром и трезво оценивать те реалии, что ждут нас за порогом. Да, в России три четверти населения именуют себя православными. Но две трети из них ни разу в жизни не причащались. Ситуация эта напоминает некую игру, целью которой является достижение психологического спокойствия, убежденности в том, что Русь все еще Свята. Между тем секулярное мировоззрение вполне успешно конкурирует с христианским – сложилась своя иерархия ценностей, свои заповеди и правила, даже своя эсхатология. Чает ли современный мир «воскресения мертвых»? Отнюдь. Конец времен мыслится как торжество разума над материальным миром, покорение природных сил и превращение их в орудие человеческих целей, человеческого интереса и благополучия. Если продолжить аллегорию, то можно сказать, что вселенский океан будет скован льдом научно-технического прогресса, и мы сможем ступать по тверди морской легко и непринужденно. Подобно Спасителю, Которому уже не будет места в нашей жизни.

В противостоянии Града Божьего и Града Земного вряд ли возможен компромисс. Сам Христос уподобляет «Царство Небесное купцу, … который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имеет, и купил ее» (Мф 13:45-46). Жемчужина эта не терпит конкуренции, она никогда не станет всего лишь элементом в нашей «коллекции» драгоценностей. В поисках этой жемчужины нам совсем не обязательно вслед за апостолом Петром прыгать в морскую пучину. Достаточно будет, подобно прочим апостолам, продолжить свой размеренный путь, памятуя о том, что на море нет конкретного пути. Пути там повсюду, для каждого уготован свой. Но все они простираются за горизонт нашей земной жизни. Туда, где бесконечность моря сольется с бесконечностью неба и где мы сможем сказать «к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти: возведи от тли живот мой, Многомилостиве!».

Проповедь студента 4 курса бакалавриата чтеца Григория Борисова, произнесенная за всенощным бдением в храме апостола и евангелиста Иоанна Богослова в Неделю 21-ю по Пятидесятнице 24 октября 2015 года.


Опубликовано 25.10.2015 | Просмотров: 271 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter