Священник Вячеслав Никитин: Самое главное для семинариста — это трудолюбие, послушание и честность

Священник Вячеслав Никитин: Самое главное для семинариста - это трудолюбие, послушание и честность

Интервью со священником Вячеславом Никитиным, и. о. проректора по воспитательной работе Санкт-Петербургской православной духовной академии.

Интервью приурочено ко дню памяти св. блгв. князя Вячеслава Чешского, небесного покровителя отца Вячеслава. Поздравляем!

— Какие основные задачи стоят сегодня перед институтом проректората по воспитательной работы? Какие проблемы наиболее актуальны?

— Еще совсем недавно прихожане были счастливы просто иметь у себя на приходе батюшку, который умеет правильно служить. Это время прошло. Простой требоисполнитель на приходе не только не нужен, он даже опасен для Церкви. Общество XXI века ставит перед Церковью все новые и новые задачи. Именно поэтому воспитание доброго, высокообразованного, исполненного жертвенной любви пастыря, способного не только объединить вокруг себя верующих людей, но и привести их ко Христу, есть первоочередная задача воспитательного процесса в духовных школах. При этом в процессе духовного воспитания возникает много трудностей и проблем. Задача проректората по воспитательной работе состоит не в том, чтобы подслушивать и следить, превращаясь лишь в карательное оружие администрации школы, а действительно помогать и воспитывать молодых людей. Помогать расти духовно, помочь молодому верующему человеку стать настоящим пастырем Церкви. Здесь напрашивается другой вопрос: а что такое воспитание? Воспитание — это помощь человеку, помощь не только в приобретении богословских знаний, но и в раскрытии своих талантов в этих духовных школах. Таким образом, помочь студенту раскрыться — это также важная задача проректората по воспитательной работе. Порой молодому человеку, пришедшему сюда и окунувшемуся в особую, я бы сказал, уникальную атмосферу, где наука переплетена с духовностью, бывает трудно настроиться и правильно себя организовать. Некоторые открыто говорят: тяжело молиться и при этом учиться, тяжело ходить на богослужения, тяжело подчиняться определенному распорядку. Мы должны по-отечески с любовью помочь человеку настроиться на жизнь в школе. В личных беседах со студентами я стараюсь помочь им влиться в жизнь наших духовных школ. Ни в коем случае нельзя ломать человека, поскольку каждый человек — это отдельная, уникальная личность. С другой стороны, человек, пришедший сюда, в духовную школу, действительно должен познакомиться и воспринять традиции Санкт-Петербургских духовной академии. Это и есть самая тяжелая задача, которая стоит перед проректоратом по воспитательной работе: помочь человеку подружиться со академией, познакомиться с ее многовековыми традициями, стать ей действительно родным, своим, если можно так сказать, прирасти к ней.

— Сегодня в Академию приходит совершенно новое поколение молодых людей. Как определить, есть ли у студента призвание? Что такое призвание вообще?

— Действительно, это сложный вопрос, что такое призвание и как его определить. Например, за рубежом, есть ли у студента призвание или нет, решают очень скрупулезно. Проучившись в богословском колледже за рубежом, я знаю, как это делают в Англиканской Церкви. У них человек, прежде чем поступить в семинарию и получить духовное образование, отправляется на приход, где в течение года находится под наблюдением настоятеля. Настоятель наблюдает за молодым человеком, как он себя ведет, как молится. После года такой практики настоятель пишет рапорт на имя епископа, и если возникают какие-либо вопросы, то юноша отправляется на другой приход еще на год. И уже другой настоятель наблюдает за этим молодым человеком и вновь дает свою характеристику. И уже на основании этих документов человек поступает в богословский колледж, где его ждет еще несколько собеседований.

В нашем духовном образовании в Русской Православной Церкви большую роль играет рекомендация священника, которую получают все студенты. Если настоятель добросовестно относится к своим обязанностям и внимательно смотрит на человека, то он видит его в разных сложных жизненных ситуациях и определяет, достоин ли он быть воспитанником духовной школы или нет, достоин ли он быть пастырем. И, конечно, последняя ступень перед принятием на учебу — это беседа со священноначалием в духовной школе (с владыкой ректором, с другими проректорами и со мной в частности). Это собеседование необходимо, чтобы выявить желание человека или его призвание, призвание к пастырскому служению. Что же такое призвание? Способен ли человек отдать себя, отдать себя для Церкви или все-таки какие-то личные мотивы (корысть, благосостояние, карьерный рост и т.д.) являются главной причиной его поступления в духовную школу. И если у человека есть призвание к пастырскому служению, то это предполагает его полную отдачу Богу, Церкви и своей будущей пастве. Т. е. он приходит не для того чтобы взять, но для того чтобы отдать себя на служение Богу, получая при этом все необходимое, в том числе и знания, в нашей духовной школе.

— Какие качества Вы особенно цените в студентах, а к каким Вы не снисходительны?

— Для студента, который учится в духовной школе, на мой взгляд, самое главное — это трудолюбие, послушание и честность. Трудолюбие в учебе, когда он любит труд не только физический, но и умственный, когда он занимается, когда он действительно тратит свое время для того, чтобы постичь богословские дисциплины, когда он тратит свою энергию и силы на то, чтобы стать богословски более грамотным человеком. И, конечно же, мне очень нравится, когда человек действительно честный. Моя должность иногда ставит меня в такое положение, когда я узнаю, что некоторые студенты лгут, лгут в глаза. Бывает так, что человек по слабости совершает какой-то проступок, но он честен перед собой, передо мной как его воспитателем. Конечно, к такому человеку проявляется снисхождение, и его немощи мы покрываем евангельской любовью. Вот эти качества, я думаю, самые главные. Если человек воспитает их в себе, разовьет эти качества — трудолюбие, послушание и честность — он будет действительно хорошим пастырем. Что же касается качеств, к которым я не снисходителен, это, конечно, те случаи, когда студент проявляет лукавство — лукавит и лжет. Я считаю, что это будет мешать человеку в будущей пастырской деятельности. Если он не брезгует этими качествами здесь, то в дальнейшем они будут еще больше развиваться. Человеку, который учится в духовной школе, надо всеми силами сторониться этих грехов. Необходимо бегать от греха лжи и лукавства. Бывает, что человек, слабый и несовершенный, совершает какой-то проступок, который по воспитательной части нашей духовной школы действительно серьезный, но он искренен, честен, и к такому человеку даже чувствуешь симпатию.

— Здесь можно привести цитату из Чехова: «Даже если человек обманывает или врет, я всегда его слушаю, чтобы понять, почему он это делает».

— Да, конечно. Еще можно привести такое качество, как воровство. Это случается. Случается это даже и в некоторых монастырях. Конечно, такие люди приходят и к нам, и к ним нет никакого снисхождения.

— Какой смысл Вы вкладываете в такое слово, как «послушание»? С одной стороны, послушание превыше всего, а с другой стороны, возникает ситуации, когда необходимо проявить рассудительность. Есть ли здесь четкая граница?

— Послушание, конечно, довольно сложное слово. Иногда им спекулируют. Говорят: сделай то или иное «за послушание», приводя практику монастырей, когда человек иногда даже нелогичные вещи должен выполнять «за послушание». Послушание предполагает, прежде всего, доверие. Доверие к тому человеку, который дает это послушание. Т. е. человек, приходящий сюда, в духовную школу, и желающий получить образование и воспитание, должен, прежде всего, испытывать доверие к своему начальству. И это логично. Если я кому-то не доверяю, я никогда не буду рядом с этим человеком. Я не хочу находиться с ним рядом, потому что я могу пострадать, если он задумает против меня недоброе. В человеке, который пришел в духовную школу, в первую очередь должно быть доверие к своему куратору, преподавателям, доверие к священноначалию, к нашему владыке ректору. Прежде всего — доверие. Если в человеке будет это качество, если он будет доверять, то действительно, все, что ни предложат ему в этой школе, он будет выполнять с кротостью и благоговением, зная о том, что никто из преподавателей, никто из администрации не желает ему зла. Если студент отдает себе в этом отчет, он поймет, что все, что делается в этой духовной школе, абсолютно все направлено на благо студента, делается для него и ради него. Здесь имеется и эффект обратной стороны. Возлагая на кого-то послушание, священноначалие доверяет этому человеку. Например, писать статьи на наш сайт. Священноначалие доверяет этому человеку, подразумевая, что в силу тех или иных способностей, он напишет хорошую статью и она, статья, будет представлять духовную академию. Или выполнить какую-нибудь работу, например, уборку храма. Здесь, опять же, сотрудник академии, который дал это послушание, доверяет и верит, что студент, который будет его исполнять, сделает эту работу добросовестно, что после работы его храм будет выглядеть достойно. Таков обратный эффект. Поэтому человек должен действительно понимать, что ему верят, поручают и доверяют ту или иную работу. А если студент не испытывает доверия к своему священноначалию, то у него будет складываться ложное представление о послушании.

— Есть ли определенная граница личной жизни студента, за которую инспекция никогда не переступит?

— Каждый человек решает этот вопрос индивидуально. Каждый дежурный помощник, каждый начальник, у которого есть хоть какие-то подчиненные, решает этот вопрос сам. Я глубоко уважаю личную жизнь студента и действительно стараюсь, чтобы личные моменты его жизни не становились достоянием других людей, маленькой общественности наших духовных школ. Я придерживаюсь следующего принципа: если есть что-то тайное, то рано или поздно оно станет явным. Если человек что-то скрывает и ведет при этом нечестный образ жизни, тут даже нечего подслушивать или подсматривать. Нет такой тайны, которая не стала бы явью. Человек должен это сам понимать.

— Как сохранить себя между Евангелием и повседневностью?

— В этом состоит одно из первых искушений, которое встречает молодой человек, пришедший в духовные школы. Он становится семинаристом, поэтому его родственники, знакомые и друзья сразу начинают воспринимать его как будущего священнослужителя, и естественно, их требования к этому молодому человеку возрастают. Но он еще не священнослужитель. Он еще не вырос, он еще вчера сидел за партой в школе, а сейчас он — семинарист. Он по молодости не может соответствовать еще духу пастырства, он только учится, образовывается. Он только входит в образ пастыря, самого образа пока еще нет. Но есть желание, есть стремление быть и соответствовать этому образу.

Некоторых перемен в стиле одежды и поведении требуют и правила поведения в духовной школе. Поэтому случается так, что от молодого человека требуется больше, чем он может дать. Вследствие этого некоторые молодые люди делают большую ошибку. В кругу своих близких и знакомых, которые знают, где обучается этот молодой человек, а также в самой духовной школе молодой человек ведет себя одним образом, а в местах, где его не знают, он ведет себя совсем по-другому. Здесь его действительно подстерегает опасность. Опасность в чем? В том, чтобы не превратится в артиста. У себя дома или на улице я один, я не притворяюсь, я настоящий, а в духовной школе я совсем другой, я уже благочестивее, я уже молитвеннее и т.д. Очень важно, чтобы этот человек понял с самого первого дня обучения, что такая игра очень опасна. Что так можно в конечном итоге стать артистом. Батюшка на приходе один, а дома, среди своих родных, друзей — совсем другой. Ни в коем случае нельзя «играть» роль пастыря, нужно быть пастырем, быть одинаковым всегда, быть им независимо от ситуации, окружения, местоположения. Если человек действительно благочестив, то он благочестив везде, ему не надо притворяться. Нужно быть самим собой всегда, быть честным по отношению к самому себе, и не надо играть роль семинариста, надо быть семинаристом.

— Ваши пожелания студентам.

— Очень часто бывает так, что когда выпускники произносят речи во время выпускного акта, студенты замечают: «Вот только что поступил, а уже выпуск, вчера сдавал вступительные экзамены — сейчас уже направление на приход или преподавательскую деятельность. Время пролетело мгновенно». И действительно, это так. Время быстро летит, так что человек не замечает. Вот уже и диплом, защита кандидатской диссертации в академии, а человек говорит: «Как много времени я потратил зря!». Я искренне желаю студентам, чтобы именно это время они не тратили зря, не тратили попусту те часы, дни, годы, которые они проводят в духовных школах. Когда станут пастырями, будут только мечтать, чтобы выделить хотя бы два часа в день, а иногда и в неделю, чтобы пойти библиотеку и прочитать ту богословскую литературу, которая им нужна. Сейчас для студентов эта возможность есть. И я желаю, чтобы эту возможность они не потеряли.

— Отец Вячеслав, большое спасибо Вам за уделенное время. Помощи Вам от Господа в Ваших поистине нелегких трудах. Многа и благая лета!

Беседовали: Вадим Лозовский и Алексей Медведев


Опубликовано 12.10.2010 | Просмотров: 350 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter