Священник Сергий Ладанов. Богословская оценка научно-технического прогресса в контексте «трудной проблемы сознания»

Священник Сергий Ладанов. Богословская оценка научно-технического прогресса в контексте «трудной проблемы сознания»

Что делает человека самим собой, что очерчивает его границы? Ответ кажется очевидным – это наше сознание, наша внутренняя субъективная реальность. Но что это такое – сознание? «Это одновременно и наиболее очевидная и наиболее таинственная особенность нашего разума»[1]. С одной стороны, что может быть более очевидным, чем то, что каждый человек является субъектом собственных переживаний, автором собственных мыслей идей? С другой стороны, что представляет из себя этот поток субъективных переживаний и как такое явление может порождаться живыми существами вещественного мира?

Рассматривая понятие «сознание» в контексте богословского осмысления мы можем обозначить его некой частью нематериальной бессмертной души, ее способностью осмысленно воспринимать и отображать действительность. Но с научной точки зрения подобное определение неприемлемо. Из научной среды изгоняется не только понятие «душа», как «ненаучное» (оно заменяется более «удобными» терминами как сознание, психика, разум), но и основные взгляды, философские концепции и положения относительно природы сознания, в основе которых лежит теистическая вера и религиозные идеи. Таким образом, современная наука пытается объяснить многие явления нашего мира, в частности, нравственные и другие проявления духовной жизни в человеке, без Бога, духа и души.

Православная антропология не отвергает, как кажется на первый взгляд, но наоборот поддерживает многие из научных фактов и теорий. Более того, именно эта дисциплина может помочь в осмыслении и объяснении тех явлений, над которыми безрезультатно трудятся ученые. В основном, это относится к проблемам духовного характера, духовных явлений и таких вопросов, которые затрагивают поиск источника сознания. По сути, «отношение к сознанию человека как интегральной и базовой реальности души человека»[2] является одним из главных расхождений между наукой и православной антропологией. Как в рамках современной науки, так и в православной среде трудно дать конкретное определение понятию «сознание», однако только святоотеческая антропология, в отличие от научных направлений, единодушна в отношении природы внутренней субъективной реальности.

Согласно богословской мысли, сознание есть свойство и способность, «по коему человек, утверждая свое собственное бытие и бытие вещей вне себя, отличает их от себя, а себя от них»[3]. В случаях обращения внутрь себя (сознание своей личности) это именуется самосознанием[4]. Субъектом самосознания является дух, которым мы познаем глубочайшую сущность нашего существа (личности). Таким образом, самосознание выступает функцией нашего духа[5]. Из этого следует, что святые отцы определяли сознание как некую часть бессмертной души человека, ее способностью осмысленно воспринимать и отображать действительность. А поскольку душа нематериальна и непознаваема во всей глубине, то же относится и к ее определенным функциям и свойствам, к коим святые отцы и относят наш внутренний мир и способность сознания.

Несмотря на это наука придерживается иного мнения. Собственно, в основе этого мнения лежат изменения в самом мировоззрении, которые сначала затронули философию (переход от дуализма к монизму), затем, по мере развития науки, данной тенденции стали придерживаться и ученые-эмпирики. Однако переход к материализму не дал положительных результатов: возникновение различных философских течений лишь осложнило ситуацию. Душа, а точнее теперь – сознание, стало восприниматься как продукт работы мозга, вследствие чего возникли трудности с объяснением того, как наша субъективная психологическая реальность вписывается в материалистическую картину мира.

Вывод, к которому приходят ученые, таков: чтобы ментальная субстанция могла причинно взаимодействовать с физическим миром (имеется в виду мозг), она должна обладать какими-нибудь физическими свойствами. Из этого вытекает следующий вопрос: если ментальная субстанция является самостоятельной и не зависящей от физической субстанции (мозга), то почему сознание человека (свойство души) может разрушаться в результате каких-либо повреждений головного мозга? Следовательно, полагают ученые, содержание и функции субъективной реальности напрямую зависят от структуры и деятельности мозга. Однако научная практика доказывает обратное. В основном, это касается исследований устойчивого вегетативного состояния и состояния минимального сознания вследствие тяжелых травм головы, когда сознание пациента постепенно возвращается, а также внетелесные переживания вследствие клинической смерти. Именно такие научные факты бросают вызов устоявшимся материалистическим положениям. Конечно, многочисленные примеры различных физических и химических воздействий (травмы или психотропные вещества) на мозг подтверждают определенную роль нейронных сетей, которые играют в реализации работы человеческого сознания, «но они отнюдь не подразумевают, что сами по себе мысли являются продуктом деятельности нервных клеток[6].

Согласно святоотеческой антропологии, взаимосвязь «душа – тело» (в научном понимании — «сознание – мозг») является непостижимой тайной для человека. Единственное, что нам открыто через святых отцов и на основании чего можно делать соответствующие выводы, это характер взаимоотношений телесного и духовного: тело есть орган и орудие души, через которое она проявляет себя в материальном мире. Любое движение человека, по сути, является движением и тела и души одновременно: действие одного элемента без участия другого невозможно. Чтобы душа могла воздействовать на окружающее ей необходимо вещественное тело, равно как и телу, чтобы жить и совершать действия, нужна животворящая душа. Поэтому, если повреждается какая-либо часть мозга, или его определенная зона, что влечет за собой изменения в личностных качествах человека, это не означает, что подвергается дефекту невещественная и бессмертная душа, изменяется лишь ее способность проявлять себя через расстроенный и травмированный орган. Как пишет д-р С. Парниа, вегетативное состояние или состояние минимального сознания «как правило, бывает следствием хронических дефектов в тех конкретных нейронных цепочках, которые управляют сознанием. При этом следует понимать, что тем не менее, когда мы спим или когда получаем общий наркоз, принимаем мощные психотропные препараты, страдаем от сильного воспаления, теряем сознание, мы не «теряем» его в строгом смысле этого слова… В такой ситуации перестают действовать те цепочки, которые управляют работой сознания, а следовательно, мы просто не видим его проявлений и взаимодействия с окружающим миром. В подобных условиях оно не способно перерабатывать внутренние и внешние сигналы – такие, скажем, как боль или воспоминания о прежнем опыте. Вот почему в глубокой коме мы ничего не чувствуем. В этой ситуации сознание человека, его «я» или душа, переходит в режим гибернации и, продолжая существовать, просто перестает с чем-либо осмысленно взаимодействовать»[7]. Собственно, способности души остаются неизменными, и вполне могут снова нормально действовать, если тело восстановится и вернется в исходное состояние. А тот факт, что поврежденное тело таким образом действует на способность проявления души доказывает не его определяющую роль, а тесную связь, которая объединяет в составе природы человека душу и тело.

То же можно сказать и о предсмертном опыте, описывая который некоторые ученые приходят к выводу, что душа, сознание или личность человека сразу после момента смерти никуда не исчезают: «уже сейчас можно сказать: по крайней мере, первые несколько часов после смерти (время, в течение которого сохраняется возможность вернуть человека к жизни и которое уже доступно для научных исследований) разум, сознание, психика (или душа) – то, что в совокупности составляет человеческое «я», — продолжают свое существование. В тех случаях, когда через несколько часов после момента смерти удается обратить процесс умирания вспять и вернуть человека к жизни, вместе с жизнью к человеку возвращаются сознание или душа. Таким образом, можно считать доказанным факт существования «загробной жизни» хотя бы в течение нескольких часов после смерти»[8]. Основанием подобных выводов служат свидетельства реаниматологов, исследующих мозг в момент остановки сердца и некоторое время после этого.

Согласно их утверждению, хоть душа каким-то образом и взаимосвязана с мозгом, она может существовать даже после того, как начались процессы биологической смерти. Этим подтверждается святоотеческое учение о бессмертии души, и научные факты подобного рода могут являться доказательством того, что вокруг нас существует мир феноменов и объектов, не зависящих от нас.

Еще одним исследовательским направлением, которое затрагивает область изучения сознания, является работа над созданием аналога субъективной реальности на технической основе, — т.е. создание искусственного разума (а именно, составление правильной программы, которая действительно создаст разум и воспроизведет сознание). В отличие от искусственного интеллекта, который понимается как машина с заданным алгоритмом, искусственный разум должен обладать неформализуемыми творческими способностями (то есть, креативностью) и способностью к самообучению (адаптации). Немало важно и то, что многие ученые всерьез задумываются о подобных системах как о «личностях» с собственной волей и целями. Но для этого, как утверждают специалисты, необходимо решить эту самую «трудную проблему сознания», то есть объяснить, что такое сознание и как оно связано с мозгом.

Таким образом, понимание природы сознания, души, психики, учеными видится как прорыв и настоящая революция в науке, философии и медицине. Но при этом важно четко осознавать, что именно будет полезно человеку и что будет ему во благо. «Свои невидимые и всегда несказанно таинственные совершенства Троичный Господь нам частично открыл в сотворении видимого и невидимого мира…»[9] Это означает то, что человеку во благо и во спасение – доступно для его понимания и постижения. Остальное же скрыто от человеческого ведения. Нам достаточно лишь то, что открыто через Священное Писание и святых отцов. Остальное же, «все, что несообщимо разумным тварям, непознаваемо»[10].

Итак, взаимосвязь души и тела (в научном понимании, сознания и мозга) – тайна, не доступная человеческому восприятию и постижению. Несомненно, сознание человека связано с мозговой деятельностью, но не как с органом, которое производит субъективную реальность, а как с инструментом, через который нематериальная душа может проявлять себя в физическом мире. Поэтому положение о том, что мозг порождает сознание неверно: душа, которая дает жизнь всему телу вместе со всеми органами, и обеспечивает работу мозговой деятельности, которая в свою очередь и воспроизводит наше сознание. «Установлено, что мозговые процессы каким-то образом коррелируют с нашими мыслями, — пишет С. Парниа, — но пока что никто не смог доказать, происходящие ли в мозге явления обуславливают работу нашего сознания, или наше сознание возбуждает какие-то процессы, протекающие в мозге, либо нечто третье, что является причиной и первого, и второго»[11]. Из этого следует, что и наделение техники такими качествами как субъективная психологическая реальность, что подразумевает наличие внутреннего мира, и перенос сознания на технический носитель не представляется возможным. Творение человеческих рук, даже с идеально точной искусственной нейронной сетью, не сможет воспроизвести сознание и стать личностью с собственной волей, так как не будет обладать важнейшим компонентом – бессмертным духом, источником которого является Бог. То же относится к воле и творческим способностям, что святыми отцами расценивается как способность человека к богоподобию: «Бог, создавший естество человеческое, даровал ему бытие, совокупное с волей, и сочетал с этой волей творческую способность [осуществлять] надлежащее»[12]. Поэтому любые попытки добиться каких-либо результатов в области искусственного разума смогут привести лишь к созданию сложных систем, с различными функциями и опциями, но никак не к «искусственной» личности. А любые способы интерпретировать или отождествить подобные системы как «личность» на самом деле окажутся подменой понятий, так как ее неотъемлемыми свойствами как раз и являются свободная воля, способности самосознания и творчества.

Наука построена таким образом, что действительными признаются только те сущности, которые могут быть изучены с объективной точки зрения стороннего исследователя или наблюдателя. Это относится к физическим сущностям, которые могут наблюдаться и изучаться на различных микроуровнях. Но наше сознание не подчиняется таким принципам по той причине, что наша душа не принадлежит вещественному миру. Она составляет нашу личность, наше «я» — все это есть наша черта богоподобия. А поскольку источником нашей жизни, духа, есть Творец Бог, поэтому все методы и подходы материалистической науки, направленные на изучение того, что лежит в основе нашего внутреннего мира и что делает нас личностью, обречены на неудачу.

Несомненно, углубленное и детальное изучение мозга и его деятельности (за исключением поиска сознания) для последующих разработок в области медицины само по себе не обладает отрицательным компонентом. Создание виртуальной копии мозга (где речь идет только об искусственных нейронных сетях без моделирования субъективной реальности) могло бы, по задумке ученых, разрешить множество вопросов в области тяжелых неврологических заболеваний и помочь в создании эффективных методов лечения. Что касается использования такой компьютерной модели в разработке систем искусственного интеллекта, т.е. систем с заданным алгоритмом и программами, то подобное направление также может быть полезно для общества: начиная с автопилотного транспорта и до роботов, заменяющих человека на трудной и опасной работе. Параллельно с развитием подобных технологий необходимо уделять особое внимание созданию этических групп и комиссий по регулированию различных вопросов, связанных с внедрением и использованием инноваций. Помимо явных изменений, которые будут происходить в обществе (экономика, сфера занятости) в связи с развитием систем искусственного интеллекта, существует скрытая угроза в отношении того, насколько нравственными окажутся люди в использовании таких научных достижений. Именно поэтому в наше время особенно необходимо сотрудничество Церкви и светской науки «во имя спасения жизни и ее должного устроения»[13].


Примечание:

[1] Хофштадтер Д., Деннет Д. Глаз разума. Бахрах-М, 2003.

[2] Свящ. Андрей Лоргус. Православная антропология. 2008.

[3] Свт. Феофан Затворник. Начертание христианского нравоучения. М.: Изд. «Правило веры», 2010.

[4] Там же.

[5] Архиеп. Лука (Войно-Ясенецкий). Дух, душа, тело. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Luka_Vojno-Jasenetskij/dukh-dusha-i-telo/.

[6] Д-р Сэм Парния при участии Джоша Янга. Стирая смерть. Научный подход к вопросу о границах между жизнью и смертью. М.: Изд. «Олимп-Бизнес». 2017.

[7] Там же. С. 198-199.

[8] Там же. С. 200.

[9] Преп. Иустин Попович. Православная философия истины. Избранные главы о творении мира и человека. Золотой корабль, 2011.

[10] Архим. Софроний Сахаров. Видеть Бога как Он есть. 16 гл. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Sofronij_Saharov/videt-boga-kak-on-est/16.

[11] Д-р Сэм Парния при участии Джоша Янга. Стирая смерть. Научный подход к вопросу о границах между жизнью и смертью. М.: Изд. «Олимп-Бизнес». 2017. С. 173.

[12] Преп. Максим Исповедник. Вопросы и ответы к Фаласию. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Maksim_Ispovednik/Voprosootvety_k_falassiyu/

[13] Основы Социальной Концепции Русской Православной Церкви. XIV: Светские наука, культура, образование. Официальный сайт Московского патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html/.

Источники и литература:

1. Архимандрит Софроний Сахаров. Видеть Бога как Он есть. 16 гл. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Sofronij_Saharov/videt-boga-kak-on-est/16.

2. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Дух, душа, тело. URL:

https://azbyka.ru/otechnik/Luka_Vojno-Jasenetskij/dukh-dusha-i-telo/.

3. Д-р Сэм Парния при участии Джоша Янга. Стирая смерть. Научный подход к вопросу о границах между жизнью и смертью. М.: Изд. «Олимп-Бизнес». 2017. — 207 с.

4. Основы Социальной Концепции Русской Православной Церкви. XIV: Светские наука, культура, образование. Официальный сайт Московского патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html/.

5. Преподобный Иустин Попович. Православная философия истины. Избранные главы о творении мира и человека. Золотой корабль, 2011.

6. Преподобный Максим Исповедник. Вопросы и ответы к Фаласию. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Maksim_Ispovednik/Voprosootvety_k_falassiyu/

7. Святитель. Феофан Затворник. Начертание христианского нравоучения. М.: Изд. «Правило веры», 2010. — 687с.

8. Священник Андрей Лоргус. Православная антропология. 2008.

9. Хофштадтер Д., Деннет Д. Глаз разума. Бахрах-М, 2003. — 426 с.

священник Сергий Васильевич Ладанов — соискатель III курса аспирантуры СПбДА
церковно-практического отделения


Опубликовано 03.05.2018 | Просмотров: 128 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter