Священник Павел Слепцов: Перспективы христианизации якутов я вижу в кропотливой, многолетней работе

Священник Павел Слепцов: Перспективы христианизации якутов я вижу в кропотливой, многолетней работе

Интервью с клириком Якутской и Ленской епархии иереем Павлом Слепцовым.

— Отец Павел, поделитесь, пожалуйста, воспоминаниями о том, как складывался Ваш путь к вере.

— Когда в нашей стране началась перестройка, я и моя мать заинтересовались Православием, стали ходить в храм и приняли крещение. На этом моя религиозная жизнь закончилась. Я изредка ходил в храм, но в тоже время интересовался многими религиями, в том числе язычеством, учил своих друзей, якутов и русских, правильному поклонению огню, совершению жертвоприношений. В седьмом или восьмом классе я прочитал Коран и решил принять ислам. Временно убедившись, что Христос не является Сыном Божиим, а всего лишь Пророком, я, тем не менее, хотел прочитать Евангелие и перейти, наконец, к «настоящей» индийской философии. У меня имелся дома четырехтомник «Бхагават-гите». Но когда я открыл Евангелие, первые строки меня поразили до глубины души.

Я уверовал в Господа Иисуса Христа, однако же из-за своего невежества продолжал увлекаться другими учениями, в том числе йогой, экстрасенсорикой, хиромантией, гаданиями, уфологией. Я был также увлечен протестантизмом. Православных проповедников на тот момент не было. Но даже когда появился на телеэкране митрополит Кирилл, будущий Патриарх, я слушал с жаждой как владыку, так и протестантских проповедников. Я укрепился в ложном убеждении, что иконы это идол. Протестантское влияние долго оказывало на меня свое действие. Но после получения среднего образования однажды я в очередной раз зашел в храм. Здесь у меня произошла встреча и знакомство со священником. С этого момента моей жизни Православие заняло всю мою душу. Этот день, когда я переступил определенную черту в своей жизни, считаю промыслом Божиим. Не понаслышке, а изнутри, на своей практике я узнал суть основных религий и убедился, что только Православие дает мир душе. Конечно, как и у всякого человека в период неофитства, наступили тяжелые моменты, после которых я на некоторое время оставил храм. Наверное, происходил процесс евхаристической перекваски души. В определенный момент жажды души я вернулся в храм, почувствовал прежнюю радость, которую испытывал в период обращения.

Священник Павел Слепцов: Перспективы христианизации якутов я вижу в кропотливой, многолетней работе

— Отец Павел, расскажите, пожалуйста, о Ваших первых шагах в Церкви?

— Во время своего воцерковления, так как в нашей епархии не хватало проповедников, тем более представителей коренных народов, то по благословению владыки Германа, ныне архиепископа Курского и Рыльского, я совершал миссионерские поездки со священниками, вел огласительные беседы и проповедовал на якутском языке. Все это проходило на фоне моей неопытности, невоцерковленности, отсутствия того подобающего опыта, который надлежало мне иметь в качестве проповедника. Этот момент я осознавал и понимал, что не готов к проповеди и несению Слова Божия, но совесть не позволяла отказать владыке в условиях острого дефицита миссионерских кадров.

— Какое послушание Вы несете в настоящее время?

— На сегодняшний день я несу послушание клирика Якутской и Ленской епархии, служу в Якутске в Градоякутском Никольском соборе, являюсь настоятелем храма Иоанна Предтечи в селе Намцы, которое находится в восьмидесяти километрах к северу от Якутска, а также курирую Намский район в целом. Кроме того, преподаю в Якутском духовном училище историю Поместных Православных Церквей.

— Отец Павел, какова цель Вашего приезда в Санкт-Петербург?

— Я приехал в Санкт-Петербург для участия в научно-культурном форуме «Дни Петербургской философии — 2010», тема которого — «Будущее России: стратегии философского осмысления». Секция, в которой я выступал с докладом «Христианские ландшафты Якутии: прошлое и настоящее», называлась «Человек верующий в культурах России».

— Отец Павел, какова религиозная ситуация в современной Якутии?

— На сегодняшний день я бы определил религиозную ситуацию в Якутии как языческий атеизм, имеющий вроде бы признаки культа и поклонения, но в то же время нравственные законы отсутствуют. Этот процесс происходит во всем мире, человечество испытывает самые коренные изменения из-за глобализации. Мы знаем, что происходит в любой точке континента, нет обособленности, стираются некие грани. Малочисленные народы из чувства патриотизма пытаются сохранить свою самобытность. Многие возвращаются к язычеству как исконной религии своего народа. Тогда как христианский прозелитизм рассматривается как интервенция в культуру, ее разрушение. Если «русская вера», по убеждению якутов, поработит их умы, то якутский народ перестанет существовать как таковой. Я думаю, в этом опасении нет правильного, осмысленного подхода к Православию.

Очень печально, что интеллигенция призывает молодежь созидать язычество. Недавно, например, в Якутске проходило ток-шоу, посвященное презентации проекта города будущего «Земля Олонхо». «Олонхо» — это якутский народный эпос. В этом проекте будущего Якутска были изображены языческие храмы. Тогда как ни одного православного храма я там не увидел.

У нас даже в Якутске существует круг возродителей русского язычества. Также есть сатанисты.

В современной Якутии очень много диаспор из южных республик: узбеки, осетины, чеченцы, армяне, азербайджанцы, китайцы, буряты, украинцы и т.д. У нас в Якутске, отнюдь не на окраине, действует мечеть, построенная кавказскими общинами на собственные средства.

— Отец Павел, каковы истоки христианизации якутов?

— Буквально недавно, в 2007 году, мы отмечали 380-летие со дня основания Якутска и вхождения Якутии в состав Российского государства. В связи с этим, по решению Святейшего Синода и благословению покойного Патриарха Алексия, была совершена Божественная литургия на якутском языке в Храме Христа Спасителя.

Первое богослужение на якутском языке, совершенное святителем Иннокентием Вениаминовым 19 июля 1859 года в Троицком кафедральном соборе Якутска, произвело такое впечатление на якутский народ, что якутские князья, старейшины и воеводы постановили, чтобы этот день отныне и навсегда считался якутским праздником.

Якутская епархия просуществовала с 1870 года, когда был поставлен первый епископ Дионисий (Хитров), до 1919-го, когда официально она была закрыта, объявлена вне закона.

То восприятие Православия, которое было до революции, совершенно отсутствует на сегодняшний день. Революция уничтожила веру якутов в зародыше — всего лишь два с половиной столетия была крещена Якутия. К тому же проповедь среди якутов всегда осложнялась тем, что не все русские проповедники знали якутский язык. Также традиционно сложна была проповедь среди эвенков, коряков, чукчей — народов, ведущих кочевой образ жизни.

На сегодняшний день крещение якутов забыто. Становится обидно, что наш народ не знает своей подлинной истории.

— Как можно охарактеризовать положение Православия в Вашей епархии и каковы перспективы христианского просвещения якутов?

— Существует определенная группа православных якутов. Христианизация Якутии особенно заметно происходит в последние десятилетия. Около четверти молящихся в храмах нашей епархии — якуты.

Перспективы христианизации якутов я вижу только в кропотливой, многолетней работе. После того, как люди принимают крещение, они очень быстро охладевают и забывают дорогу в храм. Это психология каждого человека, независимо от национальности. Поэтому требуется серьезная работа в течение десятилетий. Но существует, конечно, большая проблема со стороны протестантского прозелитизма и возрождающегося языческого культа. Это очень больная для нас тема. Дальневосточный регион, куда сейчас входит наша республика, охвачен прозелитизмом со стороны сект харизматического толка. Очень больно смотреть на американские улыбки на лицах якутов и русских, кричащих «Аллилуйя», диалог с которыми практически невозможен. Нет практически ни одного населенного пункта, села, деревни, поселка, куда бы не ступала нога протестантских пастырей, в отличие от православных священников.

Чтобы стать православным христианином, нужно пройти трудную школу воцерковления, а протестантская логика строится подобно финансовой пирамидальной системе: пришел — спасся — иди спасай других. Благодаря этой логике они распространяются очень быстро. Какая духовная практика, какой исихазм, какая молитва, какие посты?! Непонимание этой практики со стороны протестантов весьма затрудняет наше общение с ними.

К сожалению, наше духовенство по большей части занято бытовыми проблемами приходов — поиском денег на содержание храма. В наше время наблюдается такой парадокс. Городские и муниципальные предприятия, акционерные общества идут на встречу Православной Церкви и строят немало храмов. Но возникает проблема — в этих церквях некому служить, не хватает священников. Кроме того, построенный храм сразу ложится тяжелым бременем на маленькую общину. Вместо того, чтобы осуществлять миссионерскую деятельность, выступать на радио и телевидении, приходится заниматься постоянным поиском денег на содержание церкви. Вы представляете, если в Якутии в течение нескольких месяцев держится температура ниже 40 градусов, сколько уходит денег на отопление?! Протестантам же храм не нужен, им достаточно какого-то захудалого здания, им не нужны иконы, утварь, которые необходимы нам для совершения богослужения.

Нам часто не хватает времени для работы с населением. Я пытаюсь, насколько это возможно, выступать на телевидении на русском и якутском языках, потому что понимаю, что средства массовой информации есть сильнейший рычаг. При всем при этом стараюсь не упускать возможности личного общения с людьми, понимая, что живую беседу ничто не заменит.

— Какие стереотипы и мифы о русских, препятствующие христианизации, распространены сегодня среди якутов?

— Миф о принудительном крещении. Это небезосновательно. В 1704, 1710 и 1714 годах Петр I издавал такие указы, но якутов они не коснулись.

Считается до сих пор, что русские насильно захватили и поработили народ, который был темным и бесправным. Да, где-то угнетение было, но сам дух кротости был естественен для якутов. Они естественно приняли христианство.

Постоянно издавались царские указы первым воеводам, которые пришли на территорию Сибири, о том, чтобы не крестить насильно; желающих же креститься тщательно допрашивать, по собственной ли воли, не по принуждению ли они принимают решение. Это документально подтверждено. Случае насильственного крещения существовали, но они были единичны.

К сожалению, до сих пор бытует мнение о принудительном крещении, потому что оно навязывалось советской идеологией путем фальсификации. Если кто хочет понять и прийти к истине, он придет. Хотя, конечно, нужно обязательно сеять семена правильного понимания. Священник на то и поставлен, чтобы сеять это семя, которое имеет надежду взойти когда-нибудь.

— Отец Павел, как изменилось отношение к Вам земляков после принятия Православия, а затем и священного сана?

— Естественно, изменилось отношение моих земляков, родственников, а у якутов родственные связи довольно обширные, как и у южных народов. Конечно, сначала удивились. Было несколько случаев выпадов в мой адрес. Мне ставили в упрек, что, обладая талантом проповеди, вместо того чтобы распространять якутскую веру, я распространяю «русскую».

Хотя в целом в Якутии нет такого ригористического, резкого отношения, какое бывает в мусульманской среде.

— Отец Павел, насколько мне известно, Вы также занимаетесь переводами на якутский язык книг Нового Завета и богослужебных текстов. Расскажите, пожалуйста, об этом опыте.

— Когда с возрождением нашей епархии в 1993 году и приездом владыки Германа, деятельность которого в основном акцентировалась на миссионерстве, у нас стали проводиться богослужения частично на якутском языке, а именно чтение Евангелия по воскресным дням и праздникам, апостольских посланий, Шестопсалмия. Тексты, которые перевела комиссия святителя Иннокентия в 1857 году, содержали грамматические и смысловые ошибки. Поэтому постоянно приходилось перерабатывать текст.

Те возгласы, которые мне сподобилось произнести в академическом храме Санкт-Петербургской православной духовной академии, были добыты в электронном виде из архива библиотеки и переработаны мною. Когда я брал консультацию по переводу отдельных слов, выражений, словосочетаний, то в этом деле, к сожалению, немногие смогли оказать мне помощь, потому что церковный текст и церковный дух непонятны людям невоцерковленным, даже профессорам, которые знают язык, но не могут передать смысл. Поэтому я часто задерживался на одном слове неделями, месяцами. Перевод Священного Писания и богослужебных текстов требует соответствия с догматическим учением Православной Церкви.

В якутском языке, в отличие от русского языка, существует восемь падежей, а также система аффиксов. В том числе этим объясняется огромная сложность перевода догматических терминов на якутский язык.

Я убежден, что менталитет, душа и дух народа имеют свое определенное влияние на состав языка.

Беседовал Дионисий Адамия


Опубликовано 22.11.2010 | Просмотров: 389 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter