Священник Михаил Легеев. Курица

Знаменитый немецкий философ, Георг Вильгельм Фридрих Гегель мирно шёл по утоптанной осенней листве. Грандиозные картины, великие как само мироздание, одна за другой, сменяясь, вставали перед ним и занимали его ум, увлекая в неизведанную глубь бытия. Нечто невозможно блистательное и возможно-необычайное – ширилось и росло, и осознавалось им как некая единая и великая, и необъятная мысль – парящая надо всем миром… Мысль, вдруг, по необычайной прихоти судьбы, воплотившая себя в тщедушнейшем и жалком теле простого, смертного, затерянного среди просторов необъятного мира, земного существа… А между тем, где-то далеко-далеко, происходили совсем другие события… Курица сидела, забившись в угол, и горько плакала над своей судьбой.

Невозможность осуществления заветной мечты больно ранила её чуткое куриное сердце. Жирный червяк меланхолически полз мимо, нимало не заботясь о своей безопасности. Но, — как сказали бы мы, случайно увидев эту картину, — ничто и не угрожало ему! У курицы тряслась лапа, беззвучные слёзы капали и капали, мерно ударяясь о поверхность уже скопившейся слёзной влаги, а остекленевший куриный взор, сходясь в одной воображаемой точке, медленно, но верно уходил в запредельную даль бытия… Ничто не существовало в этом мире для бездоннейшего и величайшего ума, умещавшегося в несообразно крохотной птичьей голове, обманчиво прикрытой парой наивных перьев и красным гребешком.

Верите ли? Поистине великий и гениальный мыслитель жил в этом тщедушном теле. Весь вид её был смешон, но истинное содержание её души было блистательно! Имея прирождённый философский ум и идеалистическое устремление души, курица, в пору своей юности, подолгу, бывало, задумавшись, представляла себя легко и свободно парящей в бездонных небесных просторах гор… А то иначе – вот она охватывает в своём свободном взоре громадные пространства равнин… вот – могучие леса, кажущиеся отсюда лишь нежным, пушистым ковром… вот – причудливые завитки озёр… вот – гладь океана… вот почти уже вся вселенная распростёрлась пред нею – удивительной и сильной птицей, стремительной, словно молния, и лёгкой, как облако, парящей, счастливой, свободной, невозможно красивой в этом своём полёте…

Но шло время – курица выросла, и жестокая реальность поразила её в самое сердце!

Неуклюжее толстое тело оказалось неспособным к реализации голубой куриной мечты. Жестокая правда жизни открылась её куриному уму во всей своей неприглядной откровенности. Жизнь была кончена.

И вот… курица сидела, тупо уставившись в одну точку, не шевелясь и не мигая… и так, уйдя в себя, постепенно погрузилась в глубокий и ровный сон – как бы убежав из этой жестокой реальности в мир грёз.

Курице снился Гегель. Гегель явился курице совершенно неожиданно – вдруг словно выплыл из какого-то тумана, строго и проникновенно взглянул, и молча указал рукою на потрёпанную книжицу, которая невесть откуда оказалась вдруг рядом с заплаканным куриным лицом – тут, возле самого клюва. На книжице красовалось его имя. Курица раскрыла книжицу и принялась за чтение…

Свершилось чудо. Курица нашла родственную душу. Прочитав несколько строк, она уже не плакала. Многообразие чувств попеременно отражалось на её лице. Странная, как бы блуждающая улыбка, расплывшись, кривила рот. Читалось легко. Полёты чистейшей мысли уводили курицу в даль нового и безбрежного простора. Всецело подвластный гениальному куриному уму, этот новый и драгоценный простор некими концентрическими кругами охватывал всё мироздание. Необычайное величие покорило курицу. Она осознала свой гений. Величественное царство идей, дробясь и множась, сливаясь воедино, вновь уже переливаясь этим единством и живя всеми цветами радуги, представлялось то одним, то многим, наконец совершенно как бы замирая в этом необычайном полёте…

Да, поистине редчайшая загадка природы раскрылась перед нами во всей своей удивительной красоте – жалкая курица, смешная и несчастная одновременно… но нет! – уже не несчастная, но удивительно переполняемая безмерным счастьем – она, именно она осознала себя, как абсолютный и чистейший ум, в прекрасном и чудном полёте увлекаемый силою собственного движения в бездны вечности!.. Радость переполняла куриное сердце.

Так, время шло, а мысль курицы простиралась всё глубже и глубже, великие учёные картины мира вставали перед её взором. Вся куриная жизнь, всё её существование сосредоточилось в одном: царство чистой мысли – оно – было тем необъятным миром, над которым парила отныне счастливая птица, представляясь уже истинной мысленной птицей счастья среди безбрежного океана знания. Красный гребешок весело блестел на заходящем солнце.


Опубликовано 21.01.2014 | Просмотров: 306 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter