Священник Михаил Легеев. Божественная диалектика

Священник Михаил Легеев. Божественная диалектика

«Всё мне позволительно, но ничто не должно обладать мною»
(1 Кор. 6:12)

1. 

Диалектика сильна вывести нас за пределы логики!

А вместе с тем, диалектика способна быть инструментом логики.

Движение способно привести к неподвижному; и при этом, само став неподвижным, остаться движением.

Диалектика есть то, что в конце концов не может удержаться в пределах логики.

Диалектика апофатична!

А логика являет нам образ Самого Логоса – Бога Слова!

Логика очевидна, катафатична, открыта, блистательна.

Божественная логика, Божественный алогизм, Божественная диалектика, Божественная неподвижность, Божественное простирание, Божественная очевидность, Божественная тайна! – как это всё удивительно и близко, и недосягаемо одновременно.

Однако всё это – лишь слова, слова… Что же наполняет «пространство» — то, которое пребывает за пределами громких слов?..

Диалектика человеческого сердца и человеческой жизни – вот предмет, достойный во всех отношениях нашего внимания.

Если мы скажем: «Логика человеческого сердца и человеческой жизни…» — то, не правда ли, выйдет абсурд и недоразумение?!

Какая уж тут логика!

То ли дело – диалектика!

Она-то и есть истинная хозяйка в нашем доме, во всех наших внутренностях, в наших отношениях – к себе, близким, дальним, миру, Богу…

2. 

Вот… Человек начинает свой путь по жизни; совершается какое-то неуловимо первое, второе… чувство, желание, наконец, слово… И всё это происходит среди невидимого, но сложнейшего процесса внутренних нам, разнонаправленных, действующих по непонятным законам, неуловимых движений, как бы испытывающих на прочность самих себя; стремящихся, ни то поработить свою природу, ни то освободить её от этого рабства.

Человек хочет закричать – и молчит. Хочет молчать – говорит без умолку. В одиночестве устаёт, а среди людей испытывает одиночество – и опять устаёт. Хочет пойти направо – а получается налево. Хочет прямо – катится вспять. Хочет вспять – как бы растворяется в воздухе. Хочет раствориться – на него весь мир наваливается многотомной тяжестью земного шара и всех планет, звёзд и галактик.

Он ничего не знает!

Или он знает очень немногое.

А иногда знает, что он ничего не знает.

Или только подозревает об этом.

Или, чаще, не знает и этого, и тогда миражи обступают его со всех сторон. Миражи, образы, слова, мысли… А быть может, дела, поступки – не совершённые, не открытые в себе, не проговорённые, не живые… Или зияющая пустота – этот мираж неподвижности и покоя, что приходит на смену миражей образов и дел…

Всё это – не Божественная диалектика!

Всё это – трагическая аномалия жизни!

Такая странная вещь, но вместе с тем, нечто неизбежное. Или почти неизбежное. Или совсем не неизбежное, но такое, чего избежать трудно, но в принципе возможно. Возможно ли?.. Полагаете, что возможно?.. Но как?!

3. 

Человек трудится – и не устаёт. Не устаёт?.. Устаёт – но продолжает трудиться. И живёт – и умирает – и вновь живёт… Он борется – и побеждает – и не побеждает – и вновь побеждает. И тратит силы – а они прибавляются. И восстанавливает силы – а они убывают.

Всё нелогично в его жизни, хотя и пронизано логикой – поступков, дел, рассудка, чувств.

Человек свободен – и этой свободой неизменно и почти бесконечно преодолевает гнетущую его несвободу. И не остаётся на месте, с трудом продвигается вперёд, хотя, казалось бы, движется вспять! Делается лучше – и становится хуже. Делается прекраснее – и становится отвратительнее. Делается чище – и становится грязнее.

Человек был и остаётся рабом – рабом греха, рабом Божиим, рабом самого себя, рабом необходимости… рабом Свободы…

Рабом Свободы?!

Это какой-то неимоверный парадокс человеческой жизни, желающей выпрыгнуть из реальности нереального бытия, из несущественного – в сияние лучей Сверхсущности; из рабства – в свободу; из унижения – в славу.

Человек был и остаётся сыном, братом, другом…

4.

Логика слов способна настолько утратить свою силу, что приобретает силу невидимого!

И нимало не смущается такой несообразностью!

Так и человек!

Идёт по воде – и не тонет. Говорит – и звуки его слов погружают в молчание. Молчит – и ты ощущаешь себя собеседником. В тесном склепе он не чувствует себя одиноким; а среди толпы остаётся один, но и в этом одиночестве он способен объять весь мир. Отдаёт своё – и к нему утраченное возвращается несметным богатством. Живёт – и не насыщается жизнью. Хочет отдать себя всему миру, и отдаёт, и жизнь кажется ему прекрасной…

Он, несомненно, знает очень многое!

Или даже всё, по слову одного древнего оратора .

Или, по крайней мере, он знает самого себя. А это, согласитесь, совсем не мало.

Впрочем, способен, ли хоть какой-либо человек знать себя до конца?! Наверное, не способен; но и старание будет вменено в заслугу, если жажда самопознания поселилась в сердце человека.

Такова диалектика человеческого сердца.

Но и это – ещё не Божественная диалектика, которая поистине несообразна ни с чем!

Диалектика неподвижности.

Диалектика непоколебимости.

Неизменное движение Божества.

5.

Что же сказать нам о том, что столь таинственно само по себе, что едва допускает прикосновение – да и то – прикосновение не грубых слов и дел, не пера и бумаги – но таинственного и уподобившегося ему сердца человека!

Поэтому мы не можем говорить…

И не можем молчать…

А если что и окажется возможным, то – найти образ, вид, символ Неизобразимого, Безвидного и Превышающего всякую реальность.

Абсурдно превышающее границы земной логики!

Единица никогда не будет равна трём.

А неслитное не станет нераздельным.

Смерть не равна жизни,

А молчание – слову.

Очевидное – запредельному.

Ясное – таинственному.

Тьма не есть свет, а между тем, свет может являться тьмою.

Грешник и праведник – это совершенно разные люди, а между тем, оба они уживаются в одном человеке.

Всё прекрасное абсурдно – ведь оно превышает границы логики!

Но и это всё – ещё не Божественная диалектика!

Это её образ.

6.

Но существует и оборотная сторона медали.

Когда часть представляется целым!

Или когда целое низводится до части!

Когда одно слово или мысль, или помышление, принимает вид, неподобающий его рангу и чину. Когда логика человеческого ума воображает себя безграничностью, а сам ум полагает собственную силу мерою всех вещей. Бедный ум! Он забывает, что «совершенная» логика человека отнюдь не совершенна. Потому что сам человек несовершенен!

Такая логика разрушительна; и её образ – не образ Слова.

Но диалектика, применённая как инструмент такой логики, обладает ещё большей разрушительной силою.

Диалектика способна вершить историю!

Диалектика разрушения предлагает себя обольстительным суррогатом добра. Неспособная к созиданию, она ведёт к энтропии логики, к постепенному угасанию всякого смысла, к торжеству бесплодной и пустой формы. Обличение неправды становится сугубой ложью – это ум человека исступлённо дробит разбитое зеркало жизни.

Недаром сказано: «Слово человеческое – гибкая и очень опасная вещь!»

7.

И – вот – мы спотыкаемся об эти грабли миллионы раз – и не умнеем.

Раскачиваем маятник человеческого слова – и не способны остановиться.

Боремся со слепыми превратностями судьбы – и оказываемся побеждены собственной глупостью.

Склоняемся перед призраком истины – и одолеваем лишь призраки ветряных мельниц.

Побеждаем и побеждаемся – но и наша победа, и наше поражение оказываются губительны! Мы забываем о Божественной диалектике высшего смысла, привязываем себя к красоте слов, которые бесспорно прекрасны, но становятся безобразны в наших устах… И тем самым, сами того не замечая, в самих себе, стремимся пленить истину – и неизменно оказываемся в плену у лжи.

Мы воображаем себя гениями – и остаёмся глупцами. И становимся ещё глупее, чем были, гордостью порождая свою глупость.

Гордость прикидывается смирением и одолевает человека, одолевает народы, поколения, целые эпохи. Гордость оставляет человека одного – часть без целого! – и его слово – такое же одинокое, но возомнившее себя всем! – разрушает устои, низвергает государства, насаждает ненависть, вражду и страх, проливает кровь…

Одно слово! – омрачает дух целых народов.

Одна идея! – убивает миллионы.

Один звук! – раскалывает вселенную.

8. 

И вместе с тем, существует один удивительный, но непреложный факт!

Мир устремляется к смерти – но движется к Жизни.

Тайна беззакония разворачивается во времени и уже полагает себя пределом бытия … но она не способна понять, почему этот замысел никогда не осуществится.

Всё созидается Словом… и рушится словом. Движения малейшей пылинки достаточно, чтобы остановить время! Но оно не остановится. А когда остановится, то это произойдёт не по мановению волшебной палочки и не по наитию злого духа разрушения, а только потому, что диалектика Жизни подойдёт к своему земному пределу, где прекращается всякая жизнь – и начинается Жизнь, где прекращается всякое слово – и вновь начинается Слово, где всё достигает своего предела – и переходит в Беспредельность, где «будет Бог всяческая во всём!» (1 Кор. 15:28), и наши земные слова не то, чтобы потеряют свой смысл, но, можно полагать, приобретут нечто такое, что совершенно недоступно в наши дни и для нашего ума (как бы мы ни старались!) ни описать, ни помыслить, ни вообразить…


Опубликовано 26.02.2014 | Просмотров: 231 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter