Станислав Быков. Исторические аспекты христианизации Римской империи

СТАНИСЛАВ БЫКОВ. ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ХРИСТИАНИЗАЦИИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

Несмотря на то что важнейшей, поворотной датой в истории христианизации Римской империи является 312 год, предпосылки для распространения христианства стали складываться гораздо раньше. Деяние Константина складывается из различных предпосылок, – социальных, политических, духовных, — сформировавшихся гораздо раньше.

Прежде всего в III веке происходят перемены в самом сознании людей. Уже в I веке н.э. традиционная римско-эллинистическая религия теряет существенную часть своего влияния. Религия, основанная на почитании множества древних богов, жертвоприношениях и мифах об их похождениях, уже не имеет отклика в сердцах людей. Разумеется, официальный римский культ еще очень силен, он поддерживается государством, да и подавляющее большинство простого населения империи, мало озабоченное проблемами религии, продолжает чтить древних богов. Однако высшие слои римского общества уже не верят в богов своих предков. Древняя религия уже не удовлетворяет духовных запросов общества. Поэтому первые века нашей эры были эпохой духовных исканий.

Некоторые римляне в своих духовных исканиях стремились найти новые грани в традиционной эллинистической религии. Важным аспектом для них были так называемые мистерии – тайные культовые богослужения, посвященные богам. Отличительной особенностью мистерий являлась их сакральность, т.е. участвовать в них мог только посвященный. Именно эта таинственность привлекала внимание римлян [1].

Вместе с интересом к мистериям развивались и восточные культы, также имевшие свои тайные ритуалы. Особым распространением пользовался культ Изиды, пришедший из Египта. Сильным был и культ персидского бога Митры, особенно распространенный среди легионеров. Оба эти культа имели свои мистерии.

Вместе с восточными культами римляне заинтересовались и иудаизмом. Древняя религия, обещавшая всему человечеству пришествие мессии, находила отклик в сердцах ищущих язычников. Кроме того, иудеи не преподавали своего учения язычникам, что возбуждало в них интерес. Это привело к тому, что в среде язычников появились последователи иудейства. Среди них были и весьма знатные и влиятельные люди, такие как, например, вторая жена императора Нерона Поппея Сабина, которая, по словам Иосифа Флавия, cерьезно интересовалось иудейством.

Все эти факты имели серьезное значение для распространения христианства по империи. Интерес к восточным учениям распространялся и на христианство, долгое время cчитавшееся разновидностью иудейства. Нужно помнить, что и апостолы проповедовали в синагогах по всей империи. Поэтому часто люди, заинтересовавшись иудейством, обращались в христианство.

Однако не все римляне находили утешение в новомодных культах. Те, кто не находил ответов на свои вопросы в религии, обращались к философии. И именно в III веке появляется философская школа, которую считают пиком развития античной философской мысли – неоплатонизм.

Это течение было основано такими философами, как Амелий, Аммоний Саккас, Порфирий и, конечно же, Плотин, самый известный ее представитель. Неоплатонизм является синтезом идей классиков античной эллинистической философии, таких как Платон, Аристотель и пифагорейцев, и восточных религиозных учений, как египетская и индийская религиозная философия. Сильной стороной неоплатонизма было то, что он давал ответы на вопросы людей того времени в русле восточных учений, но в терминах и понятиях эллинистического мира. Неоплатоники говорили на языке, понятном тогдашней античной интеллигенции. Неоплатонизм оказал существенное влияние на процесс христианизации Римской империи.

Прежде всего, неоплатонизм подготовил умы язычников к принятию христианства. Некоторые аспекты христианства и неоплатонизма схожи, как например учение о едином Боге (сверхсущее Единое). Также неоплатоники говорили о превосходстве души над телом, об освобождении души от оков плоти и ее единении с Высшим Существом. Поэтому язычники, увлекавшиеся учением неоплатонизма, были более подготовлены к принятию христианского учения.

Но вместе с тем неоплатонизм был и серьезным конкурентом христианству. Это учение было ближе и понятней людям античности, чем христианство. Очень часто противники христианства использовали эту философию для борьбы с христианами. Так, к примеру, идеями неоплатонизма пользовался Юлиан отступник в своей борьбе с христианством.

Таким образом, к III веку языческий мир был подготовлен к принятию христианства. Изменились взгляды людей, появилось стремление к новым учениям, в том числе и к христианству. И если в I веке язычники смотрели на христианство исключительно как на собрание гнусных суеверий, то к III веку античный мир уже заинтересовался христианством. Во многом этому способствовали труды христианских ученых, стремившихся донести христианское учение до язычников в понятной им форме. Огромная заслуга в этом принадлежит Оригену Александрийскому, который одним из первых использовал философскую терминологию для проповеди христианства. В переписке с Оригеном даже состояли император Филлип Аравитянин и мать императора Александра Севера Юлия Маммея. Также к III веку относятся труды христианских апологетов, таких как Кодрат и Аристид, адресовавших свои апологии императору Адриану, и Иустин Философ. Их труды помогали язычникам узнать о христианстве из первых уст, от самих христиан, а не из слухов и домыслов черни, которые всегда окружали христиан. Все это меняло отношение к христианам.

Изменения в умах язычников способствовали и внешним изменениям в положении христиан. Наряду с императорами, жестоко гнавшими христиан, были и правители, благосклонные к Церкви. Некоторые из них даже законодательно улучшили положение христианства.

Одним из первых императоров, чье правление ознаменовалось миром для христиан, был Публий Элий Траян Адриан. Он стал императором в 117 году и правил до 138 года. Адриан, по словам историков, отличался образованностью и любознательностью, был добр и милосерден. Став императором, он много путешествовал по своей огромной империи. В этих путешествиях он познакомился с христианством. Но наиболее важно то, что Адриан, в отличие от многих иных римских императоров, не был строгим последователем римской религии и с интересом относился к восточным культам, в том числе и к христианству. Некоторые историки, в частности Евсевий Кесарийский, считают, что Адриан даже находился под влиянием христианства, однако это слишком смелое утверждение. Более вероятно, что терпимость императора проистекала из его индифферентности к римской религии. Именно Адриану адресованы одни из первых апологий, написанные Кодратом и Аристидом, однако неизвестно, как они повлияли на императора. Гораздо более важным представляется письмо, написанное императору проконсулом Малой Азии Лицинием Сильваном Гранианом. В своем докладе Граниан говорит о несправедливости действующих порядков по отношению к христианам. Он пишет, что нельзя судить и предавать казни людей без соблюдения правильной формулы суда, только по требованию черни или из-за доносов [2]. В ответ на это послание Адриан издает эдикт, который адресует приемнику Граниана, Мануцию Фундану. Согласно этому эдикту, отныне христиане могли судится только в случае предоставления им официального обвинения. Доносчику теперь необходимо было доказать перед судом истинность своих обвинений, в противном случае его, согласно римскому законодательству, ждала суровая кара за клевету. Однако не совсем понятной остается следующий отрывок из эдикта: «Итак, если кто донесет и докажет, что вышеупомянутые люди делают что-либо против закона, то определяй наказание сообразно с их преступлением». Остается непонятным, что конкретно считать преступлением, саму ли христианскую веру или гражданское преступление. Если верно второе, то тогда христианство автоматически переходило в разряд дозволенной религии или по латыни, religio licita. Таким образом, любые дальнейшие притеснения и гонения на христиан были невозможны. Однако опыт последующих императоров показывает, что это не так. Тем не менее, по словам историков древности, указ Адриана истолковывался благоприятным для христиан образом. Так, Тертулиан говорит, что в его время проконсул Африки Веспроний Кандит отпустил приведённого к нему на суд христианина, так как посчитал незаконным судить человека в угоду шумной толпе и не имеющего определенного обвинителя. Подобный же случай произошел и с проконсулом Пуденсом, отпустившим христианина, схваченного толпой. Как видно из этих случаев, закон Адриана не оставался без внимания и облегчил жизнь христиан, даровав им ряд гражданских прав.

Другой император, Александр Север (222-235), также отличался терпимостью к христианам. Александр по всему сладу своего ума не мог быть врагом христианам. Он был воспитан на идеях Платона, при этом отличался равнодушием ко всему римскому. В религиозных взглядах он был эклектиком, почитающим всех богов. Мать императора, Юлия Маммея также была благосклонна к христианству. Известно, что она была высокого мнения об Оригене и даже встречалась с ним лично в Антиохии, куда он прибыл по ее приглашению, в сопровождении почетной стражи. Поэтому неудивительно, что при Александре Севере христиане не подвергались особым гонениям и жили в относительном спокойствии.

Благосклонностью к христианам известен также император Филлип Аравитянин (244-294). По сообщениям историков, Филлип даже состоял в переписке с Оригеном. Письма эти, к сожалению, не дошли до наших дней, но они читались еще в 5 веке. И хотя Филлип и не выказал свою благосклонность никакими законодательными актами, его благосклонность к христианам была такова, что Евсевий даже причислял его к христианам.

На основе всего вышесказанного можно сделать вывод, что причины для обращения Римской империи в христианство начали складываться задолго до Константина Великого. Почва для христианизации была подготовлена изменениями в сознании людей, утративших веру в древние культы и обративших свои умы на поиски нового учения, способного удовлетворить их духовным запросам. А внутренние изменения закономерно вызвали и внешние перемены, наиболее ярко видимые на примере законодательных актов, изменивших положение христиан к лучшему. Все эти явления вместе стали предпосылками, подготовившими почву для деятельности Константина Великого.

//Доклад студента Тобольской духовной семинарии Станислава Быкова на V международной научно-богословской конференции, проходившей 15-16 мая 2013 года в СПбПДА.


[1] Латышев В.В. Очерки греческих древностей. СПб.: Алетейя, 1997. С. 196
[2] Лебедев А.П. Эпоха гонений на христиан и утверждение христианства в греко-римском мире при Константине великом.-2-е изд., исправ. и доп.- СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2003. С. 180


Опубликовано 05.06.2013 | Просмотров: 162 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter