Шкаровский М.В. Общины православных эстонцев, финнов и латышей на Северо-Западе России в XIX-XX веках

Шкаровский М.В. Общины православных эстонцев, финнов и латышей на Северо-Западе России в XIX-XX веках

История православных эстонских, финской и латышской общин, существовавших в конце XIX – первой половине ХХ вв. на Северо-Западе России является одной из малоизвестных тем, в изучении которой до сих пор отсутствуют обобщающие исследования. За последние 15 лет было опубликовано несколько научных работ, но они посвящены истории прихода русско-эстонской церкви Св. Исидора Юрьевского в Петербурге: статья 1989 г. диакона А. Чижова и А.А. Алексеева[1], а также статья 2001 г. А.В. Берташа.[2] Кроме того, несколько работ о православных эстонских священномучениках ХХ в. написал иеромонах Нестор (Владислав Кумыш).[3]

Первая на Северо-Западе России эстонская православная община возникла в Санкт-Петербурге. В XIX в. в Санкт-Петербургскую губернию переселилось значительное количество эстонцев, и столица империи становится центром их национального движения. Здесь в 1869-1870-х гг. создается кружок патриотически настроенной эстонской интеллигенции, с 1870 г. проходят первые театральные представления на эстонском языке, в 1885 г. открывается эстонская театральная школа, выходит эстонская газета – «Петербургский вестник» и т.д. К 1917 г. общая численность эстонцев в Петербурге достигла 50 тысяч. Около четверти из них были православными, так как в 1841 г. начался стихийный переход части эстонских крестьян в православие, и за полвека число православных жителей Прибалтийского края выросло с 9 до 183 тысяч.[4] Идея устройства «эсто-латышской православной церкви» в Петербурге впервые была высказана в совете Прибалтийского православного братства Христа Спасителя и Покрова Божией Матери. Председатель братства М.Н. Галкин-Врасский в сентябре 1884 г. получил сведения о том, что в Санкт-Петербурге и вблизи Гатчины проживают 554 православных эстонцев и латышей, и стал подыскивать священника, который мог бы служить на «природном наречии» эстонцев и латышей в одном из приделов Казанского собора или в Покровской церкви в районе Большой Коломны. Вблизи нее жило большинство эстонцев, работавших на окрестных заводах.

Первые эстонские православные службы провел в 1888 г. в Андреевском соборе г. Кронштадта священник Адам Симо. С 1892 г. подобные богослужения начали совершаться в Покровском храме на Боровой ул., а со следующего года – в Малоколоменском храме Воскресения Христова. Для их богослужений эстонцам в 1893 г. был передан нижний храм Воскресенской церкви. 31 декабря 1894 г. был основан самостоятельный эстонский приход, к которому рукоположен во священника о. Павел Кульбуш, окончивший Петербургскую Духовную Академию.[5] Дело постройки нового храма стало одной из основных задач учрежденного 29 ноября 1898 г. православного братства, которое занималось также благотворительностью, духовным просвещением, обучением детей и взрослых. Братство получило название в честь священномученика Исидора Юрьевского – священника г. Юрьева (Тарту), принявшего мученическую кончину от ливонцев-католиков в 1472 г. Председателями братства до 1917 г. являлись епископы Гдовские, викарии Петербургской епархии: в 1899-1901 гг. – Вениамин (Муратовский), 1901-1904 гг. – Константин (Булычев), 1905-1910 гг. – священномученик Кирилл (Смирнов), 1910-1917 гг. – священномученик Вениамин (Казанский), будущий Петроградский митрополит. Почти 20 лет братство проводило беседы и тематические вечера для эстонцев на их языке, организовывало библиотеки, читальни, книжные склады, издавало литературу, помогало эстонской школе и также нуждающимся эстонцам. Одной из главных была забота о постройке церкви и приходского дома.

В 1900 г. братство остановило свой выбор на незастроенной площади на пересечении Екатерингофского пр. с наб. Екатерининского канала. Освящение места 20 апреля 1903 г. возглавлял епископ Гдовский Константин, с ним сослужил Св. о. Иоанн Кронштадтский. Они же произвели закладку храма 24 августа 1903 г. и 21 декабря 1903 г. – освящение временной церкви в зале дома.[6] Богослужения в храме совершались на эстонском и церковно-славянском языках. Весь сооружаемый комплекс – храм, школа, зал для собраний – строился по проекту и под наблюдением архитектора А.А. Полещука. Основные работы были завершены к 1907 г. Главный придел верхнего храма во имя священномученика Исидора Юрьевского был освящен 23 сентября 1907 г. До июня 1917 г. просуществовала открытая 21 октября 1896 г. эстонская церковно-приходская школа с пятилетним курсом обучения. Число учащихся составляло ежегодно около 120-130 человек. При школе имелось общежитие на 50 мальчиков и девочек. Устроителем школы был о. П. Кульбуш, который оставался ее заведующим до 1917 г. Число взрослых прихожан к 1911 г. составило 2453 чел. Для них с 1905 г. также существовала катехизаторская школа. В храме произносились тематические проповеди по объяснению богослужений, проводились вечерние беседы, торжественные заседания и т.п.[7]

С середины 1890-х до 1917 гг. в Санкт-Петербургской епархии существовало русско-эстонское благочиние, возглавляемое о. Павлом Кульбушем. В него входили 9 приходов, большинство храмов у которых появилось в начале ХХ столетия: Исидоровский в Петербурге, деревянная церковь‑школа Успения Божией Матери в Гатчине (1907 г. постройки, ранее службы проходили в Павловском соборе); Петропавловская церковь в Клопицах (построена как приходская в 1784 г.) и церковь св. мученицы Ирины в усадьбе Волгово (1813‑1817 гг. постройки, с 1910 г. – русско‑финского прихода), имевшая две часовни. В 1913 г. русско-эстонское благочиние имело 10 священнослужителей (из них 8 штатных) и 9 церковнослужителей (8 штатных).[8] «Для проведения православно-русских начал» священнику Павлу Кульбушу в 1899 г. разрешено было построить «первую церковно-приходскую школу в г. Луге для эстонцев с преподаванием на эстонском языке и обучением русскому»[9].

Некоторое время эстонско‑русскому православному братству принадлежала Покровская церковь Царскосельского училища девиц духовного звания, сначала в старом деревянном здании училища, 1848 ‑ 1849 гг. постройки, а затем в каменном здании (построено архитектором Н.Н. Марковым в 1882 – 1883 гг.). Эстонские службы совершались также в Екатерининском соборе в г. Луга, домовой Никольской церкви в с. Заянье Гдовского уезда (в одном из классов местной школы был установлен временный алтарь) и Никольской церкви Знаменского прихода в Нарве (Ивангороде). В последней богослужения на эстонском языке начал в 1880 г. о. Петр Преображенский, а в 1895 г. был официально открыт приход, которому в 1903 г. передали церковь в бессрочное пользование. К тому времени он насчитывал около 1000 человек. Возрождение прихода, оказавшегося на территории Эстонии, и его миссионерской деятельности в 1924 г. связано с именем священника Сергия Самона. Приход просуществовал до разрушения храма в 1944 г.[10].

Помимо 7 эстонских (Петербургский, Гатчинский, Кронштадтский, Лужский, Нарвский, Клопицкий и Заяньский) и упомянутого русско-финского в благочиние о. П. Кульбуша входил и православный латышский приход. Он был открыт 12 января 1904 г. указом Синода в надвратной церкви Александро-Невской Лавры во имя Божией Матери Всех Скорбящих Радости. Возглавлял общину протоиерей Адам Симо. С 1917 г. часто болевшего отца Адама заменял латышский священник П. Гредзан. С прихожанами регулярно проводили беседы, периодически издавался духовный листок. В проповедовании большое участие принимали рижский миссионер Буцен, а в пении приезжавший из г. Туккума псаломщик Зонне[11]. Этот православный латышский приход существовал до 1918 г.

Интерес представляет история русско-эстонского Кронштадтского прихода, для которого благотворителями была приобретена англиканская церковь (построена в 1840-е гг.). К началу XX в. англиканская община обеднела, и богослужения совершались нерегулярно. К этому времени в Кронштадте усилилась существовавшая с 1888 г. православная эстонская община, насчитывавшая около 800 человек, богослужения для нее совершались по договоренности в разных свободных храмах. 7 июля 1902 г. купец Н.А. Туркин пожертвовал Кронштадтскому эстонскому обществу здание англиканской церкви, приобретенное им 4 июля. После приспособления под православный храм церковь была освящена 1 декабря 1902 г. в честь Воздвижения Креста Господня. Чин освящения совершил святой о. Иоанн Кронштадтский. Вскоре в храме был устроен придел Прп. Серафима Саровского, и число прихожан постоянно росло вплоть до 1917 г.[12]

Октябрьская революция и последовавшие за ней события самым существенным образом сказались на судьбе эстонских приходов и стали причиной их гибели. В декабре 1917 г. решением Синода прот. П. Кульбуш был определен епископом Ревельским. 31 декабря после монашеского пострига с именем Платон состоялась его хиротония. Прибыв в Эстонию, Владыка Платон перенес место своего пребывания из Ревеля (Таллина) в Юрьев (Тарту). Вскоре после захвата города частями Красной армии епископ 2 января 1919 г. был арестован и 14 января расстрелян большевиками. 31 января тело Владыки перевезли в Ревель и 9 февраля 1919 г. похоронили у левого клироса Спасо-Преображенского собора. В Эстонской Православной Церкви была учреждена особая церковная награда – орден  еп. Платона трех степеней. День смерти Владыки и других, погибших с ним, ежегодно отмечался в Эстонии до 1940 г. как день всеобщей национальной скорби. В августе 2000 г. Архиерейский Собор Русской Церкви причислил еп. Платона и двух расстрелянных вместе с ним в Тарту православных протоиереев – эстонца Михаила Блейве и русского Николая Бежаницкого – к лику святых.[13] На территории Эстонии от рук большевиков погибли еще два православных священника, канонизированных в 2001 г. 26 декабря 1918 г. в г. Везенберге (Раквере) был расстрелян русский военный прот. Сергий Флоринский, а 29 января 1919 г. в Валке – свящ. Иоанн Петтай, служившего в приходе мест. Пеникюль (Пенуя) Перновского уезда.

Несмотря на начавшиеся практически сразу же после прихода большевиков к власти антирелигиозные акции, Исидоровская церковь в Петрограде просуществовала еще 17 лет. Ее настоятелем весь этот период – с 3 января 1918 по 25 февраля 1935 г. был прот. Александр Пакляр. В качестве второго священника этого храма на общем собрании прихода 30 декабря 1917 г. был избран будущий священномученик диакон Карп Эльб. Прихожане приняли решение просить Петроградского митрополита Вениамина рукоположить о. Карпа во иереи, что и было совершено 8 января 1918 г. В этом году в день Св. Духа на другом собрании прихожане постановили, что приходской совет может принимать в штат священнослужителей только эстонцев или знающих эстонский язык, и это положение было вскоре утверждено митрополитом. Владыка Вениамин уделял большое внимание приходу и вплоть до своего ареста и расстрела в 1922 г. нередко возглавлял службы в Исидоровской церкви. В первые послереволюционные годы ряд эстонских священнослужителей уехали на родину. В их числе был ректор Петроградской семинарии прот. В. Мартинсон, он поселился в Тарту и активно занимался там церковной деятельностью вплоть до конца II Мировой войны. Однако отцы Александр и Карп остались в Петрограде.

16 декабря 1919 г. прихожанам храма пришлось подписать договор с представителями властей о передаче им в пользование национализированного здания церкви со всем имуществом. 27 апреля 1922 г. в рамках кампании изъятия церковных ценностей власти изъяли из Исидоровской церкви серебряные предметы общим весом 42 кг, 15 июля 7 икон в серебряных окладах были переданы на хранение в Эрмитаж. В это время в зале для бесед при храме еще активно проводились лекции и концерты духовной музыки. При храме также действовал благовестнический миссионерский кружок, силами которого была открыта часовня. В марте 1923 г. в помещениях закрытой церковно-приходской школы разместился Петроградский Богословский институт, вынужденный, правда, уже через два месяца прекратить свое существование. В ночь на 4 августа 1923 г. отцы А. Пакляр и К. Эльб были арестованы милицией, но через несколько дней освобождены без вынесения приговора.[14] Следует отметить, что в 1922-23 гг. Исидоровский приход был одним из немногих в Петрограде, не уклонившимся в обновленческий раскол.

Середина 1920-х гг. была относительно благоприятным временем для прихода. В это время находившееся в его ведении церковное здание являлось центром православного духовного образования на всей территории СССР. В 1923-28 гг. в помещениях при храме размещалось Богословско-пастырское училище, а в 1925-28 гг. также и Высшие Богословские курсы, единственные в тот период в Московской Патриархии. Заведующим училищем в 1925-26 гг. был о. А. Пакляр, а секретарем о. К. Эльб, затем заведующим училищем стал будущий Ленинградский митрополит, тогда архимандрит  Гурий (Егоров). Ректором же Высших Богословских курсов все время был прот. Николай Чуков – будущий Ленинградский митрополит Григорий. Богослужения в храме активно посещалось прихожанами. Постепенно притеснения со стороны советских властей вновь начали нарастать. В январе 1926 г. вновь был арестован настоятель, 6 февраля его освободили на поруки прихожан до суда, а 14 мая 1926 г. о. А. Пакляра приговорили к 1 году лишения свободы условно.[15]

Летом 1928 г. власти закрыли как училище, так и Высшие Богословские курсы. В конце 1920-х – первой половине 1930-х гг. в Исидоровской церкви часто служили Ленинградские митрополиты: с 21 марта 1928 по 14 октября 1933 гг. священномученик Владыка Серафим (Чичагов, расстрелянный в 1937 г.) и с 20 января 1934 по 21 января 1935 гг.  – будущий Патриарх Владыка Алексий (Симанский). В храме регулярно проводились благотворительные сборы пожертвований в пользу бедных приходов Ленинградской епархии. В это время в Исидоровской церкви богослужения на эстонском языке совершались уже только в одном храме, а в другом они постоянно шли на церковнославянском – для русских прихожан и обрусевших эстонцев.[16] В марте 1932 г. власти предлагали приходскому совету передать верхний или нижний храм для пользования баптистам, но получили отказ. 21 июня 1934 г. Президиум Леноблисполкома принял решение закрыть церковь. Прихожане обратились с ходатайством во ВЦИК, но оно было отклонено, и 1 февраля 1935 г. Президиум ВЦИК утвердил решение о закрытии церкви. Эта акция была проведена 25 февраля 1935 г.[17]

Почти все члены причта Исидоровской церкви, вместе с частью прихожан-эстонцев перешли служить в Никольский собор, где около 1,5 лет совершались богослужения на эстонском языке. Прот. А. Пакляр даже был с июля 1935 по ноябрь 1936 г. настоятелем этого храма. Здание Исидоровской церкви перепланировали под школу, с 1936 г. в нем размещалось общежитие, а затем комбинат живописно-оформительского искусства. В 1993 г. церковь была возвращена Петербургской епархии, в 1994 г. освящен главный престол нижнего храма. В настоящее время приход эстонским уже не является. Наряду с Исидоровским к концу 1930-х гг. были закрыты и остальные храмы с эстонскими общинами. Первой в 1918 г. закрыли Царскосельскую Покровскую церковь. Затем эта же судьба постигла Крестовоздвиженский храм в Кронштадте. Его настоятелем с момента освящения 1 декабря 1902 г. до 20 мая 1919 г. был прот. Николай Симо. После подавления Кронштадтского восстания в марте 1921 г. служивший после него в храме о. Михаил оказался арестован и осужден, а сама церковь закрыта.[18]

Через несколько месяцев верующим удалось добиться открытия храма. С начала 1920-х гг. общине принадлежал бывший кабинет святого о. Иоанна Кронштадтского. 1 июля 1930 г. был перезаключен договор на пользование храмом, но через несколько месяцев начались репрессии. 13 октября ОГПУ арестовало настоятеля о. Сергия Георгиевского, 15 февраля 1931 г. его приговорили к 10 годам концлагеря, 14 января из Кронштадта выслали 4 членов приходского совета. 17 февраля помощник коменданта крепости по гражданской части издал приказ о закрытии церкви, исполненный 18 февраля.[19] К декабрю 1931 г. храм был перестроен внутри и использовался в качестве общежития. До 2000 г. церковь занимало строительное управление, а в июне 2001 г. она была возвращена верующим. В 1934 г. был закрыт Екатерининский собор в Луге, затем через два-три года эта же участь постигла церкви в Клопицах и Заянье. Последними – в 1939 г. были закрыты не действовавшая с 1938 г. Успенская церковь в Гатчине (ее перестроили в жилой дом) и Ирининская церковь в с. Волгово (ныне в руинах).[20]

В 1930-е гг. сонм новомучеников российских пополнили еще несколько эстонских священников Петербургской епархии. С 1904 г. до ее закрытия в феврале 1935 г. служил в Исидоровской церкви прот. Карп Эльб. Будучи священником Казанской церкви на Ленинградском Красненьком кладбище, он был 25 августа 1937 г. арестован и 24 сентября 1937 г. расстрелян. Канонизации о. Карпа состоялась в 2002 г. Прот. Николай Симо в 1923-30 гг. настоятельствовал в Андреевском соборе Кронштадта и являлся благочинным  всех храмов города. Он был арестован 14 октября 1930 г., вел себя на допросах мужественно и погиб 18 апреля 1931 г. В 2002 г. новомученик был прославлен в лике святых. В 1935 г. из Ленинграда в Томск выслали жену о. Н. Симо Елену Дмитриевну и их сына Николая. В Сибири в 1937 г. они оба были арестованы, осуждены и погибли в лагере. 20 декабря 1937 г. также был расстрелян родной брат о. Николая – протодиакон Петр Симо, с 1925 г. служивший в Исидоровской церкви, а с февраля 1935 г. – в Знаменской и арестованный 20 ноября 1937 г. Следует упомянуть, что о. Петр являлся членом Всероссийского Поместного Собора 1917-18 гг. от Петроградской епархии.[21]

Прот. Александр Пакляр с ноября 1936 г. служил последним настоятелем эстонской Успенской церкви в Гатчине. В 1937 г. он был арестован, 2 января 1938 г. расстрелян и похоронен на Левашовской пустоши под Ленинградом. Еще один эстонский протоиерей Иоанн Сарв с 1904 г. служил в Преображенской церкви на Забалканском пр. в Петербурге (с 1912 г. – настоятелем). После ее закрытия с 1927 г. о. Иоанн служил настоятелем церкви Св. Иова в Тихвине и благочинным Тихвинского округа. Протоиерей был арестован 17 сентября 1937 г. и отличался мужеством на допросах. Его расстреляли 3 декабря 1937 г., в 2003 г. о. Иоанн был причислен к лику святых.[22]

Вместе со священниками была репрессирована и значительная часть прихожан. К концу 1930-х гг. советские власти уничтожили все эстонские и финские православные общины. В настоящее время уже две бывшие эстонские церкви – Исидоровская в Санкт-Петербурге и Крестовоздвиженская в Кронштадте – возвращены верующим, восстанавливается и финская Ириновская церковь в Волгово, но православных эстонцев и финнов в их приходах очень мало.

Доклад 19 ноября 2015 г. на конференции «Этноконфессиональные традиции Ленинградской области» в Санкт-Петербурге


[1] Чижов А., диакон, А. А. Алексеев. Русско-эстонский Исидоровский приход в Петербурге – Петрограде – Ленинграде (1894-1933) // Из истории Православия к северу и западу от Великого Новгорода. Л., 1989. С. 133-142.

[2] Берташ А.В. Церковь во имя священномученика Исидора Юрьевского // Памятники истории и культуры Петербурга. Исследования и материалы. Вып. 6. СПб., 2002. С. 195-205.

[3] Кумыш Владислав, священник. Священномученики Эстонской церкви, в Юрьеве пострадавшие. СПб., 2000. С. 7-70; Его же. Священномученик Николай Симо. Пресвитер Кронштадтский // С.-Петербургские епархиальные ведомости. 2001. № 24. С. 123-130; Его же. Священномученик Карп Эльб. Пресвитер Петроградский // С.-Петербургские епархиальные ведомости. 2001. № 24. С. 131-135 и др.

[4] См.: Кульбуш П.П. О православных эстонцах в Прибалтийском крае и в столице. СПб., 1897.

[5] Кумыш В. Указ. соч.  С. 11-14.

[6] С.-Петербургское православное эстонское братство во имя священномученика Исидора Юрьевского. Отчет о деятельности братства за 1903 год. СПб., 1904. С. 44.

[7] С.-Петербургское православное эстонское Братство во имя священномученика Исидора Юрьевского. Отчет о деятельности братства за 1913 год. СПб., 1914. С. 11.

[8] Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб). Ф. 19, оп. 106. Д. 25. Л. 107-108.

[9] Московские ведомости. 1899. 14 апреля. № 103.

[10] Синякова Г.А. Русская Нарва // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 2001. Вып. 25. С. 76-77; Петроградское православное эстонское братство во имя священномученика Исидора Юрьевского. Отчет о деятельности Братства за 1915 г. Пг., 1916. С. 4-5; Антонов В.В., Кобак А.В. Указ. соч. C. 43-44.

[11] ЦГИА СПб. Ф. 19, оп. 109. Д. 56. Л. 33-34.

[12] Архив Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (АУФСБ СПб ЛО). Д. П-77463; Земля Невская Православная. СПб., 2000. С. 18.

[13] Кумыш В. Указ. соч. С. 41-70.

[14] Диакон Андрей Чижов, А.А. Алексеев Указ. соч. С. 133-142; Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб). Ф. 7384. Оп. 33. Д. 261. Л. 2-33, 51, 105, 110.

[15] Там же. Ф. 4914. Оп. 3. Д. 8, 9.

[16] Там же. Д. 9. Л. 38-40.

[17] Там же. Ф. 7384. Оп. 33. Д. 185. Л. 2, 14, 43.

[18] Там же. Ф. 285. Оп. 13. Д. 11, 12.

[19] Там же. Ф. 285. Оп. 17. Д. 5. Л. 1-3; АУФСБ СПб ЛО. Д. П-68522.

[20] Земля Невская Православная. С. 51, 91, 107.

[21] Кумыш В. Священномученик Карп Эльб. С. 134-135; Его же. Священномученик Николай Симо. С. 129-130; Санкт-Петербургский мартиролог. СПб., 2002. С. 13, 218.

[22] Санкт-Петербургский мартиролог. С. 183, 213.


Опубликовано 25.11.2015 | Просмотров: 207 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter