М.В. Шкаровский. Благотворительная помощь афонского Пантелеимонова монастыря больницам и школам в XIX — начале XX веков

Благотворительная помощь афонского Пантелеимонова монастыря больницам и школам в XIX - начале XX веков

Во второй половине XIX – начале XX веков братия афонского Свято-Пантелеимоновского монастыря (Руссика) устроила целый ряд различных учебных и лечебных заведений, кроме того, она оказывала значительную благотворительную помощь уже существовавшим училищам, семинариям, школам, лазаретам, больницам и т.п.

17 октября 1876 г. в создаваемой братией Руссика на Кавказе Ново-Афонском Симоно-Кананитском монастыре была открыта мужская школа на 20 учеников для местных жителей – абхазцев, куда принимали преимущественно сирот на полное содержание монастыря. Во время состоявшегося в этот день праздника освящение первого построенного храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы три мусульманских мальчика из числа ее воспитанников приняли святое крещение, а учитель с учениками причастились св. Таин. Однако уже через 40 дней после своего открытия (29 ноября 1876 г.), ввиду угрозы предстоящей Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., школа по распоряжению местного начальства была закрыта, а ее ученики распущены по домам к своим родителям и опекунам, снабженные новой одеждой, бельем и обувью на средства обители.[1] Возобновила свою работу школа только после окончания войны – в конце 1878 г. В начале 1880-х гг. для нее был построен большой дом в нижней (приморской) части монастыря, где школа и функционировала вплоть до событий революции 1917 г. и гражданской войны.

Русские святогорцы много сделали для создания нескольких русских учебных заведений в столице Османской империи и ее пригородах. В частности, 30 мая 1897 г. российский посол в Константинополе А.И. Нелидов известил игумена Руссика о. Андрея, что иеромонах Мисаил передал от его имени 100 турецких лир на устройство при посольстве русского училища (школы) – первого подобного учебного заведения в европейской части Османской империи. В своем письме А.И. Нелидов отмечал, что училище «было основано мною после многих стараний и с одобрения почившего отца игумена святой обители Вашей. От всего сердца радует меня теперь оказанная Вами помощь, благодаря которой станет возможным в будущем учебном году довершить дело школы при настоящей ее программе открытием высшего класса. Более 70 учеников получают в ней воспитание в духе православия и на русском языке и предохранены от поступления в руки иноверных пропаганд; некоторые из учеников перешли даже в нее из школ, содержимых этими пропагандами. Не сомневаюсь поэтому, что и на будущие годы святая обитель Ваша не оставит без поддержки единственного русского училища, призванного на утверждение святой нашей веры и русского влияния на Востоке»,[2]

Непосредственно созданием училища занималась жена посла – госпожа Нелидова, обучались в нем в основном православные греки. Братия Руссика и в дальнейшем оказывала различную помощь этому учебному заведению. Так, например, 25 июня 1899 г. его директор В. Мошков в письме игумену Андрею выразил благодарность за труды регента ученического хора о. Полихрония, благодаря которому 12 учеников-греков «сделались почти настоящими русскими певчими».[3] В своем письме игумену Андрею от 28 июля 1903 г. посол И.А. Зиновьев сообщил, что получил через доверенное лицо монастыря в Константинополе иеромонаха Адриана 12 тысяч рублей, пожертвованных на постройку здания русского училища, и выразил «сердечную признательность за этот щедрый отзыв на мое обращение». Посол также поблагодарил за разрешение участвовать иеромонаху Адриану в хозяйственной комиссии училища в качестве казначея и попросил содействия со стороны опытной в строительном деле братии Свято-Пантелеимоновского монастыря.[4]

В 1902 г. четыре большие келлии – свт. Иоанна Златоуста, Воздвиженья Креста Господня, Святой Троицы, и свт. Николая Чудотворца (Белозёрка), входящие в состав «Братство русских обителей (келлий) афонских в память священного коронования Государя Императора Николая II» при некотором участии Свято-Пантелеимоновского монастыря и содействии российских дипломатов основали школу для детей младшего возраста бедных русских и славянских жителей столицы Османской империи, с интернатом на 14 детей. Освящение купленного на деньги святогорцев школьного здания состоялось 19 декабря 1902 г. в присутствии российского посла в Константинополе И.А. Зиновьева и многих других высокопоставленных лиц.[5]

Попечителем школы стал директор Русского археологического института в Константинополе (в 1894-1914 гг.) Федор Иванович Успенский. Ее создание было очень важным шагом, так как в Османской империи в те годы весьма активно действовали католические и протестантские миссионеры. Расходы на содержание этой школы взяли на себя в основном четыре русские афонские келлии: свт. Иоанна Златоуста, Воздвиженья Креста Господня, Святой Троицы и свт. Николая Чудотворца (Белозёрка). Всего они затратили на покупку дома для школы и ее содержание около 100 тысяч рублей, а на устройство при ней интерната (приюта) еще 3875 рублей.[6]

В последний 1913/14 учебный год в школе обучалось 88 детей, к этому времени ее закончили 8 человек. Закон Божий сначала преподавал помощник настоятеля посольской церкви протоиерей Николай Остроумов, вместо которого был назначен эконом Свято-Николаевского подворья келлии Белозёрка в Константинополе иеромонах Анатолий. 17 мая 1914 г., в последний учебный день был проведен литературный утренник, который посетили российский посол М.Н. Гирс с супругой.[7] Вскоре после этого школа была закрыта турецкими властями в связи с началом Первой мировой войны.

В 1904 г. главным образом усилиями настоятеля русской афонской келлии свт. Иоанна Златоуста иеросхимонаха Кирилла (в миру Капитона Илларионовича Абрамова) была создана трехгодичная церковно-приходская школа при русском храме-памятнике св. вмч. Георгия Победоносца в местечке Сан-Стефано (вблизи Константинополя). Школа открылась в ближайшей к Сан-Стефано греческой деревне Галатария, в нее принимали молодых людей 13-22 лет, умеющих читать и писать по-русски. Преподавание в школе велось на русском языке, учащиеся также изучали церковно-славянский язык и русский распев; в 1908 г. в ней училось 15 человек (в основном греков).[8]

К 1908 г. в Сан-Стефано также были открыты двухгодичные курсы для молодых послушников (иноков). По мнению некоторых исследователей Афона, к мысли о необходимости создания монашеской школы в Константинополе иеросхимонаха Кирилла привело его активное участие в возрождении Высоко-Дечанской Лавры (Сербской Православной Церкви). Школа должна была готовить богословски грамотных монахов и для Сербии. На устройство и содержание этих курсов русские святогорцы затратили 16193 рубля.[9]

Значительную благотворительную помощь братия Руссика оказывала различным давно существовавшим учебным заведениям в России и за границей. Так в 1880-е гг. Московской женской учительской семинарии В. Чепелевской было пожертвовано 4 тысячи рублей.[10] 12 декабря 1894 г. директор Императорского лицея в память цесаревича Николая в Москве выразил благодарность игумену Андрею за передачу 6 декабря в дар от монастыря настоятелем московской часовни св. вмч. Пантелеимона иеромонахом Титом двух больших икон – Божией Матери «Скоропослушницы» и св. вмч. Пантелеимона, а также значительного количества маленьких икон для раздачи учащимся.[11]

В ноябре 1900 г. братия Свято-Пантелеимоновского монастыря пожертвовала 500 рублей школе в с. Богословском Каширского уезда Тульской губернии и еще 500 рублей – церковно-приходской школе в районе Галерной гавани Санкт-Петербурга.[12]

9 мая 1902 г. к игумену Руссика о. Андрею обратился инспектор северо-сирийских школ Императорского Православного Палестинского общества Иван Спасский с просьбой прислать несколько иерейских облачений для бедных церквей Сирии: «Здесь церкви так скудны денежными средствами, что во всех сельских церквах облачения из самого простого и дешевого ситца. Поэтому они будут весьма рады, если Вы благоволите прислать хотя поношенные ризы».[13] Эта просьба, скорее всего, была выполнена.

Постоянно оказывалась помощь и духовным учебным заведениям Российской Православной Церкви. Так 10 августа 1901 г. ректор Благовещенской Духовной семинарии архимандрит Никон в письме иумену Руссика о. Андрею поблагодарил за подаренную икону св. великомученика Пантелеимона. 18 сентября 1907 г. студенты Казанской Духовной Академии выслали игумену Мисаилу письмо с благодарностью за теплый прием в монастыре и присланные позднее в Академию фотографии. Подобное благодарственное письмо в следующем году прислали игумену студенты Московской Духовной Академии, особенно отметив подаренные фотографии обители и икону св. великомученика Пантелеимона. 11 ноября 1910 г. ректор Пермской Духовной семинарии выслал о. Мисаилу письмо с благодарностью за теплый прием в монастыре паломнической группы воспитанников и подаренную для семинарского храма икону св. великомученика Пантелеимона. 10 января 1913 г. ректор Казанской Духовной Академии епископ Чистопольский Анастасий выразил благодарность игумену за высланные 18 декабря 1912 г. для академической библиотеки монастырские издания и т.д.[14]

Из лечебных заведений, которые содержались на средства Пантелеимонова монастыря следует, прежде всего, назвать больницу самого Руссика, где бесплатно лечили паломников, насельников других обителей Святой Горы и бедных пустынников. В хранящейся в монастырском архиве «Описи построек о. Иеронима 1840-1874 гг.» указывалось, что была «построена для всех бедных без различия больница с церковью», стоимостью две тысячи турецких лир.[15]

8 января 1896 г. собрание старшей братии Руссика с участием игумена Андрея постановило: 1) построить новую больницу с церковью по прямой линии главного корпуса, начиная от стены храма Рождества Богородицы и Святого во храм Ее Введения на пожертвованную заведующим Московским подворьем иеромонахом Аристоклием (Амвросимовым) сумму 85 тысяч рублей; в строящемся новом корпусе три верхние этажа определить для больницы и богадельни, переведя их из Иоанно-Богословской больницы, корпус которой преобразовать в жилое помещение. 14 мая 1896 г. была совершена закладка нового здания больницы, приуроченная к коронации императора Николая II. После завершения строительства возможности оказания лечебной помощи в самой обители существенно расширились.

Насельники Пантелеимонова монастыря, Свято-Андреевского скита и келлиоты приняли участие в постройке и содержании русской больницы св. вмч Димитрия Солунского в Салониках, учрежденной по инициативе российского консула А.А. Гирса.[16] Идея ее создания появилась в 1903 г., а попечительство строительства лечебницы было образовано при российском генеральном консульстве в Салониках после поступления первых пожертвований на заседании 7 января 1905 г. Значительную часть этих пожертвований внесла братия Руссика, при этом и Братство русских обителей (келлий) Афона в дальнейшем пожертвовало на устройство и содержание больницы более 10 тысяч рублей.

Строительные работы велись в 1905-1909 гг. при непосредственном участии насельников Свято-Пантелеимоновского монастыря. Так 4 апреля 1909 г. консульство по поручению Комитета попечительства русской лечебницы в Салониках попросило игумена Руссика о. Мисаила в ближайшее время прислать иеромонаха Андрея (в миру Андрея Степановича Жекова) «для принятия на себя наблюдения за работами по постройке», поскольку архитектор закончить их не может. При этом о. Андрей ранее с большой пользой для дела уже участвовал в работе комитета.[17]

29 августа 1909 г. состоялось XXIII заседание комитета, которое подвело итог основных строительных работ. В нем приняли участие председатель – управляющий генеральным консульством А.М. Петряев, семь членов комитета, среди них представители Руссика иеромонах Серафим и заведующий работами иеромонах Андрей, секретарь, почетный член – действительный статский советник А.А. Гирс, русский доктор Шабунин и местный болгарский врач Руменов. В кассе комитета в это время находилось 1127 турецкий лир, в том числе 263 пожертвованных императором Николаем II на устройство хирургического кабинета, и 58 лир, внесенных Мордвиновой на оборудование аптеки. На заседании было решено устроить клиническую больницу с амбулаторным приемом, аптекой и бактериологическим кабинетом. Так как в основном предполагалось лечить местное население, планировалось подготовить младший медицинский персонал из его среды и вести просветительскую работу среди населения – распространять листовки и брошюры на местных языках с изложением правил гигиены и т.д.[18]

Через несколько дней – 1 сентября прошло расширенное совещание Комитета попечительства русской лечебницы в Салониках с участием, помимо насельников Руссика, впервые приехавших с Афона представителей Свято-Ильинского скита, Братства русских обителей (келлий), Зографского монастыря и келлии св. Игнатия Богоносца, то есть обителей внесших свои пожертвования. Совещание отметило благополучное завершение строительства больницы (в которой продолжалась внутренняя отделка) и единогласно приняло ее наименование — «Русская лечебница во имя св. вмч Димитрия Солунского». Также было решено устроить особую палату с двумя бесплатными койками для афонских монахов, которой присвоить название «Афонская палата». Кроме того совещание постановило оказать помощь пособиями пострадавшему населению Македонии и принять на работу в лечебницу, помимо русского, и местного врача.[19]

При больнице в 1909 г. была устроена маленькая домовая церковь св. вмч. Димитрия Солунского. Настоятелями этого храма с самого начала по традиции служили иеромонахи Пантелеимонова монастыря.[20] 16 января 1910 г. председатель Комитета попечительства русской лечебницы в Салониках Г.В. Чирков написал игумену Мисаилу, что ввиду полного окончания работ по ее внутренней отделке на 24 января намечено освящение и торжественное открытие больницы, и просил прислать представителей братии для участия в этом торжестве. Игумен ответил Чиркову, что из-за сильного волнения на море может направить только пребывавших в Салониках представителей Руссика — иеромонахов Андрея и Серафима, которые и приняли участие в освящении здания.[21]

В дальнейшем русская лечебница начала успешно работать. Так в ее отчете за июнь 1914 г. указывалось, что в этом месяце было принято 292 амбулаторных больных, в том числе 11 монахов; находилось на излечении 28 стационарных больных, из них 4 монаха (директором больницы в это время был приват-доцент С. Софотеров). Российский генеральный консул в Салониках В.Ф. Каль пожертвовал в операционную икону, а различные афонские монахи – 15 книг духовно-нравственного содержания, 42 картинки, 2 лампады, 2 куска полотна, 4 бутылки красного вина и т.д.[22]

В 1875-1876 гг. в основном на средства Пантелеимонова монастыря была построена русская Никольская больница в Константинополе, в квартале Панджальди (Харбие), на большом участке земли, купленном за 5 тысяч лир. В дальнейшем эта больница (имевшая женское отделение) существовала в основном за счет взносов российского посольства и ластового сбора с русских судов, однако некоторые пожертвования по-прежнему вносил Пантелеимонов монастырь, иеромонахи которого также периодически служили в больничной церкви свт. Николая Чудотворца и окормляли пациентов. 12 декабря 1898 г. российское посольство в Османской империи выразило благодарность игумену Руссика о. Андрею за пожертвованные 20 ноября 220 турецких лир на постройку в Константинополе доктором Плесковым еще одной русской лечебницы.[23]

Особую страницу составляет деятельность братии Пантелеимонова монастыря по созданию и содержанию лазаретов для раненых и больных русских солдат и офицеров в период различных войн России, но это – отдельная большая тема.


[1] Русский монастырь св. великомученика и целителя Пантелеймона на Святой Горе Афонской. М., 1995. С. 193-195.

[2] Архив Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне (АРПМА). Оп. 10. Д. 106. Док. 129. Л. 45об-46.

[3] Там же. Л. 42.

[4] Там же. Л. 46об.

[5] Русский афонский отечник XIX-XX веков. Святая Гора Афон, 2010. С. 633; АРПМА. Оп. 10. Д. 180. Док. 163. Л. 15.

[6] АРПМА. Оп. 10. Д. 180. Док. 163. Л. 192.

[7] Там же. Л. 197об, 199об.

[8] Троицкий П. История русских обителей Афона в XIX – XX веках. М., 2010. С. 141, 231.

[9] АРПМА. Оп. 10. Д. 180. Док. 163. Л. 192; Русская монашеская школа в Сан-Стефано // Прибавления к «Церковным ведомостям». 1908. № 40. С. 1976.

[10] АРПМА. Оп. 10. Док. 359. Л. 8.

[11] Там же. Оп. 44. Д. 17. Док. 3826. Л. 49.

[12] Там же. Оп. 10. Д. 106. Док. 129. Л. 46

[13] Там же. Оп. 44. Д. 16. Док. 3813. Л. 21-22.

[14] Там же. Оп. 10. Д. 106. Док. 129. Л. 2об, 30-32, 41.

[15] Там же. Д. 5. Док. 85. Л. 3об.

[16] Троицкий П. История русских обителей Афона в XIX – XX веках. С. 141-144.

[17] АРПМА. Оп. 44. Д. 15. Док. 3919. Л. 23-24.

[18] Там же. Оп. 10. Д. 115. Док. 4649. Л. 19-23.

[19] Там же. Л. 16-18.

[20] Русские храмы и обители в Европе. СПб., 2001.С. 115-125.

[21] АРПМА. Оп. 44. Д. 13. Док. 3830. Л. 222-224.

[22] Там же. Оп. 10. Д. 180. Док. 163. Л. 199.

[23] Там же. Д. 106. Док. 129. Л. 46.


Опубликовано 02.06.2015 | Просмотров: 119 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter