Сеятель правды в душевной пустыне тетрарха

Сеятель правды в душевной пустыне тетрарха

«Души праведных в руке Божией, и мучение не коснется их.  В глазах неразумных они казались умершими, и исход их считался погибелью,  и отшествие от нас – уничтожением; но они пребывают в мире. Ибо, хотя они в глазах людей и наказываются, но надежда их полна бессмертия» (Прем 3:1-4). Именно такими словами книги Премудрости, дорогие отцы братья и сестры, можно передать грустную славу того евангельского события, которое вот уже на протяжении многих веков христианской истории поражает своим ужасом и в то же время величием несломленного духа того, кто был больше, чем пророк.

Вся жизнь святого Иоанна Предтечи была соткана из послушания в деле спасения человечества, поскольку «пришел он для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него» (Ин 1:7). Каждое слово пророка было направлено на провозглашение правды Божией в мятущемся и разорванном грехом мире. Не были исключением на этом пути фарисеи и саддукеи, обличаемые за лицемерие, равно как и не было оставлено без внимания и нравственное преступление  Ирода Антипы, поражавшее не только иудеев, но и римлян. Каждое слово пророка, было семенем откровения о Царстве Божием, искавшее плодородной почвы и тщетно падавшее с мертвой душевной поверхности.

Попытавшись проанализировать сегодняшнее евангельское событие Усекновения главы святого Иоанна Предтечи, мы увидим, что его ткань красными нитями сплетена из трех важных тем, которые близки жизни каждого человека и имя которым: свобода, правда Божия и призвание. Они подобны не касательным, а секущим, заставляющим нас выбрать один из двух полюсов – быть с Богом и его заповедями, либо призрачно существовать без Бога в царстве теней и грез, навеянных миром. Из истории мы видим, что «свобода не просто даруется каждому человеку сверху, но она должна быть принята, взята и верно осуществлена снизу. Дарованная сверху, она может стать «напрасным даром»: если внизу ее недооценят, неверно истолкуют и употребят во зло[1] и произвол», которые мы и видим в действиях Ирода. Наделенный властью и призванный к разумному и справедливому правлению, он так и не сумел верно использовать дар свободы. Ведь волен он был, когда нарушал закон Моисеев, гласивший: «Если кто возьмет жену брата своего: это гнусно» (Лев 20:21). Свободен в выборе он был и когда посадил в крепость Махор обличителя своей неправды, пытавшегося повернуть его свободу в русло закона. В итоге, посеяв ветер зла и интриг, проигнорировав божественный закон, Ирод  пожал бурю наказания, лишившись своей власти  в 39 году, а позднее в ссылке и своей жизни, «ибо надежда нечестивого исчезает, как прах, уносимый ветром, и как тонкий иней, разносимый бурею, и как дым, рассеиваемый ветром» (Прем 5).

Иной же славой сияет свобода пророка Иоанна, несущая правду Божию, гремящая среди людской пустыни, где души пусты, где «мир греха противостоит миру благодати, словно опрокинутое отражение пейзажа на глади глубокого и темного водоема»[2], по которому непрестанно прокатываются гигантские волны божественной любви в надежде возмутить и преобразить липкое озеро человеческого греха. На примере пророка, мы видим, что истина причиняет боль всему, что призрачно, как призрачно зло в своей сущности. Именно она продолжает звучать колоколом в уязвленной грехом совести Ирода, от которой он пытается бежать, заключив в крепость ее провозвестника, но и здесь истина продолжает сиять светом и тьма темницы ее не обнимает. До самого последнего вздоха святой Иоанн Предтеча остается верен своему призванию, которое было в согласии с правдой Божией и со свободой в Боге.

Библейские повествования являются для нас архетипом для всех последующих событий мировой истории. Меняются эпохи, города и лица, но сохраняется неизменной живая связь людей со Христом, которым дано не только веровать во Христа, но и страдать и умирать за Него. И здесь мне хотелось бы привести в пример историю, рассказанную митрополитом Сурожским Антонием. Эта история о молодом священнике, жившем в Петрограде в 1923 году и  арестованным за проповедь Евангелия. Он был посажен в тюрьму, допрошен, его пытали и били, а через несколько месяцев выпустили на свободу. Священник попал в застенки молодым человеком, полным сил, жизни и энергии, а вышел из заключения седым и разбитым стариком. Близкие и родные, встретив его, задали вопрос полный  удивления и жалости: «Что осталось от тебя после этих месяцев?» И он ответил: «Страдание выжгло все. Осталось одно – любовь». И во имя этой любви, того единственного, чего не могло одолеть страдание, он продолжал проповедовать среди тех самых людей, которые его предали, и через какое-то время умер в лагере.[3]

Дорогие отцы братья и сестры, давайте задумаемся, как похожа эта история на сегодняшнее евангельское событие и как  близка она к нам, людям, не столь отдаленного от нее, XXI века. В жизни каждого из нас был момент, когда приоткрылась дверь, и вошло будущее. Однажды, подобно пророку Исайе, мы услышали неведомым образом голос Господа говорящего: «Кого Мне послать? И кто пойдет для Нас?» И мы ответили: «Вот я, пошли меня, Господи» (Ис 6:8). Открывшиеся тогда для истины и призванные сейчас нести ее людям, мы не должны забывать, что истина несет и нас, даже в те минуты, когда возможно кому-то из нас придется пережить в духовной жизни апостольский сон Гефсиманского сада, либо маловерие учеников, застигнутых  штормом в Галилейском море. Давайте будем бояться не гонений и темниц, а будем опасаться, будучи приглашенными на божественный пир любви, превратить необдуманными действиями вино Каны в уксус Голгофы. Давайте будем помнить, что в каждом религиозном человеке – по мысли  И. А. Ильина –  должно  присутствовать дуновение духа, изливаться пение души и из него должен  излучаться свет. И всегда такой человек больше, чем он сам; и всегда он внутренне богат, настолько, что он сам далеко не всегда знает меру своего богатства. Ибо то, что он в себе носит и что он излучает, есть Царство Божие, которого он является тайным участником[4].

Проповедь студента II курса Библейско-богословского отделения  Санкт-Петербургской Духовной Академии чтеца Феодора Ибрагимова, произнесенная 11 сентября 2015 года в храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова за Божественной литургией.


Список использованной литературы:

1.Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета: в Синодальном переводе с комментариями и приложениями. – М.: РБО, 2008.

2.Ильин И. А. Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий. – М.: Эксмо, 2007. 528 с.

3.Митрополит Сурожский Антоний. Труды. Книга первая. – 2-е изд. – М., «Практика», 2012. – 1112 с.

  1. Бернанос Ж. Дневник сельского священника. [Электронный ресурс] http://royallib.com/book/bernanos_gorg/dnevnik_selskogo_svyashchennika.html

[1] Ильин И. А. Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий. – М.: Эксмо, 2007. С. 458

[2] Бернанос Ж. Дневник сельского священника. [Электронный ресурс] http://royallib.com/book/bernanos_gorg/dnevnik_selskogo_svyashchennika.html

[3] Митрополит Сурожский Антоний. Труды. Книга первая. – 2-е изд. – М., «Практика», 2012. – с. 946

[4] Ильин И. А. Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий. – М.: Эксмо, 2007. —  с. 507


Опубликовано 11.09.2015 | Просмотров: 148 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter