Сергей Забавнов. Психотерапия алкоголизма: «кодирование» с точки зрения православного вероучения

Сергей Забавнов. Психотерапия алкоголизма: «кодирование» с точки зрения православного вероучения

Доклад студента церковно-практического отделения академии чтеца Сергея Забавнова на XI ежегодной конференции «Богословие и светские науки: традиционные и новые взаимосвязи».

«Нравственно недопустимы психотерапевтические подходы, основанные на подавлении личности больного и унижении его достоинства. Оккультные методики воздействия на психику, иногда маскирующиеся под научную психотерапию, категорически неприемлемы для Православия. В особых случаях лечение душевнобольных по необходимости требует применения как изоляции, так и иных форм принуждения. Однако при выборе форм медицинского вмешательства следует исходить из принципа наименьшего ограничения свободы пациента».

(Основы Социальной концепции РПЦ).

Употребление алкоголя — широко распространенное явление в нашем обществе. Большинство наших соотечественников не мыслят себе праздничного застолья, вечеринки, дружеских «посиделок» без спиртного. На отдыхе, в семейном кругу, ежедневно после работы, или же только после получки, так или иначе, чаще всего «расслабляются» с бокалом или рюмкой в руке.

Особому риску подвергаются те, кто начинают пить каждый день. Те, у кого разовые приемы спиртного переходят в привычку.

Поначалу эти люди могут выполнять свои социальные и семейные обязанности: они учатся, работают, воспитывают детей, занимаются домашним хозяйством, ходят в музеи, кино, заботятся о родителях. Но постепенно развивается хроническая зависимость от спиртного. Человек каждый день употребляет алкоголь и не может без этого даже работать. Возникшая зависимость превышает потребность в любых других удовольствиях. Человек теряет над собой контроль. Его уже не пугают негативные последствия употребления психоактивных веществ. Ни потеря любви и уважения со стороны родных и близких, ни потеря работы, социального статуса, ни болезни, ни даже угроза смерти уже не властны остановить пьяницу. Как же быть в таком случае?

«Спроси у пьяницы, как бы он мог перестать пьянствовать? Я отвечу за него: пусть почаще вспоминает о делах, какие он делает в пьяном виде», — в свое время сказал Пифагор.

Психотерапия считается хорошим методом лечения ранней стадии, основной стадии или общеупотребительной и стадии полной или абсолютной химической зависимости. Без психотерапевтического метода любые другие недостаточно эффективны.

Сегодня в официальной медицине выработано много методик лечения алкогольной зависимости. В частности, применяются рациональная и суггестивная психотерапия в состоянии бодрствования или гипнотического сна, условно-рефлекторная и групповая психотерапия, а также самовнушение и аутогенная тренировка.

Психотерапию начинают использовать с первой же встречи с больным. Начинать применять специальные психотерапевтические методы уместно, когда острые явления и токсические симптомы исчезли, т.е. после курса дезинтоксикационной терапии.

«Кодирование» относится к суггестивному методу и это, пожалуй, самая популярная на сегодняшний день методика лечения зависимостей. Действительно, как легко — сходил на сеанс, заплатил приличную сумму и «закодировался» на год или пять — и здоровье и трезвость обеспечены.

Придя за советом к священнику, можно услышать различные мнения по поводу «кодирования». Чаще всего это резкое отрицание, и очень редко признание этого метода эффективным. Ни с первыми, ни со вторыми мы, пожалуй, не согласимся.

Радикально отрицающие «кодирование» в церковной ограде составляют консервативную часть православной общественности. Консервативные христиане осторожно или же скептически относятся к любым нововведениям. Разрабатываются научные теории и гипотезы, критикующие направления научной мысли, противоречащие церковному учению. Хорошо иллюстрирует консервативность сопротивление появлению электричества в храмах.

В конце XIX – начале XX вв. считалось, например, что электричество в церкви неприемлемо. Прошли времена, и сегодня ни одно богослужение в ПЦ не обходится без включения и выключения паникадил, без электричества.

Подобной критике подвергся сравнительно молодой метод Довженко, датирующийся 1980-1981 гг., когда создатель методики Александр Романович Довженко апробировал свой метод в Харьковском НИИ.

Новые научные открытия, методы, в том числе и медицинские, подвергаются критике, что вполне естественно. Противоречит ли «кодирование» церковному вероучению? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно как минимум обладать тремя образованиями: богословским, медицинским, психологическим. И однозначного ответа на сегодняшний день не существует. Необходимо прежде определить, что из себя на практике представляют имеющиеся ныне психотерапевтические методы лечения зависимых.

Во-первых, суггестивная терапия, или лечение внушением, проводится как на индивидуальных сеансах, так и при коллективной терапии. Первые 2-3 сеанса проводятся индивидуально, чтобы выявить гипнабельность больного и включить его в соответствующую группу.

Во время сеансов важно укрепить обстановку на полный отказ от алкогольных напитков и постараться вызвать к ним отвращение. На протяжении всего сеанса внушение чередуется с лечением убеждением, при этом интонация голоса соответственно меняется. Внушение, в отличие от убеждения, проводится в виде коротких, часто повторяющихся фраз в императивной форме, резко, эмоционально.

Косвенное лечение алкоголизма является замаскированной психотерапией. Больного убеждают, что лечат лекарством, в действительности же лечат убеждением и внушением. Используется вера пациента в то или иное лекарство. При этом существенную роль играет вкус, цвет, запах лекарства, упаковка, сложное название. Желательно, чтобы лекарство в сочетании с внушением оказывало кратковременное, но активное действие: гиперемию лица, сердцебиение, ощущение жара, тошноту, нарушение температуры тела.

При условно-рефлекторной терапии алкоголизма больному предлагают принимать лекарство, которое якобы сделает его невыносливым к алкоголю и станет вызывать чувство отвращения, тошноту и даже рвоту. При этом скрывают, что тошноту и рвоту оно вызывает в силу своих фармацевтических свойств, независимо от приема алкоголя.

При лечении алкоголизма «кодированием» пациенту говорят, что его «закодируют на смерть», т.е. если больной выпьет, то сработает «код» и он умрет. В действительности же никакого кодирования не существует.

А вот для проведения уже упомянутого нами метода «Довженко» отбирают больных, готовых поверить в этот метод лечения. На сеанс предлагают явиться после не менее чем двухнедельного полного воздержания от приема алкоголя.

Сеанс кодирования обычно коллективный, занимает 3-4 часа. Больных убеждают в том, что врач своим гипнотическим воздействием сформирует у больного в мозгу «код», который сработает и приведет к смерти, если больной примет алкоголь в течение времени действия кода. Больному предлагается самому установить, на какой срок (год, три года или всю жизнь) он хочет быть «закодирован». В торжественной обстановке у больного берут расписку о том, что он предупрежден о той опасности, которая ему грозит при употреблении спиртного напитка в течение срока кодирования, и сообщают, что он может в любое время обратиться к врачу, чтобы «раскодироваться».

В завершении сеанса врач рукой резко запрокидывает голову пациента, до боли сжимает ее у места входа тройничного нерва, просит широко раскрыть рот и мощной струей лекарства орошает горло. Препарат вызывает поперхивание, кашель, тахикардию. Обычно используется хлорэтил, ампула которого обернута черной бумагой с эмблемой: «Смертельно опасно»!

Манипуляция сопровождается внушением: «Сейчас я закладываю в ваш мозг специальный код. Любая доза спиртного на время действия кода опасна. Нарушение запрета приведет к смерти».

Такой сеанс ларвированной психотерапии, сочетающий внушение с устрашением, нередко приводит к длительному воздержанию от употребления алкоголя. Он действенен, пока «кодирование» сохраняется. Положительные результаты по некоторым данным доходили до 70%. Однако при лечении наркомании эти методы оказались малоэффективными.

Каждый из приведенных методов активно практикуется сегодня, но Церковь благословляет не все методы официальной медицины. Церковь, например, не может благословить фетальную терапию, которая способствует распространению абортов, клонирование.

«Православная Церковь с неизменно высоким уважением относится к врачебной деятельности, в основе которой лежит служение любви, направленное на предотвращение и облегчение человеческих страданий», — говорится в «Основах социальной концепции РПЦ».

Любой вопрос, будь то лечение в медицине или сотериология в Церкви, рассматривается через призму антропологии. Если Православная Церковь рассматривает человека с духовной точки зрения, как образ и подобие Божие, то большинство психотерапевтов рассматривает человека как продукт генетики и социальной среды. Поэтому их методы учитывают лишь телесно-душевную организацию человека, оставляя за пределами его духовный мир. А саму религию рассматривают как некое терапевтическое средство, имеющее успокаивающий эффект.

Особенностью метода «Довженко» является внушение формулы: «Не твоя, а моя (психотерапевта) воля избавит тебя от недуга»! Устранение фиксации личности на борьбе с желанием «выпить» ведет, по мнению автора методики, к деактуализации этого желания и его ослаблению. Внушение в данном случае, хоть и не носит гипнотического характера, однако даже такой метод нужно применять осторожно.

Пациентам могут стать известны случаи нарушения запрета, которые не привели к гибели больного, стало быть, бояться нечего, воздержание (если оно начиналось) нарушается. Чувствуя обман, человек перестает доверять как лекарю, так самому методу и если брать шире — он перестает доверять медицине в целом. В церковной среде это особо ощутимо: если жизнь пастыря расходится с его словами, то они тотчас превращаются в ложь, появляется недоверие к пастырю и к Церкви в целом.

Однако несмотря на опасения, опыт Церкви показывает, что подчас ложь бывает во благо. В патристике нам известно мнение одного из учителей Церкви о пользе хитрости в медицинских целях. Открывая «Первое слово о священстве» святителя Иоанна Златоуста, мы встречаем следующие строки: «Когда упрямство больных и жестокость самой болезни делают недействительными советы врачей; тогда, по необходимости, врачи прибегают к хитрости, чтобы, как на сцене, можно было скрыть истину…». Обращаясь к Василию, своему возлюбленному другу, святитель Иоанн указывает на нравственное значение хитрости, причем употребление ее зависит от намерения: «Велика сила такой хитрости, — говорит Хризостом, — только бы она употреблялась не со злонамеренной целью; или лучше сказать, ее должно называть не хитростью, но некоторой предусмотрительностью, благоразумием и искусством, способствующим находить много выходов в безвыходных положениях и исправлять душевные недостатки…», и далее приводит примеры из Священного Писания.

Получается, что если принять «кодирование» как некую хитрость, то мы должны были бы согласиться с использованием данного метода психотерапии.

Сегодня мы не можем сказать, насколько вредно кодирование. У Церкви нет конкретного ответа на этот вопрос. Правда, на страницах православных интернет-ресурсов в огромном количестве можно встретить неприятие этого психотерапевтического метода. И лишь немногие отзываются о нем как о методе «осторожном», «опасном». По мнению митрополита Илариона (Алфеева), оно опасно тем, что в этой области работает очень много шарлатанов, которые воздействуют на психику человека, заполняя внутреннюю пустоту зависимого неизвестно чем. Некоторые также считают этот метод опасным, но вынужденным. «Вынужденность» обуславливается самой особенностью человека, который, по слову свт. Григория Нисского, есть «самое непокорное животное».

В медицинской среде также замечается некая тревога за психику пациента. Имея свою статистику, специалисты этой области свидетельствуют о наличии частых депрессий, жуткой раздражительности и соматических заболеваниях. Правда, уверяют они, — это скорее единичные случаи. Другим свидетельством отрицательного влияния на психику человека могут служить частые замечания членов семей пьющего вроде таких: «лучше бы он (она) пил, иначе не был бы злым как собака».

Сколько бы мы ни говорили «за» и «против» «кодирования», самое главное, что одним механическим воздействием (каким является вообще суггестивная терапия) невозможно прервать зависимость от алкоголя, если не будет у человека какого-то внутреннего перерождения, внутренней силы противостоять этой страсти, этой болезни.

Что человек конкретно сделал, чтобы стать другим? Важно, прежде всего, изменить отношение к греху, сформировать желание жизни с Богом, поднять нравственный потенциал. Проживание без алкоголя не является показателем того, что человек освободился от власти зависимости. Человеку нужно дать понять, что жизнь — это драгоценный подарок Божий, которую надо прожить достойно. Церковь имеет множество примеров преображения человека, изменения жизни от личной встречи со Христом. Таким примером может быть евангельский Закхей, св. равноапостольная Мария Магдалина или блаженный Августин. На них, так или иначе, повлияло преображающее слово Божие. Они плоть сделали служанкой духу, покорили ее, тем самым изменив радикально свою жизнь.

Итак, сделаем некоторые выводы.

То, что сегодня мы привыкли называть «кодированием», в официальной медицине является целым комплексом именуемым «суггестивной терапией». По сложившемуся мнению или «по обычаю», мы неправильно называем «кодированием» все, что относится к лечению «суггестией» химически зависимых. Это не так. Имеются различные виды суггестии.

По своей сути «кодирование» не относится к оккультизму или к экстрасенсорике. Это скорее вынужденный, опасный, но все же допустимый психотерапевтический метод, имеющий своей целью сохранить общество, семью, личность.

Церковное мнение по этому вопросу не имеет догматического характера. Это всегда частное мнение при конкретной проблеме при отдельно взятой личности. Вопросы о применении подобных методов для лечения «заблудших овец» входят, таким образом, в область пастырского душепопечения. Целью православного пастыря в данном случае является не просто механически вылечить, а воссоздать образ Божий, сохранить благодать Святого Духа, поскольку «пьянство, — по словам свт. Василия Великого, — есть вражда на Бога… пьянство отгоняет Святого Духа».

Психотерапия химически зависимых – это вопрос, который до сих пор «висит в воздухе», поэтому обсуждая данную проблему, важно не занять крайних позиций. Принимая вслепую «кодирование», можно, не заметив, принять вместе с ним и оккультные практики, а отвергая его, нам придется отвергнуть психотерапевтический метод в целом, а также все «суггестивное», так или иначе встречающееся в нашей обыденной жизни.

Источники и литература:

  • Анастасий Синаит. Три слова об устроении человека по образу и по подобию Божиему // Альфа и Омега. 1998, № 4(18), с. 89-118; 1999, № 1(19), с. 72-91; № 2(20), с. 108-146.
  • Василий Великий, святитель. Творения. Ч. 6: Письма к разным лицам. – 1859. – 386 с.
  • Григорий Нисский. Об устроении человека. М., 1861.- 470 с.
  • Зеньковский В. В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. — М.: Изд-во Свято-Владимир. братства, 1993.
  • Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т.1, ч. 2: О священстве. – Почаев., 2005. – 1007 с.
  • Киприан (Керн) архим. Тема о человеке и современность // Православная мысль. Вып. 6. Париж, 1948, с. 125-139.
  • Кулганов В.А., Кузьмичева И.В. Принципы и методы лечения и профилактики химических зависимостей // Диагностика, коррекция и профилактика аддиктивных форм поведения и развития. Научно-практический семинар. – СПб., 2008, с. 133-152.
  • Кулганов В.А. Психотерапия алкоголизма и наркомании // Технологии психолого-социальной работы в условиях мегаполиса. – СПб., 2010, с. 244-247.
  • Наука, философия и религия в раннем пифагоризме. – СПб., Изд-во ВГК, Алетейя. – 1994. – 376 с.
  • Основы социальной концепции Русской Православной Церкви / Московский Патриархат. Священный Синод Русской Православной Церкви, Отдел внешних церковных связей. – М., 2001. – 127 с.
  • Филарет митр. Минский и Слуцкий. Богословие и антропологические концепции XX века // Человек. 2002, № 1, с. 118-126.

Интернет-ресурсы:

  • Философия Пифагора. – Режим доступа: http://www.gumfak.ru/
  • Калашникова Т. П. Кодирование от… – Режим доступа: http://duhovnik.com/node/216
  • Илларион Алфеев, митрополит. Вопрос-ответ про кодирование. – Режим доступа: http://vera.vesti.ru/docs?&p=86
  • Шапошников Е. А. Что такое гипноз с точки зрения официальной медицины? – Режим доступа: http://medinfa.ru/article/28/3915/
  • Психотерапевтический метод лечения алкоголизма. – Режим доступа: http://www.stop21.info/article/a-7.html
  • Филипп (Филиппов), игумен. Опасность кодирования. – Режим доступа: http://www.hram-st.obninsk.ru/arxiv/2009/gaz674.html


Опубликовано 11.11.2011 | Просмотров: 217 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter