Сергей Маляров. Преломление Хлеба

Сергей Маляров. Преломление Хлеба.

Вот уже две тысячи лет совершается таинственное и необъяснимое действие. Ни на один день не останавливалось оно с тех самых пор, когда было произнесено впервые «этот Хлеб – Мое Тело, и эта чаша с вином – суть Моя Кровь». Но как понять нам и, главное, как объяснить то, что происходит в храме во время выражения наивысшей, самой сильной, и, может быть, единственно настоящей благодарности – таинственного Благодарения Творца вселенной за жизнь, за мысли, за любовь, за утреннюю росу на ступнях и за звездное небо? Ведь то, что совершается в руках священника, от лица народа приносящего эту главную жертву Любви, – совершенно невероятно: в Хлебе Бог дает людям в пищу Самого Себя… Это настолько нелогично и непонятно, что совершенно ясно: такое невозможно вот так взять и придумать. И главное, это настолько близко каждому из людей, что всякий раз, подходя к Чаше, ощущаешь возвращение домой. Туда, где нет печали. К самой Заре таинственного дня жизни.

Сергей Маляров. Преломление Хлеба.Пожалуй, стоит начать с того, что приношение жертвы Богу – присуще всем религиям. Жертвенность как будто встроена в поведение человека, а особенно человека любящего. Так вот, такая жертвенность по отношению к Богу – существу, Которое никто и никогда не видел, – может означать только одно: человек внутренне чувствует тоску по Богу, нереализованную любовь, жажду высшего, человек хочет вернуться, восстановить потерянную связь. Человек исполнен светлой печали по святости. Это мы особенно хорошо чувствуем на себе, когда испытываем угрызения совести за дурной поступок. Величайший церковный писатель древности, блаженный Августин, выразил это ощущение вот какими словами: «Для Себя Ты создал нас, Господи, и не успокоится сердце наше, пока не найдет Тебя».

Сергей Маляров. Преломление Хлеба.Да, человечеству с самой его юности присуще осознание своего несовершенства. О состоянии отпадения человека от Совершенного и Всеблагого Бога говорят писания всех древних религий. Человек чувствует свою вину. И ему крайне важно ее загладить, отдать Совершенному Существу лучшее, что он имеет. Существует мнение, что древний человек придумал жертвы из-за чувства страха перед богами. Но этому мнению стоит противопоставить тот факт, что основные вещи в своей жизни человек делает не из страха, а из высших побуждений, из любви. В том числе, жертвует.

Но уже после появления христианства становится понятным, почему многочисленные и кровопролитные жертвы так мало помогают в деле восстановления человечества, изгнанного из рая: все жертвы были лишь человеческими. И потому – бессильными. Христианство говорит о Боге, Который Сам пришел на землю для того, чтобы вернуть людям счастье, возвратить детей Адама в потерянный рай. И Он принес высшую жертву – Самого Себя.

Хлеб и вино

Почему хлеб и вино? Ведь, по сути, это всего лишь материя, как и все видимое в этом мире. А материя всегда распадается, она непостоянна и тленна. Мы привыкли отождествлять материю со злом. Но тут стоит хорошо задуматься и открыть для себя, что все зло в мире происходит совершенно не из-за материи. Зло – духовно. Материя же сотворена Богом и отдана в пользование человеку. Материя становится злом только в руках человека. То есть от того, как человек относится к сотворенному Богом, возникает либо доброе, либо злое. Источник же греха – не само материальное, а подчинение материальному духовного, нарушение иерархии существующего, которую задумал и создал Творец.

Сергей Маляров. Преломление Хлеба.

Хлеб и вино. Они тоже могут быть как источником зла, так и высшим благом для человека. Злом – в злоупотреблении ими, в неразумной погоне за теми удовольствиями, которые они дают; и добром – добром высшим, разрушающим закон тления, – если мы их из любви отдаем Богу, Который, не нуждаясь ни в чем, благословляет их, освящает, делает их источником бессмертия и вечного веселия – Своим Телом и Кровью. И отдает нам, в знак взаимной любви.

Наша жизнь очень сильно зависит от пищи. Нет пищи – и человек умирает. В этом смысле хлеб и вино – это символ нашей жизни, которую мы добровольно, с благодарностью отдаем обратно Творцу. И Он возвращает нам этот дар, но с избытком, даруя той пище, которая должна стать частью нас самих, частью наших тела и крови, свойства бессмертного Его Тела и Его Крови. Чтобы мы приняли в себя уже не просто земную пищу, но чтобы частица бессмертия (а точнее, вся полнота Божественного и бессмертного, так как оно неразделимо) срастворилась с нашими телами, сообщая им бессмертные свойства.

Стать частью нашего тела

Таким образом, мы верим, что, причащаясь во время Таинства Евхаристии Тела и Крови Воплотившегося Бога, мы сами приобретаем божественные свойства. Конечно, это звучит почти абсурдно. Но вместе с тем это – обещание Бога, а Он ничего не говорит напрасно, Его Слово и стало причиной нашей жизни. И, по сути, такое соединение с Творцом – это центральный момент в нашей жизни. Пожалуй, если бы все люди с достаточным терпением, верой и пониманием отнеслись к призыву Спасителя соединяться с Ним в причастии Его Телу и Крови – не было бы тех ужасов войны, бедствий и непонимания в этом мире, о которых нам говорят и история, и собственный/личный опыт каждого из нас. Потому что человечество обрело бы единство с Богом, Который желает нашего счастья и хочет этому счастью нас научить.

В завершение стоит сказать о неопровержимом факте. Неопровержимом и отрезвляющем. Это факт смерти. Как писал Иосиф Бродский в письме к небезызвестному тирану прошлого, «умру и я, пишущий эти строки, умрете и Вы, эти строки читающий». Смерть – это факт, ужасный, настолько неприемлемый для человека, что многие почти не верят в него и потому творят зло. Но несмотря на то, верим ли мы в свою смерть или же никогда всерьез о ней не задумывались, все мы однажды умрем. И никто в этом мире не дает никаких гарантий, никаких обещаний бессмертия. Никто, кроме Того, кто «не от мира сего». Иисус Христос пообещал нам бессмертие. Он доказал возможность победы над смертью Своим Воскресением. И дал нам невероятный дар – возможность приобщаться Его бессмертному, Божественному Телу и Крови. В этом мире постоянной текучести, изменчивости и смерти то единственное, что может нас от этой смерти избавить, – это приобщение Телу и Крови Бога, однажды ставшего человеком, жившего среди людей, учившего, страдавшего, замученного и убитого. И воскресшего, и вознесшегося вместе с человеческим телом, тем самым открыв всем нам дорогу к бессмертию. Это причастие – словно якорь, удерживающий нашу связь с вечностью в буре жизни, в постоянном хаосе и неопределенности. Конечно, это вопрос веры. Конечно, не может быть никаких доказательств. Зато доказательств смертности человека у нас предостаточно. И лишь одно обещание. Обещание Бога, в Которого мы верим, о том, что тот, кто допускает в себя частичку Божества, кто способен довериться Богу, несмотря на факт смерти, будет воскрешен однажды для вечной жизни и вечной радости. Преломление Хлеба в Таинстве Благодарения – это единственная нить, связывающая наше смертное существо с бессмертием и вечностью.

Чтец Маляров Сергей. Магистр богословия, аспирант СПбДА

Опубликовано: журнал «НЕвский БОгослов» № 10


Опубликовано 28.04.2016 | Просмотров: 209 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter